Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 1. Первые приготовления к экспедиции

Люди отправляются в дальние, неведомые страны по разным причинам: одних побуждает к тому просто любовь к приключениям, других - неутолимая жажда научного познания, третьих, наконец, увлекают с проторенных путей манящие голоса эльфов, таинственность и очарование неизвестного. Что касается меня, то, я думаю, комбинация всех трех этих причин побудила меня еще раз попытать счастья на скованном льдами юге. Перед тем, участвуя в экспедиции на "Дискавери", я заболел и был отправлен домой до ее окончания, потому-то меня не оставляло желание во что бы то ни стало ближе узнать этот огромный континент, расположенный среди снегов и ледников Антарктики. В самом деле, полярные области покоряют сердца живших там людей особым образом, что едва ли понятно тому, кто никогда не покидал пределов цивилизованного мира. Помимо этого, я был убежден, что результаты научных исследований оправдают экспедицию, проведенную по намеченному мною плану.

Экспедиция "Дискавери" привезла в свое время огромный научный материал и в некоторых важных областях науки дала ценнейшие результаты, но я полагал, что следующая экспедиция может продвинуть дело еще далее. Экспедиция "Дискавери" изучила огромную цепь гор, тянущуюся с севера на юг, от мыса Адэр до 82°17' ю. ш., но куда направляется далее этот хребет, к юго-востоку или прямо на восток, и продолжается ли он на значительное расстояние, не было выяснено, а потому не были определены и южные границы равнины Великого ледяного барьера. Беглый взгляд, брошенный нами на Землю короля Эдуарда VII [King Edward VII Land] с борта "Дискавери", не позволял сказать ничего определенного относительно природы и протяженности этой земли, и тайна ледяной стены Великого барьера оставалась невыясненной. Точно также весьма существенным для науки было бы получить хотя бы некоторые сведения относительно движения ледяного покрова, образующего Барьер. Затем мне хотелось выяснить также, что находится за этими горами южнее широты 82°17' и поднимается ли там антарктический материк также в виде высокого плоскогорья, подобного тому, которое было найдено капитаном Скоттом за Западными горами. Многое следовало еще сделать и в области метеорологии. Эти работы имели особое значение для Австралии и Новой Зеландии - ведь на метеорологические условия этих стран антарктический материк оказывает значительное влияние. При всей бедности фауны Антарктики видами животных зоология этой области также представляла интерес. Особое внимание я хотел обратить на минералогические исследования, помимо общих геологических. Изучение южного полярного сияния, атмосферного электричества, приливных течений, гидрологии, воздушных течений, образования и движения льдов, вопросов биологических и геологических - все эти задачи представляли собою безгранично обширное поле исследований, и организация экспедиции с этими целями вполне оправдывалась бы уже из чисто научных соображений, независимо от желания достигнуть возможно более высоких широт.

Затруднения, встречающиеся большинству людей, которые пытаются организовать экспедицию, это прежде всего затруднения финансовые, и мне с ними пришлось также в первую очередь столкнуться. Снаряжение и отправка антарктической экспедиции требуют затраты не одной тысячи фунтов стерлингов, притом без надежды скоро вернуть их обратно и даже с полной вероятностью, что их вообще не удастся вернуть. Я составил смету возможно более экономную как в смысле снаряжения судна, так и в смысле личного состава экспедиции, но, несмотря на все мои усилия, мне более года не удавалось получить необходимой суммы. Я обращался за содействием к богатым людям, доказывал, как только умел, всю важность предполагаемых исследований, но денег получить не мог. Одно время мне даже казалось, что придется совсем бросить это предприятие. Однако я продолжал настойчиво хлопотать и в конце 1906 года получил некоторые обнадежившие меня обещания финансовой поддержки от нескольких своих личных друзей. Тогда я сделал еще одну попытку, и к 12 февраля 1907 года мне было обещано уже достаточно денег, чтобы я мог заявить окончательно об отправлении экспедиции на Юг. На деле, впрочем, некоторые из этих обещаний не могли быть выполнены, и как раз к моменту отплытия экспедиции из Англии мне пришлось столкнуться с большими финансовыми затруднениями. Только когда я прибыл в Новую Зеландию и правительства Новой Зеландии и Австралии с готовностью оказали мне щедрую помощь, финансовое положение экспедиции стало более удовлетворительным.

В марте 1907 года я набросал в статье, напечатанной в лондонском "Географическом журнале" [Geographical Journal], общий план работ экспедиции. Позднее этот план пришлось во многом изменить, как того потребовали обстоятельства. Замысел 12 был таков: экспедиция должна выйти из Новой Зеландии в начале 1908 года; судно доставит ее на антарктический континент, где предполагалась зимовка, выгрузит весь состав экспедиции, запасы и затем вернется. Устраняя зимовку на судне во льдах, я таким образом, делал ненужной организацию вспомогательной экспедиции с особым судном, так как то же самое экспедиционное судно могло притти на следующее лето и забрать нас.

"Береговой отряд экспедиции, - писал я, - состоящий из 9-12 человек, обладая надлежащим снаряжением, должен разделиться на три отдельные исследовательские партии, которые отправятся в путь весной. Одна из них пойдет на восток и, если будет возможно, выйдет к земле, известной под названием Земли короля Эдуарда VII. Далее партия должна будет пройти на юг вдоль берега, если он поворачивает в этом направлении, или соответственно - на север, и вернется, когда признает это необходимым. Вторая партия направится на юг тем же самым путем, каким шла Южная санная партия экспедиции "Дискавери". Ей надо будет держаться милях в 15-20 от берега, чтобы избежать передвижения по неровному льду. Третья партия пойдет к западу через горные хребты, но не прямо на запад, а по направлению к Магнитному полюсу.

Главная особенность снаряжения заключается в том, что для санных путешествий в восточном и южном направлениях будут взяты маньчжурские лошади, а для путешествия на юг, кроме того, специально приспособленный автомобиль. Я не собираюсь жертвовать научными целями экспедиции, но, говоря откровенно, вместе с тем приложу все усилия к тому, чтобы достичь Южного полюса. Обязательно буду продолжать также биологические, метеорологические, геологические и магнитные исследования экспедиции "Дискавери".

Кроме того, я предполагал пройти вдоль берегов Земли Уилкса [Wilkes Land]* и получить точные данные относительно этого района побережья.

* (Земля Уилкса (Wilkes Land] - побережье Антарктиды в австралийском квадранте, приблизительно между 100 и 140° в. д. В 1840 году была скорей угадана, нежели открыта американской экспедицией лейтенанта Чарльза Уилкса. Работами исследователей нынешнего столетия, в частности участниками австралазийской экспедиции 1912-1914 годов на судне "Аврора" под начальством профессора Дугласа Моусона, а также сотрудниками морской части советской комплексной антарктической экспедиции Академии наук СССР на дизель-электроходе "Обь" в 1955-1956 годах доказано, что часть "открытой" Земли Уилкса была воображаемой. Так, например, дизель-электроход "Обь" шел полным ходом по месту, на котором на карте значился Берег Сабрина, и глубины под килем корабля исчислялись сотнями метров.

"Несмотря на эту неувязку, - писал ранее Д. Моусон, - работы Уилкса имеют большую ценность. Он оконтурил массив пакового льда в том виде, в каком он был в 1840 году, и промерами установил ряд мелких мест, являющихся более убедительным свидетельством земли, чем его туманные и часто мало обоснованные утверждения" (Д. Моусон. В стране пурги. Изд-во Главсевморпути, Л., 1935). Небезинтересно вспомнить, что подробные инструкции по проведению гидрографических исследований написал для Уилкса русский адмирал И. Ф. Крузенштерн, использовавший богатый опыт русских моряков. )

Без сомнения, для такой небольшой экспедиции, как наша, программа эта очень смела, но я был уверен, что ее удастся выполнить, и полагаю, что сделанное нами до некоторой степени оправдывает эту уверенность. Перед отправлением из Англии я решил, что по возможности устрою базу экспедиции на Земле короля Эдуарда VII, а не в проливе Мак-Мёрдо, где находилась зимовка экспедиции "Дискавери", - таким образом, будет обследована совершенно новая область. Из дальнейшего описания видно, каким образом обстоятельства заставили меня отказаться от этого плана. Путешествие к Земле короля Эдуарда VII через Барьер не было предпринято, главным образом из-за непредвиденных потерь лошадей до начала зимы.

Все планы были тщательно разработаны на основании моего собственного опыта, приобретенного во время экспедиции на "Дискавери", а также на основании того, что мне было известно о снаряжении спасательных судов "Терра Нова" ["Terra Nova"] и "Морнинг" ["Morning"] и аргентинской экспедиции, отправленной на помощь шведам*. Я решил, что не буду основывать никакого экспедиционного комитета, так как экспедиция эта является всецело моим собственным предприятием, а взялся сам лично наблюдать за всей ее организацией.

* ("Аргентинской экспедиции, отправленной на помощь шведам..." - речь идет о шведской экспедиции Отто Норденшельда (племянника известного полярного мореплавателя А. Э. Норденшельда), отправившейся в 1901 году на судне "Антарктик" для исследования моря Уэдделла. Несмотря на неблагоприятные обстоятельства (гибель судна, невольное разделение экспедиции на три группы), исследователи благополучно перезимовали в самодельных хижинах, обследовали ряд островов, собрали ценные коллекции. В 1903 году шведы были подобраны аргентинской спасательной экспедицией на канонерке "Уругвай".)

Когда я увидел, что некоторые из обещаний поддержки не осуществились, а также, что Королевское географическое общество, несмотря на его сочувственное отношение, не имеет возможности оказать мне финансовую помощь, я обратился к ряду лиц с просьбой о поручительстве в банке с тем, что выкуплю эти гарантии в 1910 году по возвращении экспедиции. Именно таким путем я обеспечил сумму в 20 000 фунтов, составлявшую большую часть денег, необходимых для организации экспедиции. Я не могу не восхищаться доверием, которое оказали мне и моим замыслам поручившиеся за меня люди, зная при этом, что я смогу выкупить их гарантии только благодаря чтению лекций и продаже этой книги после окончания экспедиции. Когда финансовые вопросы были разрешены, я занялся покупкой снаряжения и продовольствия, подыскиванием судна и подбором персонала.

Снаряжение полярной экспедиции - задача, для разрешения которой требуется, помимо опыта в этом деле, еще и величайшее внимание к самым мелким деталям. После того как экспедиция покидает цивилизованный мир, она лишается всякой возможности исправить свои упущения или возместить забытые предметы. Справедливо считают, что исследователь должен быть мастером на все руки, умеющим обходиться теми материалами, которые окажутся в его распоряжении, однако пользование самодельными приспособлениями ведет к увеличению трудностей и дополнительной опасности. Главная цель при организации подобной экспедиции - подготовить ее к любым случайностям. Для меня было большой удачей, что мне в этом деле помогал м-р Альфред Рейд, который обладал уже значительным опытом в связи с подготовкой предшествующих полярных экспедиций. Я назначил м-ра Рейда управляющим делами экспедиции, и. он оказался незаменимым помощником. К счастью, мне в работе не мешали никакие комитеты. Весь контроль находился в моих собственных руках, и я избежал, таким образом, задержек, без которых не может обойтись дело тогда, когда каждая деталь зависит от решения группы людей.

Первым шагом было подыскать помещение в Лондоне, и мы избрали под штаб экспедиции меблированную комнату на Риджентстрит, 9. Персонал экспедиции в это время состоял из м-ра Рейда, курьера и меня самого, но на одном этаже с нами помещалось машинописное бюро, поэтому я имел возможность справляться с возраставшей изо дня в день корреспонденцией так же быстро, как если бы у меня были собственные машинистки стенографистки. Прежде чем публично объявить о своих намерениях, я составил смету стоимости провианта и снаряжения экспедиции, так что когда мы приступили к самой подготовке, никаких задержек не возникало. Нас не устроили бы услуги посредников, потому что для нас было жизненно важным обеспечить себя продуктами и снаряжением самого высокого качества. Поэтому, посоветовавшись с м-ром Рейдом, я наметил те фирмы, которым можно было поручить снабжение экспедиции. Затем мы связались с главами этих фирм, и почти во всех случаях нам охотно оказывали содействие и шли навстречу как в смысле цен, так и во всех деталях изготовления и упаковки.

При выборе провизии для полярной экспедиции необходимо учесть несколько весьма важных требований. Прежде всего, пища должна быть максимально здоровой и питательной. Ужасная болезнь - цынга считалась раньше неизбежным следствием продолжительного пребывания в полярных областях. Даже участникам экспедиции "Дискавери" во время их работы в Антарктике в 1902-1904 годах пришлось страдать от этого недуга, который часто развивается вследствие питания недоброкачественными и плохо сохранившимися продуктами. Теперь признано, что можно избежать цынги, уделяя пристальное внимание приготовлению и выбору пищевых, продуктов на научной основе.

И я сразу должен сказать, что наши усилия в этом направлении оказались успешными. За все время экспедиции у нас не было ни одного случая болезни, который бы прямо или косвенно был связан с качеством привезенных нами продуктов. Действительно, если не считать нескольких случаев насморка, повидимому, вызванного бактериями, завезенными с тюком одеял, во время зимовки никто не болел.

Второе условие - это чтобы пища, употребляемая во время санных экспедиций, была возможно более легкой, но при этом нужно помнить, что чересчур концентрированная пища труднее усваивается и поэтому менее питательна. Пищевые экстракты, которые, может быть, вполне подходят для обычного климата, в полярных условиях оказываются малопригодными, потому что при очень низкой температуре воздуха нормальную температуру тела можно поддерживать только жирной и мучной пищей и притом в довольно больших количествах. Затем пища санной экспедиции не должна требовать долгого времени для приготовления, иными словами, чтобы при варке достаточно было только довести ее до кипения, поскольку экспедиция может захватить с собой лишь ограниченное количество топлива. Более того, она должна быть съедобной и без всякой варки, так как может случиться, что топливо пропадет или будет израсходовано.

В выборе провизии для зимнего лагеря возможен больший простор, поскольку можно рассчитывать, что до этого пункта доберется судно и поэтому вопрос о весе не так важен. Я поставил себе целью обеспечить широкое разнообразие в пище, заготовленной на время полярной ночи. Долгие месяцы темноты действуют угнетающе на всякого человека, непривычного к таким условиям, и поэтому надо стремиться нарушить это однообразие всеми возможными средствами. Разнообразие в еде, сверх того, полезно для здоровья, а это особенно важно в период, когда люди вынуждены вести малоподвижный образ жизни и когда порой из-за плохой погоды они буквально по целым дням сидят взаперти.

Все это было принято нами во внимание при выборе продовольствия, важнейшие виды которого перечислены в прилагаемом списке. Я исходил в своих расчетах из потребностей двенадцати человек на два года, но эти цифры были увеличены в Новой Зеландии в связи с увеличением экипажа. Некоторые важные виды продуктов мы смогли получить сразу, другие виды, как, например, сухари и пеммикан (сушеное мясо), были специально изготовлены по моему заказу. Вопрос упаковки был связан с некоторыми трудностями, но, в конце концов, я решил использовать для продовольствия, а по возможности и для снаряжения ящики "Венеста"*. Эти ящики изготовлены из особых досок, представляющих собой три слоя березы или другого крепкого дерева, соединенных водонепроницаемой прокладкой. Они легкие, прочные, не боятся плохой погоды и оказались в высшей степени подходящими для наших целей. Заказанные мною ящики были размером 2 фута 6 дюймов на 15 дюймов; всего их было 2500 штук. Экономия в весе была примерно по четыре фунта на ящик по сравнению с обычной упаковкой, и, несмотря на грубое обращение с ящиками при выгрузке на мысе Ройдс [Cape Royds], когда экспедиция достигла Антарктики, у нас не было никаких неприятностей, вызванных поломками.

* (Винеста (Venesta) - название патентованной древесины.)

Запас продовольствия для берегового отряда на два года

 6720 ф. пшеничной муки тонкого помола от Кольмана 
 6000 ф. различных мясных консервов 
  600 ф. бычьих языков 
  800 ф. жареных и вареных кур, индеек, куриного мяса со специями 
 1000 ф. Йоркского окорока 
 1400 ф. уилтширского бекона 
 1400 ф. датского сливочного масла 
 1000 ф. молока 
 1000 ф. молочного порошка "Глэксо" 
 1700 ф. свиного сала, говяжьего нутряного сала и костного мозга 
 1000 ф. постного сахара 
  700 ф. демерарского сахара-сырца 
  500 ф. сахарного песку 
  260 ф. рафинада 
 2600 ф. разных рыбных консервов: пикша, сельдь, сардины двух сортов, лосось, макрель, омар, мальга, кефаль 
  500 ф. какао-экстра от Раунтри 
  350 ф. чая от Липтона 
 1000 ф. сыру, в основном сорта чедер 
   70 ф. кофе 
 1900 ф. различных джемов и варенья 
  330 ф. золотого сиропа 
 3600 ф. крупы и муки: овсяная мука и крупа, рис, ячмень, тапиока, саго, манная крупа, кукурузная мука, мозговой горошек, 
          зеленая фасоль, лущеный горох, чечевица, сухая фасоль 
 3400 ф. различных консервированных супов 
  600 ф. различных фруктов: абрикосы, груши и ломтики ананаса 
 1150 ф. бутылок консервированных фруктов 
 1000 ф. сухофруктов: слив, персиков, абрикосов, изюма, кишмиша, смородины, яблок 
  550 ф. соли 
   80    дюжин банок различных маринадов, приправ, специй, соусов и т. д. 
  120 ф. пуддинга с изюмом 
 2800 ф. различных сушеных овощей, что соответствует приблизительно 30 000 ф. свежих овощей: картофель, капуста, морковь, лук, 
          брюссельская капуста, цветная капуста, сельдерей, шпинат, шотландская морская капуста, пастернак, петрушка, мята, 
          ревень, грибы, свекла, артишоки 
 1000 ф. пеммикана (лучший сорт говядины с добавлением 60 процентов жира). Лучший пеммикан мы получили от фирмы Д. Бовэ в Копенгагене 
 2240 ф. сухарей из непросеянной муки с добавлением 25 процентов плаз мона* 
   12    дюжин банок консервированного говяжьего плазмона 
    6    дюжин банок плазмонового порошка 
    6    дюжин банок консервированного плазмонового какао 
  448 ф. сухарей из непросеянной муки 
  448 ф. сухарей Гарибальди 
  224 ф. имбирных пряников 
  150 ф. яичного порошка 
   20 ф. белкового порошка 
  200 ф. мясных экстрактов фирм "Оксо", "Лемко" и др.

* (Плазмон (казеон) - питательный порошкообразный препарат, получаемый от соединения натрия с казеином.)

Продовольствием, которое оказалось безукоризненным, нас снабжали следующие фирмы: фирма "Дж. энд Дж. Кольман, лимитед" (Норвич)-9 тонн пшеничной муки тонкого помола, 1/2 тонны самоподнимающейся муки, 1/2 тонны пшеничной муки крупного помола, 1 центнер кукурузной муки, 84 ф. сухой горчицы высшего качества, 13/4 гросса готовой горчицы; фирма "Раунтри энд компани, лимитед" (Йорк) - 1700 ф. какао-экстра (28 процентов жиров), 200 ф. королевского шоколада; фирма "Альфред Берд энд санс, лимитед" (Бирмингам)-120 дюжин пачек яичного порошка и порошков для приготовления печенья, желе и бланманже; "Либич'с икстрэкт ов мит компани лимитед" (Лондон) - "Оксо", "Сервис оксо имердженси фуд", "Лемко и Фрэй Бентос" - бычьи языки; "Ивэн, Санс, Лесчер энд Уэбб, лимитед" (Лондон) - 27 ящиков лимонного сока Монсеррат; фирма "Липтон лимитед" - 350 ф. цейлонского чая.

Запасы провизии были еще пополнены после прибытия "Нимрода" в Новую Зеландию. Веллингтонская фирма "Натан энд компани" поставила экспедиции 68 ящиков молочного порошка "Глэксо". Этот препарат, приготовленный из твердых частиц свежего молока, явился ценным дополнением к списку наших продуктов. От той же фирмы мы получили 192 ф. новозеландского сливочного масла и два ящика новозеландского сыра. Несколько фермеров любезно снабдили нас живыми овцами (32 штуки), которые были заколоты в Антарктике и заморожены для употребления во время зимовки. Пока "Нимрод" находился в Литлтоне [Lyttelton], мы получили еще несколько полезных подарков. Было намечено, что годовой запас продовольствия и снаряжения для 38 человек "Нимрод" доставит вторым рейсом на юг, когда отправится за береговым отрядом. Это было предупредительной мерой на тот случай, если "Нимрод" застрянет во льдах и будет вынужден зимовать в Антарктике, причем и в этом случае мы располагали бы годовым запасом продуктов. Ниже я привожу список основных продуктов вспомогательного продовольственного запаса.

Вспомогательный продовольственный запас для 38 человек на один год

  3800 ф. разных сортов новозеландских мясных консервов 
  1300 ф. новозеландского сливочного масла 
   100 ф. чаю 
    50 ф. кофе 
  1000 ф. какао-экстра от Раунтри 
    60    дюжин бутылок консервированных фруктов 
    16    дюжин банок джема 
   220 ф. различных рыбных консервов 
   540 ф. сардин 
   280 ф. новозеландского сыра 
  1440 ф. свежих новозеландских яиц, засыпанных солью 
   250 ф. сушеного инжира 
 11200 ф. муки тонкого помола от Кольмана 
   560 ф. пшеничной муки крупного помола от Кольмана 
    28 ф. сухой горчицы от Кольмана 
  13/4    гросса готовой горчицы от Кольмана 
   800 ф. различных сортов мяса 
  1600 ф. Йоркского окорока 
  2600 ф. бекона 
   560 ф. говяжьего нутряного сала 
  1600 ф. молока 
  2900 ф. сахару 
  2800 ф. различных рыбных консервов 
   450 ф. жестяных банок консервированных бобов в томатном соусе 
  3000 ф. варенья и джема различных сортов 
   500 ф. золотого сиропа 
  5800 ф. крупы и муки: овсяная мука и крупа, рис, ячмень, саго, тапиока, манная крупа, кукурузная мука, 
            зеленая фасоль, мозговой горошек, лущеный горох, чечевица, сухая фасоль 
  1050 ф. разных консервированных супов 
  1050 ф. груш, абрикосов и ломтиков ананаса в сиропе 
  1500 ф. сухофруктов 
    80    дюжин пинт различных маринадов, соусов, приправ и т. д. 
   240 ф. пудинга с изюмом 
  3700 ф. разных сушеных овощей, что соответствует примерно 40 000 ф. свежих овощей

После того как были сделаны основные заказы на продовольствие, я отправился вместе с м-ром Рейдом в Норвегию, чтобы получить там сани, меховую обувь и рукавицы, спальные мешки, лыжи и другие предметы снаряжения.

По пути из Халла [Hull] в Христианию [Осло] мне посчастливилось познакомиться с капитаном Пеппером [Pepper], коммодором уилсоновской пароходной линии. Он отнесся к экспедиции с живейшим интересом и в последующие месяцы оказал мне очень большую помощь, взяв на себя присмотр за изготовлением саней. Он приезжал в Христианию каждые две недели и лично следил за оснасткой саней, как это мог делать только моряк.

Мы прибыли в Христианию 22 апреля и там узнали, что м-р К. С. Христиансен [С. S. Christiansen], который делал сани для экспедиции "Дискавери", находится в Соединенных Штатах. Это было неудачей, но посоветовавшись со Скотт-Хансеном [Scott-Hansen]*, первым помощником на "Фраме" во время знаменитой экспедиции Нансена, я решил передать работу фирме "Л. К. Хаген энд К°".

* (Скотт-Хансен, Сигурд (Scott-Hansen, S.) (род. в 1868 г.) - норвежский полярный исследователь, первый помощник капитана, метеоролог, астроном и магнитолог знаменитой экспедиции Ф. Нансена на "Фраме" в 1893-1896 годах.)

Сани заказал по образцу саней Нансена, из отборного дерева и наилучшей работы. Их было сделано 10 двенадцатифутовых, 18 одиннадцатифутовых и 2 семифутовых. Самые большие предназначались для лошадей, одиннадцатифутовые годились как для лошадей, так и для людей, а маленькие сани предназначались для работ около зимовки и для коротких экскурсий, KOTOрые придется совершать научным сотрудникам экспедиции.

Материалом для саней служили выдержанный ясень и североамериканский орех. Кроме капитана Пеппера, за изготовлением саней от моего имени следили капитан Изаксен [Isaachsen]* и лейтенант Скотт-Хансен, оба опытные полярные исследователи. Их участие было для меня особенно ценным, потому что они, сумели при помощи разных небольших усовершенствований, мало понятных неспециалисту, добиться увеличения прочности, и удобства саней. По составившемуся у меня мнению, для пользования удобнее всего одиннадцатифутовые сани, так как при этой длине они еще не громоздкие, но в то же время достаточно длинны, чтобы свободно проезжать по застругам и торосистому льду. Фирма "Хаген энд К°" превосходно справилась с работой, и сани обладали всеми качествами, каких только я мог пожелать. Следующим шагом было обеспечить экспедицию меховыми вещами; с этой целью мы отправились в Драммен [Drammen] и договорились обо всем необходимом с м-ром В. К. Мёллером. Мы выбрали для спальных мешков олений мех, взяв для этой Цели шкуры молодых оленей с короткой и густой шерстью, так как этот мех менее подвержен износу в условиях сырости, чем мех взрослых. Заказ на меха был невелик. По опыту экспедиций "Дискавери", я решил применять мех лишь для защиты ног и рук, а также для спальных мешков, тогда как одежду взял шерстяную, плотную, непроницаемую для ветра. Всего заказали три больших спальных мешка, каждый на трех человек, и дюжину односпальных. Внутри каждый мешок был из оленьего меха, швы прочно обшиты кожей. Один борт находит на другой примерно на 8 дюймов, а капюшон пришит. В каждом имелось по три крючка, для того чтобы застегивать мешок, когда человек находится внутри. Расстояние между крючками 8 дюймов. Односпальный мешок в сухом состоянии весил около 10 фунтов, но вес, разумеется, увеличивался, поскольку мешки при употреблении пропитывались влагой.

* (Изаксен, X (Jsaachsen, Н.) - норвежский полярный путешественник. В 1898-1902 годах исследовал вместе со своим соотечественником, известным полярным мореплавателем О. Свердрупом острова Канадского архипелага.)

Обувь, которую я заказал, состояла из 12 пар обыкновенных финских сапожек - финеско [finnesko]* из оленьего меха, 12 пар специальных финеско и 60 пар лыжных ботинок [ski-boots]** различных размеров. Обыкновенные финеско делаются из шкуры с головы оленя-самца мехом наружу и имеют, грубо говоря, форму очень больших ботинок без шнуровки. Они достаточно велики, чтобы вместить ногу, несколько пар носков и прокладку из сеннеграса [sennegrass]*** и являются на редкость удобной и теплой обувью. Специальные финеско делаются из шкуры с ног оленя-самца (камусов), но их нелегко достать по той причине, что местные жители, не без оснований, предпочитают приберегать лучшее для себя. Я послал человека в Лапландию****, чтобы он постарался достать финеско самого лучшего сорта, но ему удалось выменять только 12 пар. Лыжные ботинки делаются из мягкой кожи так, что передок сходится прямо под подошвой, а поверх пришивается плоский кусок кожи. Они специально предназначены для лыж, а также пригодны для носки летом. Они не стесняют свободы движений и не пропускают воды. Каблук очень низкий, так что нога твердо стоит на лыжах. Я купил пять готовых оленьих шкур для починки и набор принадлежностей для ремонта: жилы, иглы и вощеные нитки.

* (Финеско (finnesko) - национальная обувь жителей Финляндии в виде невысоких меховых сапожек, похожих на широко распространенные на Русском Севере унты, но только с более короткими голенищами (см. рис. на стр. 27).)

** (Лыжные ботинки (ski-boots) - род легкой теплой обуви вроде пьексов (см. рис. на стр. 36).)

*** (Сеннеграс (sennegrass) - иначе альпийская трава-осока, употребляемая на Севере в качестве подстилки и утепления обуви.)

**** (Лапландия - географическая область на севере Скандинавского полуострова и к востоку от него, включая и Кольский полуостров; в настоящее время расположена на территории СССР, Финляндии, Швеции и Норвегии.)

Я уже упоминал, что в финеско кладут сеннеграс. Это сухая трава с длинными волокнами, обладающая свойством впитывать влагу. Я купил в Норвегии 50 кг (109,37 ф.) этой травы для экспедиции. Трава продается в виде плотно увязанных пучков. Перед тем как надеть финеско, немного травы укладывается слоем внутри вдоль подошвы. Затем, когда финеско надет, траву набивают еще вокруг пятки. Она впитывает влагу, выделяемую кожей, и не дает носку примерзнуть к подошве, из-за чего финеско трудно было бы снять с ноги. На ночь траву вынимают, перетряхивают и дают ей замерзнуть. Впитанная влага собирается в виде инея, большую часть которого удается стряхнуть перед тем, как утром вложить траву обратно. Трава постепенно расходуется, поэтому следует брать с собой довольно большой запас; она очень легкая и занимает мало места.

Я заказал м-ру Мёллеру 60 пар рукавиц из волчьих и собачьих шкур мехом наружу и достаточно длинных, чтобы защищать запястье. У рукавиц было одно отделение для большого пальца и второе - для всех остальных, они надевались поверх шерстяных перчаток и легко снимались, когда требовалось освободить пальцы. Чтобы не потерять, мы вешали их на шею на ламповом фитиле.

Кроме этого, я заказал в Норвегии также 12 пар лыж фирме "Гаген энд К°". Во время санных экскурсий мы ими не пользовались вовсе, но они были полезны при ходьбе в окрестностях зимовки. Все заказы должны быть готовы и доставлены в Лондон к 15 июня, так как предполагалось, что "Нимрод" отплывет из Англии 30 июня 1907 года.

В то время я еще окончательно не решил купить "Нимрод", хотя переговоры об этом уже велись. Поэтому, прежде чем покинуть Норвегию, я заехал в Сандифьорд [Sandyfiord], чтобы попробовать договориться с К. Христиансеном, владельцем судна "Бьорн" [Bjorn]-оно было специально построено для работы в полярных условиях и казалось очень подходящим для моих целей. Это пароход 700 тонн водоизмещения, с сильной машиной тройного расширения, во всех отношениях гораздо лучше оборудованный, чем сорокалетний "Нимрод". Выяснилось, однако, что при всем своем желании я не в состоянии купить "Бьорн".

В заключение я сделал специальные заказы некоторым норвежским консервным фирмам на особые сорта консервированных продуктов, таких, как рыбные тефтели, жареная оленина и жареное мясо белых куропаток, которые оказались роскошным лакомством во время зимней ночи на полярном юге.

По возвращении в Лондон я купил "Нимрод", который в это время находился на промысле тюленей и должен был скоро вернуться в Ньюфаундленд. Судно это мало и старо, максимальный ход его под парами едва достигает шести узлов, но, с другой стороны, оно было очень прочно построено и способно переносить самые тяжелые ледовые условия. За свое долгое существование оно не раз участвовало в боевых стычках со льдами.

"Нимрод" вернулся в Ньюфаундленд не так скоро, как я ожидал, к тому же по возвращении он оказался слегка поврежденным от столкновения со льдами, которые сломали ему фальшборт. Специалисты осмотрели (по моему поручению) судно и признали его вполне пригодным, и 15 июня "Нимрод", сделав быстрый переход, пришел в Темзу.

Должен признаться, я слегка разочаровался при первом осмотре маленького судна, которому предполагал доверить надежды и чаяния многих лет. Оно было очень ветхим, насквозь пропахло тюленьим жиром. Осмотр в доке показал, что необходимо его проконопатить, просмолить, а также сменить мачты: судно имело оснастку шхуны, но мачты на нем подгнили. Я же хотел иметь возможность плыть под парусами на случай, если сломается машина или кончится запас угля. Оставалось всего несколько недель до назначенного нами срока отплытия, поэтому было ясно: чтобы закончить работу в срок, придется форсировать ее всеми силами. Тогда я еще не подозревал о многих хороших качествах "Нимрода", и едва ли мое первое суждение о славном старом корабле было справедливым.

Я сразу же передал судно фирме "Р. и X. Грин" в Блэкуолле [Blackwall], знаменитой старой фирме, которая уже выполняла работы по оснащению и ремонту кораблей для других полярных экспедиций. Судно поставили в док, чтобы проконопатить и просмолить. С каждым днем оно приобретало все более приемлемый вид. Следы прошлых столкновений с пловучими льдами исчезли, а мачты и снасти были подготовлены к будущим испытаниям. Даже неотступный запах тюленьего жира ослабел, после усиленного мытья палуб и трюмов. В конце концов, я почувствовал, что вид "Нимрода" не наносит ущерба чести экспедиции, а позднее я просто гордился крепким маленьким судном.

Тем временем мы с м-ром Рейдом были поглощены подбором снаряжения, и я начал подыскивать людей для экспедиции.

Как указывалось в первом публичном заявлении об экспедиции, в мои планы не входила зимовка "Нимрода" в Антарктике. "Нимрод" должен был высадить береговой отряд с запасами продовольствия и снаряжения и затем вернуться в Новую Зеландию, где ему следовало оставаться до тех пор, пока не придет время вернуть нас в цивилизованный мир. Поэтому надо было позаботиться о подходящем доме, в котором можно было бы провести полярную ночь до наступления времени, удобного для санных экспедиций. Такой дом должен был служить нам защитой от антарктических снежных бурь и жестоких зимних холодов.

Вначале предполагалось, что дом будет рассчитан на 12 человек, однако позже, когда количество людей увеличилось до пятнадцати, я решил, что внешние размеры дома должны быть 33 фута.(9,9 м) в длину, 19 футов (5,8 м) в ширину и 8 футов (2,4 м) в высоту до карниза. Это не очень много, особенно если учесть, что нам требовалось разместить там большое количество предметов снаряжения и часть продовольствия. Но малое помещение означает экономию топлива.

Дом был специально построен по моему заказу фирмой Хамфри в Найтсбридже fKnightsbridge]. После окончания и осмотра его разобрали на части и погрузили на "Нимрод". Остов был сооружен из толстых еловых бревен высшего качества. Крыша, пол и все отдельные части сделаны на шипах и на болтах, чтобы облегчить установку их в Антарктике. Стены усилили железными креплениями, так же как и стропила, поддерживающие крышу. Стены и крыша были покрыты снаружи сперва толстым кровельным войлоком, затем на дюйм врезанными одна в другую досками, а внутри выложены еще слоем войлока с тонкой обшивкой из досок. В дополнение к этому ввиду крайних холодов пространство, примерно в четыре дюйма, между внутренней обшивкой и войлоком было заполнено пробковыми опилками, хорошо изолировавшими от холода. Дом этот устанавливался на деревянных столбах, которые предполагалось врыть в землю или в лед. На гребне крыши укрепили кольца, сквозь которые можно было продеть канаты для дополнительного укрепления против действия сильных ветров. В доме имелись две двери и между ними небольшие сени, так, чтобы открывание наружной двери не вызывало притока холодного воздуха; для сохранения тепла оконные рамы были также двойными, в потолке находились вентиляторы, выведенные на крышу, открывавшиеся И закрывавшиеся изнутри. Никакой внутренней отделки не было. Мебели взяли очень мало, только несколько стульев, так как я собирался изготовить скамьи, койки и прочие необходимые принадлежности обихода из ящиков. Освещение предполагалось ацетиленовое, и с этой целью были взяты газогенератор, необходимый трубопровод и запас карбида. Печь специально для нас построили "Смит и Уэлстид" в Лондоне - в четыре фута длиной и в два фута четыре дюйма шириной, на ножках, с топкой для каменного угля. Она должна была топиться непрерывно день и ночь и своей большой наружной поверхностью обогревать весь дом. Печь эта служила и плитой; сверху на трубе из оцинкованной стали имелся вращающийся колпак. Кроме того, мы взяли с собой переносную печку на ножках с котлом для горячей воды в задней части очага, соединенным с колонкой на 15 галлонов. Но так как в ней не было нужды, то мы ее и не устанавливали.

Для санных поездок я взял шесть походных алюминиевых кухонь Нансена того образца, который с незначительными видоизменениями был принят со времени знаменитой экспедиции Нансена в 1893-1896 годах*. Палатки - я взял их шесть штук - были сделаны из легкого уиллесденского, не боящегося сырости тика, с входом в виде хоботка из непромокаемого габардина. Они были зеленого цвета, так как этот цвет среди белых снежных равнин успокаивающе действует на глаза. Вес каждой из них - 30 фунтов вместе с пятью шестами и брезентом для пола.

* ("... со времени знаменитой экспедиции Нансена в 1893-1896 годах" - Шеклтон подразумевает арктическую экспедицию норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена на судне "Фрам" в Центральную Арктику. Об этой замечательной экспедиции см. двухтомный труд Ф. Нансена "Фрам" в Полярном море" (Географгиз, М., 1956).)

Каждый член экспедиции получил два зимних костюма из тяжелой синей флотской ткани, отороченной егеровским искусственным мехом. Костюм состоял из двубортной куртки, жилета и брюк и весил целиком 143/4 ф. Белье было получено от фирмы "Доктор Егер сэнитери вулен компани". Я заказал следующие предметы:

  48 фуфаек с двойной грудью 
  48 пар кальсон с двойным передом 
  24 пижамы 
  96 рубашек с двойной грудью 
  24 набрюшника 
  12 вязаных шерстяных жилетов 
  12 пар комнатных туфель на подкладке 
  42 дорожные шапки с подкладкой из фланели 
  48 пар шерстяных рукавиц 144 пары носков 
 144 пары чулок 
  48 свитеров 
 144 пары спальных носков из овечьей шерсти 
  48 пар рукавиц 
  48 пар перчаток 
  48 пар напульсников 
  12 пар бакстонских фетровых сапог* 
  12 телогреек

* ("...бакстонских фетровых сапог" - обувь вроде русских фетровых валенок или бурок, изготавливавшихся из овечьей шерсти старинной английской текстильной фирмой "Buxton".)

В полярных условиях нужно иметь верхнюю одежду из материала, непроницаемого для ветра, и я заказал 24 костюма из непромокаемого габардина, состоящих из короткой блузы, комбинезона и капюшона. Для зимовки мы взяли четыре дюжины егеровских верблюжьих одеял и 16 верблюжьих спальных мешков, каждый на три человека.

Выходя из Литлтонского порта, 'Нимрод' прощается с 'Могучим'- флагманским кораблем австралийской эскадры
Выходя из Литлтонского порта, 'Нимрод' прощается с 'Могучим'- флагманским кораблем австралийской эскадры

В качестве транспортных средств я решил взять собак, лошадей и, для помощи в продолжительных путешествиях, автомобиль, но свои главные надежды я все же возлагал на лошадей. Собаки оказались малопригодными на барьерном льду. Делая попытку использовать автомобиль, я исходил из своих наблюдений над характером поверхности барьерного льда, но знал, что ввиду ненадежности условий не следует слишком полагаться на машину. В то же время я был уверен, что маленькие, но сильные лошадки, настоящие пони, которыми пользуются в северном Китае и Маньчжурии, окажутся вполне пригодными, если их удастся довезти до антарктического материка. Я видел таких пони в Шанхае и слыхал о том, какую службу они сослужили экспедиции Джексона-Хармсуорта*. Они могут тащить тяжелые грузы при очень низких температурах, отличаются выносливостью, тверды на ногах и отважны. Как я заметил, они с успехом применялись для очень тяжелой работы во время русско-японской войны, и мой друг, который бывал в Сибири, сообщил мне дополнительные сведения относительно их способностей. Поэтому я связался с управляющим Лондонским отделением гонконгского и шанхайского банков м-ром К. С. Эддисом [С. S. Addis], который смог обеспечить мне содействие ведущей ветеринарной фирмы в Шанхае.

* ("...экспедиция Джексона - Хармсуорта" - речь идет об арктической экспедиции английского альпиниста Фредерика Джорджа Джексона (Jackson, F. G.), работавшей на Земле Франца-Иосифа в 1894-1897 годах. Эта и другие экспедиции Джексона были субсидированы английским меценатом - крупным фабрикантом Альфредом Хармсуортом (Harms- worth, А).)

Участники Британской антарктической экспедиции 1907-1909 гг.: (вверху, слева направо) Марстои, Дэвид, Моусон, Маккей; (внизу, слева направо) Шеклтон, Адамс, Уайлд, Маршалл
Участники Британской антарктической экспедиции 1907-1909 гг.: (вверху, слева направо) Марстои, Дэвид, Моусон, Маккей; (внизу, слева направо) Шеклтон, Адамс, Уайлд, Маршалл

Человек, знакомый с этим делом, был специально отправлен по моему поручению в Тяньцзинь и выбрал там примерно из 2000 лошадей, приведенных для продажи из северных районов, пятнадцать наилучших для моей экспедиции. Все выбранные лошади были в возрасте не меньше 12 и не старше 17 лет. Это были дикие лошадки, выращенные в Маньчжурии, ростом приблизительно в метр и разных мастей. Все они отличались прекрасным здоровьем, силой, были своенравны и игривы и готовы к любой самой тяжелой работе на покрытых снегом полях. Купленных лошадей перевезли на пароходе в Австралию, причем они свободно перенесли высокие температуры тропиков; в конце октября 1908 года лошади прибыли в Сидней, где их встретил м-р Рейд, и оттуда сразу же были доставлены на пароход, направлявшийся в Новую Зеландию. Правительство колоний пошло нам навстречу, сняв карантинные ограничения, которые иначе повлекли бы за собой необходимость подвергать лошадей действию летнего зноя в течение нескольких недель. Через 35 дней после того, как они покинули Китай, животные были высажены в порту Литлтон на остров Квэйл [Quail Island], где могли беззаботно носиться или пастись в праздной роскоши. Я решил взять с собой также автомобиль, так как по прежнему опыту знал, что на Великом ледяном барьере мы встретим твердую поверхность, и по крайней мере первую часть путешествия к югу можно будет совершить с помощью автомобиля. По достаточно хорошей поверхности льда машина сможет тянуть большой груз с порядочною скоростью.

Слева направо: Мёррей, Армитедж, Робертс, Макинтош
Слева направо: Мёррей, Армитедж, Робертс, Макинтош

Я выбрал 12-15-сильный автомобиль Нью-Эррол-Джонстона [New Arrol Johnston], снабженный специально изготовленным четырехцилиндровым мотором с воздушным охлаждением и зажиганием при помощи магнето Симс-Бош. Пользоваться для охлаждения водой было невозможно, так как она неминуемо бы замерзла. Вокруг карбюратора была устроена особая рубашка и туда подведены отработанные газы одного из цилиндров для подогревания смеси в камере. Отработанные газы других цилиндров проведены в глушитель, который одновременно служил для согревания ног водителя. Шасси автомобиля было стандартного типа, но фирма позаботилась о том, чтобы придать ему максимальную прочность, учитывая, что автомобилю, вероятно, придется выдерживать серьезное напряжение при низкой температуре. Я заказал также полный набор всех запасных частей на случай поломок, а для смазки машины фирмой "Прайс энд компани" было специально изготовлено незамерзающее масло.

Слева направо: Джойс, Брокльхёрст, Дэй, Пристли
Слева направо: Джойс, Брокльхёрст, Дэй, Пристли

Бензин мы взяли в обычных жестяных баках. Я запасся колесами нескольких специальных образцов, как и обычными колесами с резиновыми шинами, а также заказал деревянные полозья, чтобы подкладывать их под передние колеса при передвижении по рыхлой поверхности; при этом колеса помещались поверх полозьев в тормозных колодках. В своем первоначальном виде автомобиль имел два сиденья и широкое помещение позади для груза. Он был запакован в огромный ящик и прочно укреплен посередине палубы "Нимрода". В этом положении он благополучно совершил путешествие до Антарктики. Как сказано, я мало надеялся на собак, но все же считал нужным взять их. Я знал, что у одного собаковода на о-ве Стюарта [Stewart Island] в Новой Зеландии есть собаки, происходящие от тех сибирских собак, которых брала с собой экспедиция Ньюнса-Борхгревинка*. Я телеграфировал ему, что прошу прислать мне, сколько он сможет, этих собак, до сорока штук. Он смог дать мне только девять, но этого количества оказалось достаточно для нужд экспедиции; появление щенков во время пребывания на юге увеличило число собак до двадцати двух.

* ("...экспедиция Ньюнса - Борхгревинка" - подразумевается антарктическая экспедиция норвежского натуралиста Карстенс Эгеберг Борхгревинка (Borchgrevink, C. E.) 1898-1900 годов на судне "Южный крест"), снаряженная на средства лондонского издателя Джоржа Ньюнса (Newnes, G.). До этого, а именно в 1894 году, Борхгревинк предпринял свое первое плавание в Антарктику в качестве матроса китобойного судна, промышлявшего в море Росса, и первым из людей высадился на материке Антарктиды, на мысе Адэр, где пробыл всего несколько часов. В 1898 году, возглавляя экспедицию на судне "Южный крест", Борхгревинк основал с исследовательскими целями в бухте Робертсона (на мысе Адэр) первую в Антарктиде зимовку. За год пребывания на южном материке он провел серию магнитных и метеорологических наблюдений, нанес на карту часть побережья Земли Виктории. В 1900 году, продолжив плавание на восток вдоль Великого барьера Росса, открыл углубление в Барьере - проход Борхгревинка, полого спускавшийся к морю. Поднявшись на лед, Борхгревинк с двумя спутниками совершил экскурсию на собачьих упряжках в глубь шельфового ледника Росса до 78°50' ю. ш.)

Буксирный пароход 'Куниа' во время шторма. Волна, показанная на снимке, затем обрушилась на палубу 'Нимрода', причинив значительный ущерб
Буксирный пароход 'Куниа' во время шторма. Волна, показанная на снимке, затем обрушилась на палубу 'Нимрода', причинив значительный ущерб

Я обратился в Королевское общество естественных наук в надежде получить взаймы магнитные приборы Эшенхагена [Eschenhagen], которыми пользовалась экспедиция "Дискавери", но общество не могло этого сделать, так как приборы были уже обещаны для какой-то другой работы. Королевское географическое общество ссудило мне три хронометра, которые к тому же были сначала тщательно отремонтированы и выверены. Один хронометр я купил, еще один мне дали директора "Скиннерс компани", и этот последний оказался самым точным из всех, так что я именно его взял с собой во время путешествия к полюсу. Географическое общество передало Адмиралтейству мое заявление с просьбой дать мне на время некоторые инструменты и карты. Адмиралтейство щедро снабдило меня следующими предметами:

 3 инклинатора Ллойд Крика 
 3 морских хронометра 
 1 шестифутовый протрактор 
 1 комплект мореходных карт от Англии до мыса Доброй Надежды и от мыса Доброй Надежды до Новой Зеландии 
 1 комплект мореходных карт Антарктики 
 5 комплект мореходных карт от Новой Зеландии через Индийский океан к Адену 
 1 комплект мореходных карт от Новой Зеландии в Европу через мыс Горн 
 2 стандартных морских батометра 12 глубоководных термометров 
 1 судовую подзорную трубу 
 1 стандартный судовой компас 
 2 азимутных зеркала конструкции лорда Кельвина 
 1 глубоководный лот 
 3 кренометра 
 1 астрономический телескоп диаметром в 3 дюйма 
 1 глубоководный лот Лукаса

Остальные научные приборы и инструменты я заказал фирме "Кери, Портер энд компани, лимитед" в Лондоне. В частности, в заказ вошли следующие предметы:

  1 шестидюймовый теодолит с микрометрическими винтами и лимбом с точностью показаний до 5 секунд 
  1 электрический термометр, к нему: 440 ярдов кабеля, рекордер, батарея, 100 бланков для диаграмм, барабан  
    записывающего прибора с заводом на 25 часов 
  3 трехдюймовых портативных астрономических теодолита с телескопическим штативом 
  1 небольшой секстант 
  6 походных компасов со светящимися циферблатами 
  3 трехдюймовых контрольных анероида со шкалой высоты в 15 000 футов 
  3 карманных анероида 
  4 стандартных термометра 
 12 глубоководных термометров адмиралтейского образца 
 12 глубоководных регистрирующих приборов адмиралтейского образна 
  4 призматических компаса конструкции Королевского географического общества 
  1 портативный искусственный горизонт из алюминия 
  2 небольшие мензулы с алидадами 
  2 барографа 
  2 термографа 
  1 весы Эртлинга с набором разновесов 
  1 анемометр Робинзона 
 75 различных термометров 
  1 теодолит с диаметром трубы в 5 дюймов на низком треножнике 
 15 увеличительных стекол 
  1 ночной бинокль 
  1 сверхсильный бинокль 
  2 микроскопа 
     Большое количество специальных карт и планов, чертежных материалов и инструментов, стальных цепей и лент, 
    нивелирных реек, нивелирных кольев и т. д.

Среди прочих приборов, которые были с нами в экспедиции, следует отметить четырехдюймовый теодолит с микрометрическими винтами Рива. Фотографическое оборудование включало 9 фотоаппаратов различных марок, оборудование для темной комнаты и большой запас пластинок, пленок и химикалий. Мы взяли также кинематографический аппарат, для того чтобы иметь возможность зафиксировать любопытные повадки тюленей и пингвинов и наглядно продемонстрировать на родине, что значит тащить сани по льду или снегу.

В состав нашего снаряжения входило такое множество различных предметов, что невозможно перечислить их здесь подробно. Я стремился предусмотреть любые возможные нужды, поэтому в снаряжение вошло все, начиная от гвоздей и иголок до пишущей машинки Ремингтона и двух швейных машин Зингера. У нас имелись также граммофон с большим запасом пластинок, типографский станок со шрифтами, валиками, бумагой и другими принадлежностями для печатания во время полярной ночи; были даже хоккейные клюшки и футбольный мяч.

Финеско
Финеско

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"