Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пионеры

Еще античные географы, жившие более двух тысяч лет назад, высказывали предположение, что Земля - шар. В те далекие времена плавания совершались лишь в пределах Средиземного моря, древние географы строили свои смелые гипотезы умозрительно. Им было известно, что к западу от Гибралтарского пролива простирается Атлантический океан, а к югу от Аравийского полуострова - Индийский океан. Размеров этих океанов они не знали, но предположили, что в южном полушарии для равновесия должна быть такая же масса суши, как и в северном.

Затем пришло средневековье, когда живую человеческую мысль сковали церковники-схоласты. Учение о шарообразности Земли было объявлено еретическим. Но поступательное развитие человечества, практическая деятельность людей постепенно раздвигали мрачную завесу мракобесия. Наступила эпоха Возрождения, давшая миру великих мыслителей, художников, писателей, путешественников. Вспомнили об учениях античных географов. Возродилось представление о существовании обширного Южного континента. На большинстве географических карт XVI-XVII веков его можно видеть под названием Terra Australis Incognita, что значит Земля Южная Неведомая. Северные границы его простираются на этих картах почти до экватора.

В 1487 году португалец Бартоломеу Диаш обогнул мыс Доброй Надежды - южную оконечность Африки. После этого картографы стали отделять Южный континент от Африки широким проливом. В 1520 году Фернан Магеллан проплыл из Атлантического океана в Тихий проливом, который впоследствии был назван Магеллановым. Огненную Землю, к югу от пролива, географы того времени принимали за выступ опять-таки Южного континента. Это ложное мнение продержалось более 50 лет. В 1578 году во время плаваний кораблей английского пирата Френсиса Дрейка было обнаружено, что Огненная Земля лишь архипелаг гористых островов, к югу от которого простирается океан. Даже северный берег острова Новая Гвинея, открытый испанцами в 1544 году, географы тех лет принимали за часть берега мифического Южного континента, пока в 1606 году испанский мореплаватель Луис Торрес не доказал, что Новая Гвинея всего лишь остров в экваториальной зоне океана. Позднее за части Южного континента принимали Австралию, пока голландский мореплаватель Абель Тасман в 1642 году не обогнул ее с юга. Новые открытия - и новые заблуждения: Тасман в этом плавании увидел северный берег еще одной земли, названной впоследствии Новой Зеландией, и посчитал ее за выступ Южного континента.

В 1770 году англичанин Джемс Кук обогнул с юга и Новую Зеландию. После первой кругосветной экспедиции Кука самый крупный массив суши в умеренной зоне южного полушария стал называться Австралией, что значит "Южная", И все же вера в существование Антарктического континента продолжала жить, только границы его отодвинулись дальше на юг, в полярные широты. Как это часто бывает - неизвестность порождает выдумки и легенды. Так, например, в 1663 году в Париже был опубликован отчет, в котором рассказывалось, что некий капитан Гонневиль где-то на юге Атлантического океана открыл материк с умеренным климатом, населенный Кроткими и общительными людьми. Французские географы стали на картах к югу от Африки помещать берег Земли Гонневиля. Из Франции отправляются одна экспедиция за другой в поисках этой земли. Они открывали небольшие острова, населенные птицами и тюленями. В 1772 году из Англии вышла вторая экспедиция Джемса Кука на парусных кораблях "Резолюшн" и "Адвенчер".

Кук на "Резолюшн" совершил кругосветное плавание в южных широтах, заходя местами южнее Полярного круга, встречая айсберги и морские льды. В конце этого плавания, в январе 1775 года, в юго-западной части Атлантического океана с борта "Резолюшн" англичане увидели остров, которому дали имя Георгия, в честь английского короля (впоследствии названный островом Южная Георгия). Направившись далее к юго-востоку, они издали увидели горные вершины, которые Кук назвал Землей Сандвича. Сандвич тогда был первым лордом Британского адмиралтейства. Далее Кук направил свое судно в порт Кейптаун (Южная Африка).

Закончив плавание вокруг кольца южных вод, Кук писал в своем отчете: "Я обошел океан южного полушария на высоких широтах и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах, недоступных для плавания".

Таким образом, Кук не отрицал возможности существования суши в районе Южного полюса. В отчете он пишет об этом определенно: "Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или значительная земля. Напротив, я убежден, что такая земля там есть, и возможно, что мы видели часть ее. Великие холода, огромное число ледяных островов и плавающих льдов, все это доказывает, что земля на юге должна быть".

Однако высказывания Кука о возможности существования суши вблизи Южного полюса не были приняты во внимание, прежде всего в самой Англии. Ученые, прикомандированные к экспедиции Кука, доказывали, что, кроме открытых экспедицией Земли Сандвича и острова Южная Георгия, другой земли в южнополярной зоне нет. И им поверили. Многие географы с этого времени стали изображать на картах и глобусах в южном полушарии сплошной океан от умеренных широт до Южного полюса. Почти 50 лет ни один корабль не заходил южнее, чем это удалось английским морякам на "Резолюшн".

Через 45 лет после Кука, в декабре 1819 года, Первая русская антарктическая экспедиция под начальством Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева произвела морскую опись южного берега острова Георгия, и ряду приметных мест были даны имена участников экспедиции - мысы Порядина, Демидова, Куприянова, залив Новосильского, остров Анненкова. Далее при следовании на восток русской экспедицией были открыты скалистые острова, названные островами Траверсе - по имени тогдашнего морского министра России. Островам этой группы дали имена участников экспедиции: Лескова, Завадовского, Торсона. Константин Петрович Торсон в 1825 году участвовал в восстании декабристов и был сослан на каторгу, и в изданном в 1831 году отчете Беллинсгаузен называет остров Торсона островом Высокий. Землю Сандвича корабли русской экспедиции обогнули с юга и установили, что это не сплошная земля, а архипелаг. Из уважения к Джемсу Куку Беллинсгаузен дал архипелагу название Южные Сандвичевы острова, а средний, самый большой, остров назвал островом Кука. В 1928 году английские исследователи в знак заслуг Беллинсгаузена назвали один из этих островов его именем - остров Беллинсгаузена.

Путь кораблей Русской антарктической экспедиции проходил с запада на восток вблизи берегов ледяного континента, порой настолько близко, что мореплаватели четко видели ледяной барьер и материковый лед, поднимающийся к югу. Первый раз это произошло 28 января 1820 года на 69°23' ю. ш. и 2°10' з. д. Эта дата и является днем открытия Антарктиды. В 1961 году в этом районе именем Беллинсгаузена был назван шельфовый ледник;

Об увиденном с борта материке свидетельствуют записи в дневниках участников знаменитого похода.

После плавания в рапорте на имя российского морского министра Беллинсгаузен определенно указывает, что суда в это время находились вблизи материка: "Здесь за ледяными полями мелкого льда и ледяными островами виден материк льда, коего края отломаны перпендикулярно и который продолжался, по мере нашего зрения, возвышаясь к югу, подобно берегу. Плоские ледяные острова (т. е. айсберги. - А. Т.), близ сего материка находящиеся, ясно показывают, что они суть отломки сего материка, ибо имеют края и верхнюю поверхность, подобно материку".

Продвигаясь далее к востоку, русские мореплаватели подходили близко к континенту 18 февраля 1820 года, на широте 69°6' южной и долготе 15°52' восточной, и снова видели ледяной барьер. Это был шельфовый ледник, который назван шельфовым ледником Лазарева в 1960 году, когда советские ученые обследовали его детально и нанесли на карту. В 1959 году на этом шельфовом леднике была создана советская станция, которая получила также имя М. П. Лазарева,- станция Лазарева. Эта станция в 1961 году была закрыта из-за опасности облома шельфового ледника. В том же году вместо нее в 80 километрах от берега, на оголенных скалах оазиса, была открыта другая станция, названная Новолазаревской.

Зимой южного полушария "Восток" и "Мирный" плавали в тропической и умеренной зонах Тихого океана. Через год они снова отправились в южные полярные широты. Дважды российские корабли пересекали Южный полярный круг со стороны Тихого океана и дважды приходилось выбираться изо льдов на север. В третий раз им удалось продвинуться значительно южнее полярного круга. И здесь 22 (10) января 1821 года на 68°50' ю. ш. и 90°30' з. д. с борта судов был открыт остров. Хотя погода была пасмурной, морякам удалось хорошо рассмотреть очертания и определить размеры острова. "Я назвал сей остров,- записал Беллинсгаузен тогда,- высоким именем виновника существования в Российской империи военного флота". Обширная акватория, в центре которой расположен остров Петра I, была названа морем Беллинсгаузена шотландским исследователем Антарктики В. Брюсом в 1905 году.

Шеф-повар готовится к празднику на станции Мирный. (Фото Б. А. Шельпякова.)
Шеф-повар готовится к празднику на станции Мирный. (Фото Б. А. Шельпякова.)

Волею случая ровно через 147 лет, 21 января 1968 года, автору этой книги довелось побывать у острова Петра I. Я был начальником 13-й Советской антарктической экспедиции. Мы плыли через море Беллинсгаузена на борту дизель-электрохода "Обь" к Антарктическому полуострову, в районе которого собирались создать советскую станцию Беллинсгаузен. Пройдя через пятно разреженного льда, наше судно подошло к северо-западному берегу острова Петра I. Крутые его склоны в вышине были скрыты темными облаками, и лишь по пятнам снега и льда мы угадывали, что перед нами гигантская скала. Но нам вскоре повезло. Облака над островом поднялись, и мы увидели величественный конус давно потухшего вулкана, увенчанный снегом, вознесшийся на высоту 1700 метров над уровнем моря. Если учесть, что вблизи острова глубины около 4000 метров, то остров Петра I является высокой горой, поднимающейся надо дном океана почти на 6000 метров. Я долго стоял на верхнем мостике судна, любуясь этой гигантской скалой в центре моря Беллинсгаузена, вознесенной на огромную высоту в результате гигантского вулканического извержения, по-видимому неоднократного, так как на крутых обнаженных склонах были видны слои горных пород разных оттенков - от черного до красно-бурого. Дважды на этот остров высаживались норвежцы. Неоднократно ставился вопрос о создании на нем гидрометеорологической станции. Однако места, где бы можно было построить здания, здесь нет...

Обследование больного. Мирный. (Фото Б. А. Шельпякова.)
Обследование больного. Мирный. (Фото Б. А. Шельпякова.)

Но вернемся снова на 160 лет назад. Плывя далее на восток, русские моряки 28 (17) января 1821 года в безоблачную, солнечную погоду открыли гористый берег, простиравшийся к югу за пределы видимости. Беллинсгаузен назвал открытую землю Берегом Александра I, по имени российского царя. Таким образом, Первая русская антарктическая экспедиция Беллинсгаузена - Лазарева открыла Антарктиду - континент вблизи Южного полюса.

Некоторые иностранные историки пытались опровергнуть это. Участники русской экспедиции в 1820 году действительно видели, говорили они, даже верно описали берега Антарктического континента, но не распознали его. Основывались они на том, что Беллинсгаузен в своем отчете упоминает "материк льда", который возвышается к югу, подобно берегу, но ни разу не говорит прямо об открытии материка.

Но ведь и мы, изучив сейчас Антарктиду детально, называем ее ледяным континентом. Правда, обнаружение берегов в нескольких точках, удаленных друг от друга на огромное расстояние, не дало ясного представления о размерах и очертаниях континента. Для его описания и картирования человечеству понадобилось много десятков лет. Русские моряки лишь открыли дверь в Антарктиду, крепко закрытую экспедицией Кука.

На последнем этапе плавания в Южном океане русская экспедиция обследовала Южные Шетландские острова, "контуры которых были увидены издали в феврале 1818 года английским промышленником В. Смитом. Беллинсгаузен и его сподвижники сделали опись островов и положили их на карту. Многие офицеры и матросы были участниками Отечественной войны 1812 года, и в память о событиях ее острова были названы: Бородино, Малый Ярославец, Смоленск, Березино, Полоцк, Лейпциг, Ватерлоо. Другие острова, расположенные отдельно, были названы именами военно-морских деятелей России тех лет: Рожнова, Мордвинова, Михайлова, Шишкова. Впоследствии всем островам, впервые положенным на карту русскими исследователями, англичане дали свои названия. При подготовке карт Атласа Антарктики советские исследователи пошли на компромиссное решение, поместив на картах двойные названия: первоначальные русские и английские.

В феврале 1968 года на острове Ватерлоо (остров Кинг-Джордж) была открыта советская научная станция Беллинсгаузен. Это самая западная и самая северная советская станция в Антарктике.

Станция Беллинсгаузен. (Фото Н. И. Тяпкина.)
Станция Беллинсгаузен. (Фото Н. И. Тяпкина.)

В двадцатые годы XIX века Антарктику посещали в основном английские и американские промышленники. Плавали они к наиболее доступным островам, расположенным к югу от мыса Горн. Промышленники стремились убить как можно больше морских слонов и котиков, а о виденных ими землях рассказывали картографам после возвращения домой. Естественно, что при этом они "открывали" ранее открытые объекты или же многое выдумывали. За некоторыми мысами, бухтами, заливами сохранены названия промышленников или лиц, составлявших карты. Так, например, пролив между Южными Шетландскими островами и Антарктическим полуостровом офицер королевского флота Англии Брансфилд по рассказам промышленника Смита изобразил на карте заливом. Впоследствии, когда было установлено, что это пролив, он стал называться проливом Брансфилда. Английский промышленник Джемс Уэдделл в 1823 году в поисках новых лежбищ морских животных прошел на двух парусных шхунах далеко на юг, до широты 74°15', к востоку от Антарктического полуострова, но не достиг берега и повернул обратно. Вероятно, ледовые условия в том году были необычайно благоприятными; никогда с тех пор это море не было свободным от льдов. Впоследствии эта акватория, образующая обширный залив, стала называться морем Уэдделла.

В феврале 1831 года английский промышленник Джон Биско в районе 55° в. д. через пояс плавучих льдов увидел гористый берег, который он назвал островом Эндерби, в честь братьев Эндерби - владельцев торгово-промысловой фирмы. Долгое время эту землю принимали за северный берег острова, но много позже стало ясно, что это берег большого полуострова Антарктиды. Сейчас эта часть Антарктиды носит название Земля Эндерби.

Английский промышленник Баллени в 1839 году к югу от Новой Зеландии открыл архипелаг скалистых островов, названных впоследствии островами Баллени.

В начале сороковых годов 19-го столетия состоялись три экспедиции: французская под руководством Дюмон-д'Юрвиля, американская под руководством Уилкса и английская под руководством Росса.

Аэрологический комплекс на станции Беллинсгаузен. (Фото Н. И. Тяпкина.)
Аэрологический комплекс на станции Беллинсгаузен. (Фото Н. И. Тяпкина.)

Французская экспедиция под командованием Жюля Дюмон-д'Юрвиля на двух судах. "Астролябия" и "Зелэ", в январе 1840 года подошла на 140-м меридиане восточной долготы к сплошному ледяному берегу. Дюмон-д'Юрвиль назвал его по имени своей жены - Землей Адели. Вблизи этого берега французы даже высаживались на небольшой скалистый островок. Однако Дюмон-д'Юрвиль считал, что Земля Адели является островом, а не частью большого континента.

Американская экспедиция Чарлза Уилкса на четырех военных парусных судах плавала в тот же год вдоль кромки морских льдов к западу от 140-го меридиана восточной долготы. Далеко на южном горизонте американцы видели ледяной приподнятый берег. Уилкс издали смело наносил все действительные и кажущиеся признаки берега на карту. Его открытия подвергались в то время большому сомнению. Но впоследствии обширная часть берега к югу от Индийского океана стала называться Землей Уилкса.

Английская научная экспедиция Джемса Росса на парусных кораблях "Эребус" и "Террор" была снаряжена для открытия Южного магнитного полюса. Джемс Росс в 1831 году, участвуя в арктической экспедиции, возглавлявшейся его дядей - Джоном Россом, определил положение Северного магнитного полюса на полуострове Бутия Северной Америки. Теперь он задался целью открыть и Южный магнитный полюс. Он направил свои корабли к югу от Новой Зеландии. Преодолев пояс плавучих льдов, суда вышли на открытую воду, и здесь, у 71° ю. ш., моряки увидели горную страну. Первый мыс, открытый экспедицией, Дж. Росс назвал именем своего друга, инициатора экспедиции - виконта Адэра. Берег вновь открытой земли простирался в южном направлении. Суда пошли на юг вдоль берега горной страны, названной Землей Виктории, в честь английской королевы.

27 января 1841 года у 77-й параллели участники экспедиции увидели две высоких конусообразных горы, над одной из них поднимались клубы дыма. Действующий вулкан был назван Эребус, а второй, уже потухший, - Террор, по имени кораблей экспедиции. Росс считал, что эти горные вершины являются частью Земли Виктории, но впоследствии английской экспедицией Роберта Скотта (1901-1904 годы) было установлено, что они с подножиями и отрогами составляют остров, отделенный от Земли Виктории проливом, заполненным ледником. Скотт назвал его островом Росса. Росс повернул корабли к востоку, и здесь была открыта ледяная стена высотой 40-60 метров, названная впоследствии ледяным барьером Росса. Начальник экспедиции считал, что это лишь ледяной остров, обойдя который, можно пройти к магнитному полюсу. Несколько дней корабли плыли вдоль барьера. Наступала зима, и экспедиция вернулась на север, так и не обнаружив прохода на юг. Через год корабли снова подошли к барьеру, и снова Росс пытался найти проход к магнитному полюсу. Плавучие льды, айсберги и начавшееся замерзание моря вынудили опять повернуть обратно.

Дюмон-д'Юрвиль и Росс считали, что вокруг Южного полюса расположен не континент, а архипелаг островов.

Авторитет Джемса Росса и Жюля Дюмон-д'Юрвиля был настолько высок, что на основании их версий ряд географов стали рисовать вокруг Южного полюса архипелаг островов. Эту версию принял знаменитый французский писатель Жюль Берн. В романе "Двадцать тысяч лье под водой", написанном в 1868 году, подводный корабль капитана Немо "Наутилус", преодолев под водой пояс плавучих льдов, всплывает на Южном полюсе среди архипелага островов.

После экспедиций Дюмон-д'Юрвиля, Уилкса и Росса снова наступил перерыв в исследовании Южнополярной области.

В 1874 году южные воды посетила английская океанографическая экспедиция на паровом корвете "Челленджер". Хотя эта экспедиция не достигла каких-либо берегов в Южнополярной области, но один из ее научных руководителей, Дж. Меррей, по образцам донных отложений и на основе анализа всех предшествующих открытий высказал убеждение, что в районе Южного полюса находится обширная суша. Он опубликовал карту, на которой был показан Антарктический континент. На этой карте Меррей показал и места подхода к берегам континента судов Русской антарктической экспедиции Беллинсгаузена-Лазарева. Хотя значительная часть береговой линии на этой карте была обозначена пунктиром, общие очертания континента были угаданы правильно. С тех пор Антарктический континент занял прочное место на географических картах.

К концу 19-го столетия вследствие хищнического промысла киты на севере Атлантики были выбиты. Вместо парусных судов по морям и океанам стали плавать пароходы. Для охоты на китов была изобретена гарпунная пушка. Из отчетов предыдущих экспедиций было известно, что киты водятся в изобилии в антарктических водах. Китобойные суда направляются в Антарктику. На этих судах нередко плавали ученые-натуралисты, которые выполняли попутные наблюдения.

В 1894 году в антарктические воды отправилось норвежское промысловое судно "Антарктик". На судне в качестве рядового матроса плыл тридцатилетний преподаватель естествознания норвежец Карстен Борхгревинк. "Антарктик" под управлением капитана Кристенсена пробился сквозь пояс плавучих льдов в море Росса. Здесь моряки увидели большое стадо китов. На обратном пути у мыса Адэр была совершена первая в истории высадка на Антарктический континент. Вот как об этом впоследствии писал Борхгревинк: "Мое страстное желание ступить на неведомую землю заразило капитана Кристенсена. Была спущена шлюпка, на которой мы пытались добраться сквозь льды до берега. "Антарктик" в это время нас ждал под парами на море. В лодке находились капитан Кристенсен, Булль, я и еще три матроса. Перетащив шлюпку через лед, нам удалось в конце концов достичь пустынного берега нового неведомого континента, на который еще ни разу не ступала нога человека".

"Трудно сказать, кто первым ступил на землю, - писал он далее. - Охваченный юношеским пылом, я спрыгнул с лодки, прежде чем киль коснулся дна, и мне пришлось добираться до берега вброд. Капитан Кристенсен перепрыгнул с форштевня, когда лодка была уже у берега, прямо на землю, не замочив ног. Так или иначе, земля была у нас обоих под ногами".

Норвежцы провели на берегу несколько часов. Они собрали, образцы камней и мхов. После этого Борхгревинк в 1899 году организовал первую зимовку на мысе Адэр. Судно "Южный крест" выгрузило зимовщиков на берег и вернулось в Австралию. На зимовку осталось 10 человек. В течение всей южнополярной зимы они выполняли метеорологические и магнитные наблюдения, обследовали и описывали окрестности, собирали образцы горных пород. Следующим летом, в январе 1900 года, за ними пришел "Южный крест", на котором было совершено плавание на юг - к барьеру Росса. 17 февраля 1900 года Борхгревинк с двумя спутниками высадился на барьер и совершил поход на собачьей упряжке по шельфовому леднику. Они прошли к югу 15 миль и достигли рекордной южной широты - 78°50' на 164°33' з. д. Ничто не препятствовало путешественникам двигаться дальше на юг, но они не хотели рисковать и вернулись на корабль.

Магнитные наблюдения. Станция Ленинградская. (Фото Б. А. Шельпякова.)
Магнитные наблюдения. Станция Ленинградская. (Фото Б. А. Шельпякова.)

Экспедиция Борхгревинка привезла богатые биологические и геологические коллекции, материалы годового цикла метеорологических и магнитных наблюдений, указала будущим исследователям путь к Южному полюсу через шельфовый ледник Росса. Научные результаты экспедиции были изданы на английском языке. Книга К. Борхгревинка "У Южного полюса", переведенная на русский язык и изданная в 1958 году (Географгиз), читается, как увлекательный приключенческий роман.

Заканчивая описание исследований Южнополярной области в конце XIX века, нельзя не упомянуть об экспедиции на корабле "Бельжика", снаряженной Бельгийским географическим обществом. Начальником экспедиции был бельгийский моряк Адриен де Жерлаш де Гомери, ботаником и зоологом - румын Э. Раковица, метеорологом - поляк А. Добровольский, геологом - поляк Г. Арцтовский, врачом - американец Ф. Кук, штурманом - 25-летний норвежец Р. Амундсен. Члены экипажа судна - бельгийцы. Знаменитый впоследствии своими полярными исследованиями Руал Амундсен тогда еще только начинал свою полярную карьеру.

Одними из основных задач экспедиции было создание зимовочной базы на Земле Виктории и достижение Южного магнитного полюса. Маршрут плавания проходил мимо мыса Горн, затем с востока на запад через море Беллинсгаузена к Земле Виктории. Придя в конце 1897 года, в разгар южнополярного лета, в район Южных Шетландских островов, научные сотрудники экспедиции увлеклись сбором коллекций на берегах этих еще малоизученных островов. Только осенью экспедиция поплыла дальше на запад через море Беллинсгаузена. 4 марта 1898 года, спасаясь от жестокого шторма, судно через полынью вошло в массив плавучих льдов. Вскоре узкая полынья закрылась, и "Бельжика" оказалась в вынужденном дрейфе. Только через год, 14 марта 1899 года, "Бельжика" вырвалась из ледового плена, продрейфовав со льдами около 1300 миль. Зимовка была тяжелой - люди болели цингой. Но научные наблюдения велись непрерывно. Хотя экспедиция и не выполнила намеченных задач, но ее научные результаты были значительными: несколько объемистых томов по метеорологии, биологии, геомагнетизму и океанологии. Впервые в Южном океане были получены данные, позволившие определить зависимость дрейфа льдов от ветра. Эти данные впоследствии многие ледоисследователи использовали для разработки и проверки теорий дрейфа ледяных полей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"