НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Через Южный полюс к американцам

Вскоре после посещения австралийцев мы предприняли еще один полет: по маршруту Мирный - Южный полюс - американская станция Мак-Мёрдо. Это был один из самых трудных и интересных полетов.

24 октября самолет поднялся в воздух. На борту, кроме экипажа, - профессор В. А. Бугаев, биолог В. М. Макушок, владеющий тремя иностранными языками, и автор этих строк. Напряженно гудят моторы, бензина взято максимальное количество. Ведь нам предстоит лететь 14-16 часов.

Итак, мы в воздухе над Мирным, набираем высоту. В левом кресле летчик В. М. Перов, в правом - В. В. Афонин, у штурманского стола Б. С. Бродкин, радист Н. Г. Зорин и бортмеханик Б. А. Ефимов.

Курс-162°, прямо на Советскую. Слева под нами видны следы санно-тракторных поездов. Последний из них вышел из Мирного только вчера. В его составе шесть тяжелых тягачей и один вездеход "Пингвин". Постепенно наши курсы расходятся - поезд идет через Пионерскую. Видна зона трещин, которые почти все занесены снегом. В этом районе для наземного транспорта имеется узкий проход.

Ясно, легкая дымка, у двухсотого километра слабая болтанка. Вокруг расстилается белое снежное море с волнами застругов и зыбью надувов. Оно слепит. Без светозащитных очков смотреть трудно. В сплошной белизне невозможно различить линию горизонта. Штурману трудно держать курс. Единственный ориентир - солнце, края которого расплываются в серебристой мгле.

Радист держит связь со всеми нашими станциями. Перед вылетом сообщили, что начинается магнитная буря, радиосвязь может быть неустойчивой. Это неприятно. Без радиосвязи труднее выполнить намеченный маршрут. Однако пока все станции слышны. Мы ежечасно сообщаем координаты, погоду, курс. Эти телеграммы Мирный передает в Москву и в Мак-Мёрдо.

Температура воздуха постепенно понижается - сейчас она минус 29-33 градуса. Ясное небо принимает фиолетовый оттенок, только на горизонте он постепенно переходит в светло-голубой. Нигде и никогда мы еще не видели такой красивой расцветки неба.

Самолет летит на высоте около 4000 метров. Изредка некоторые из нас надевают кислородные маски. В 15 часов 30 минут по московскому времени на горизонте показалась Советская. Штурман точно вывел самолет. Через две минуты проходим станцию. Не снижаясь. Перов покачивает самолет - приветствуем. В ответ в небе появляются разноцветные ракеты, видим зимовщиков, усиленно машущих руками.

На станции одно большое здание, состоящее из пяти балков. В первом балке - аэрологический кабинет, здесь Же живут аэролог, механик и врач; во втором - радиорубка, метеокабинет, живут начальник станции и радист. Напротив балок-камбуз и холодный балок-склад. Посреди станции стоит балок электростанции. Отдельно от главного сооружения станции располагается аэрологический павильон. Видны два тягача и сани. Хорошо укатана полоса для лыжных самолетов.

За Советской резко понизилась температура: минус 40-42 градуса. Здесь еще никогда не был человек. Что мы встретим?

Высота по альтиметру 4300 метров, дыхание затруднено. На пол упал карандаш, один из нас нагнулся, чтобы его поднять, - сильная одышка, дыхание восстанавливается лишь через несколько минут. Пошли в ход кислородные приборы.

Захотелось есть, включаем газовую плиту. Куриный суп и ножка курицы в центре Антарктиды не потеряли своего вкуса.

Из Мак-Мёрдо сообщили об ухудшении погоды: видимость в районе станции снизилась, над морем туман. В плохую погоду приходить нам в Мак-Мёрдо нельзя - трудно будет садиться. Еще можно думать час-полтора и решать, лететь ли дальше на юг или возвращаться в Мирный. Посылаем запрос о перспективах погоды нашему синоптику П. Д. Астапенко в Мак-Мёрдо. Через час ответ: погода будет приличная. Колебания кончились - летим вперед.

Под нами все та же ледяная пустыня. Перекачали последние бочки бензина и выбросили их в 2362 километрах от Мирного, не доходя 252 километров до полюса. Температура воздуха постепенно повышается, и сейчас она минус 34-35 градусов. Вновь появились перистые облака, сгущается дымка. Час назад связались по радио со станцией Амундсен-Скотт. Нас запросили, когда будем проходить полюс. Сообщили время, но выясняется, что скорость самолета меньше расчетной. Штурман часто "ловит" солнце, что-то считает по линейке и уверенно заявляет, что полюс еще не прошли. Кто-то замечает, что при такой видимости можно зацепить земную ось. У радиостанции Южного полюса просим привод. Но он плохо слышен, станция имеет ограниченную мощность, а антенна ориентирована на Мак-Мёрдо. Только за пять минут до прибытия на станцию привод срабатывает. Выясняется, что идем точно.

На лицах у всех напряжение, какое-то необычайно приподнятое чувство охватывает нас: скоро Южный географический полюс. Там американцами создана станция Амундсен-Скотт. Когда ее строили, груз сбрасывали с самолетов. За 61 рейс тяжелые самолеты "Глобмастер" доставили 800 тонн снаряжения и оборудования.

Идем на бреющем полете, и вот сквозь мглу видим станцию. Совсем низко, чуть не задевая мачты, самолет делает над нею круг, затем второй. Мы видим то, о чем до сих пор только читали. Станция построена в 900 метрах от полюса. В точке полюса выложен круг из бочек, в центре которого стоит мачта с американским флагом. Станция занесена снегом. Бросается в глаза купол локатора, сделанный из водонепроницаемого материала.

На полюсе - пять основных зданий: кают-компания, радиостанция, жилой дом, научное здание (камера для съемки полярных сияний, холодная лаборатория и др.), газгольдерная и наблюдательный пункт, электростанция и гараж. Здания стоят под общей крышей из брезента. Под снегом проложены тоннели - один ведет к магнитным установкам, другой служит запасным входом.

На станции зимуют 17 человек, из них 9 ученых и 8 вспомогательных работников. Пока мы делаем круги, растет число встречающих, они приветливо машут руками и пытаются сфотографировать самолет. "Сделаем еще один круг для американских зимовщиков, пусть снимут самолет", - говорит Перов и со свойственным ему мастерством проходит над головами зимовщиков, вновь набирая высоту.

Некоторые из нас побывали над Северным полюсом, а потому было особенно интересно увидеть Южный полюс.

Невольно появилась мысль: а сколько полюсов есть и сколько из них мы повидали? Оказалось, что некоторые из находящихся в самолете побывали на шести: на Северном географическом полюсе и Полюсе относительной недоступности Северного Ледовитого океана; в южном полушарии - в районе Южного геомагнитного полюса, Полюса относительной недоступности, географического полюса и, наконец, в районе открытого нашими внутриконтинентальными станциями нового полюса холода земного шара.

Отойдя от Южного полюса, мы обменялись приветственными телеграммами со станцией Амундсен-Скотт.

Итак, наиболее интересный участок маршрута пройден. От Советской до полюса тянется ровное плато. В 307 километрах к югу от Советской - самое высокое место: 3745 метров; далее плато постепенно снижается к полюсу до высоты 280 метров. Результаты наших измерений высоты полюса над уровнем моря совпадают с результатами, полученными американцами. На пути от Советской до географического полюса нет трещин, следовательно, наземный транспорт может продвигаться и проводить сейсмические работы.

Берем курс на Мак-Мёрдо через станцию Бирдмор. Она открывается американцами только на лето для обслуживания рейсов самолетов между Мак-Мёрдо и Южным полюсом. Расположена вблизи ледника Бирдмора на шельфовом леднике Росса.

Вездеход 'Пингвин'
Вездеход 'Пингвин'

Определенные нами высоты, как правило, совпадают с теми, которые уже есть на карте, - эти данные были получены Амундсеном, Скоттом, Хиллари.

Солнце уже высоко. В 21 час 10 минут по московскому времени на горизонте вырисовываются горы. Еще через 20 минут справа появляются трещины. Мы над хребтом Гроссенор. Его высота 3200 метров, над плато он поднимается на 800 метров. Этот хребет образует границу южнополярного плато и прорезан несколькими ледниками. Хребет открыт Бэрдом при полете на ролюс в 1929 году и назван в честь президента Национального географического общества США.

Летим чуть правее хребта Доминион, открытого в 1908 году Щеклтоном и названного им в честь Новой Зеландии. Высота Отдельных крутых вершин превосходит 3000 метров. Один такой пик Шеклтон назвал именем своей дочери Сесили, второй - в честь жены, леди Эмли Дорман Шеклтон. Далее мы видим горы Коммонуэлт*. Это цепь очень крутых гор, ограничивающих восточную сторону ледника Бирдмора вблизи шельфового ледника Росса; она открыта в 1908 году Шеклтоном и названа в честь Австралийского Союза. Дикая красота гор изумительна. Часто встречаются ледники. Один упирается в гору и обтекает ее. Мы видим огромные впадины, террасы, моренные реки.

* (Commonwealth (англ.) - союз, содружество)

Продолжаем полет над горами Коммонуэлт. Правее остаются горы Буш: группа крутых вершин, входящих в горную цепь Королевы Мод. В горах Коммонуэлт в 20 милях от шельфового ледника Росса пересекаем большой массив столовых вершин, ограниченных резко очерченными линиями сбросов. С севера подножие гор состоит из темных гнейсов, прорезанных жилами гранитов и кварцитов. Снова тянутся высокие столовые горы, круто обрывающиеся к северу.

Далее, перед ледником Росса, проходит полоса невысоких пиков. С севера мы видим низовье ледника Бирдмора. Это красивая ледяная река. Выход ледника из гор напоминает речную дельту. Ледник Бирдмора - самый крупный из известных долинных ледников Земли. Американцы говорят, что Миссисипи с воздуха кажется форелевой речкой по сравнению с этим гигантом. Средняя ширина ледника 12 миль, длина около 100 миль. Ледник открыт в 1908 году Шеклтоном. Западнее ледника Бирдмора просматривается горная цепь Королевы Александры. Здесь куполообразные горы перемежаются с островершинными пиками. Отдельные вершины достигают высоты 4600 метров (открытая Скоттом в 1902 году тройная вершина Маркем).

Наконец мы выходим на шельфовый ледник Росса. К сожалению, он закрыт облачностью. Вызываем радиостанцию Бирдмор, но нам не отвечают. Проходим над облаками то место, где должна быть станция. На юге позади в последний раз видим дикий массив и удивительно красивый ледник Бирдмора. Вспоминается, что у его истоков в начале нашего столетия люди столкнулись с одной из самых интересных загадок ледяного континента: они обнаружили большие залежи каменного угля. Там расположен изолированный горный массив с наиболее высокой вершиной Буклей (2560 метров). В отвесных обрывах выветрелого песчаника было насчитано шесть слоев каменного угля, каждый из которых имеет мощность 2,4 метра. Рядом с этим массивом находится известная гора Дарвин.

Опустились до высоты 2000 метров; дышать легче, но чувствуется усталость. Слева на горизонте непрерывно тянутся горы Земли Виктории. Часа через два далеко впереди по курсу вырисовывается новая вершина - знаменитый в истории антарктических исследований действующий вулкан Эребус. Держим непрерывную связь с Мак-Мёрдо, хорошо слышны Мирный и станция Восток. Мак-Мёрдо запрашивает - нужен ли привод. Отвечаем: "Благодарим, хорошо виден Эребус - отличный ориентир для полета". Слева от нас остаются горные цепи - Британии с высотами до 3500 метров и Уорсестер - до 3000 метров. К сожалению, облака закрывают то место, где в 1912 году погибли Скотт и два его товарища, не дойдя 11 миль до продовольственного склада. Приближаемся к Эребусу. Его вершина закрыта облаком. Рядом вторая вершина - Террор. Слева горная цепь Королевского Общества. Проходим вулканический конус горы Дискавери (высота 2700 метров), лежащей в южной части залива Мак-Мёрдо. Наконец залив Мак- Мёрдо и остров Росса. Поселка не видим, но на припае, западнее острова, виден аэродром. Пятнами стелется низкий туман. Делаем круг и идем на посадку.

Как только самолет приземлился, перед нами появился вездеход с написанной по-русски табличкой: "Следуйте за мной". Отчаянно дымя, он движется вперед, за ним рулит Перов.

Вот мы и на стоянке; выключаем моторы, выходим. Нас встречают адмирал Дюфек и офицеры его штаба. Тут же наш синоптик Павел Дмитриевич Астапенко, работающий в Центральном бюро погоды станции Литл-Америка. С его помощью Дюфек представляет встречающих. Поздоровавшись с адмиралом, знакомимся с капитаном Майером - начальником американских антарктических станций, начальником Центрального бюро погоды Томасом Греем и другими. Много фото- и кинокорреспондентов. Едем на базу, расположенную в 5 километрах. В нашем распоряжении два вездехода "Уизел" - маленькая машина для трех человек.

Нас доставляют к отведенному для гостей офицерскому общежитию. Это большая полукруглая палатка, отапливаемая соляровой печью. В ней 12 двухъярусных коек. Как и во всех палатках, здесь у пола прохладно, а наверху жарко. Появились корреспонденты. Одни просят ответить на вопросы, другие хотят записать что-либо сказанное нами на магнитофон. Пришлось извиниться и, сославшись на усталость, попросить перенести разговоры на другое время.

Вскоре к нам пришел офицер от адмирала Дюфека, и мы направились в его штаб. Здесь, кроме Дюфека, были многие из тех, кто встречал нас на аэродроме. Мы поблагодарили адмирала за гостеприимство и помощь. Дюфек ответил, что он считает своим приятным долгом оказать гостеприимство русским, так как в свое время американцам, прибывшим в Мирный на борту ледокола "Бертон Айденд", была оказана радушная

встреча, о которой они много рассказывали. Он вспомнил о своем посещении "Оби" во время ее стоянки в Новой Зеландии, где ему и его супруге был оказан теплый прием. Мы рассказали адмиралу о целях нашего полета, подарили ему карты Восточной Антарктиды. Дюфек поблагодарил и пригласил нас в кают-компанию. В Мак-Мёрдо зимует около 100 человек, а во время нашего пребывания там было более четырехсот. Мы видели людей с военными знаками различия. Нам пояснили, что Мак-Мёрдо - база военнослужащих, обеспечивающая снабжение станций Амундсен-Скотт, Бэрд и Халлетт.

После короткого отдыха пошли осматривать поселок. База Мак-Мёрдо находится у подножия Обсервер-Хилл (Наблюда-тельного холма) на берегу бухты Зимних квартир. В основной части поселка 16 зданий, расположенных тремя рядами и отде-ленных друг от друга прямыми улицами.

После беглого осмотра поселка пошли на расположенный в двух километрах от него мыс Хижины, где находится домик Скотта. Он был сооружен во время его первой антарктической экспедиции. Видны только крыша и внешние легкие стены, за которыми расположен дом, весь забитый снегом, в довольно запущенном состоянии. Изрядно промерзнув, вернулись в поселок и зашли на метеостанцию. Ее основное назначение - обслуживать перелеты между Мак-Мёрдо и Новой Зеландией и между Мак-Мёрдо и станциями Амундсен-Скотт, Бэрд, Литл-Америка, Халлетт. На летний сезон открываются еще две станции. Одна из них - Бирдмор, другая - морская, на корабле, стоящем в точке с координатами 60°00' ю. ш., 170°01' в. д.

После ужина капитан Майер отвез нас на вездеходе "Уизел" на новозеландскую базу Скотт, куда нас пригласил ее начальник Мартин. Эта база расположена в нескольких километрах от Мак-Мёрдо на скалах мыса Прам. Шесть желтых домиков станции соединены крытыми ходами из гофрированного железа. На станции стоит вездеход "Сноу Кэт", на котором Эдмунд Хиллари прошел до Южного полюса. Неподалеку вздыбленные громады льда указывают начало шельфового ледника Росса.

На станции - восемь научных сотрудников, из них четыре техника, и три вспомогательных работника: радист, повар и механик. Мы ознакомились с работой станции, осмотрели жилые и служебные помещения.

Поблагодарив хозяев за гостеприимство и подарив зимовщикам несколько книг, мы простились с ними и поехали в Мак-Мёрдо. Запросили прогноз погоды и назначили вылет на 9 часов по местному времени. Утром позавтракали и нанесли прощальный визит адмиралу Дюфеку. Он поехал с нами на аэродром, побывал на самолете. Тепло простившись с хозяевами, мы поднялись в воздух.

Наш маршрут лежал из Мак-Мёрдо прямо в Мирный. Нашему самолету предстоит пересечь Антарктический хребет и далее лететь над Восточным плато. Делаем над Мак-Мёрдо круг, после чего ложимся на курс. Погода ясная. Идем над горами, высота полета 3200 метров. Под нами ледник Феррар. Ледник красивый, течет, как река. Морен не видно. Окружающие горы коричневые, светло-коричневые и розово-коричневые, с горизонтальными слоями. Затем проходим над ледником Тэйлор. Его длина 35 миль, ширина - 2-10 миль. Заканчивается он Сухой Долиной - своеобразным оазисом, образовавшимся при отступании ледника. Левее видна массивная, оканчивающаяся острым пиком гора Листер высотой около 400 метров.

Через 45 минут после взлета оставляем позади горную цепь и летим над плато. Вновь в самолете все заняли свои места. Летим в перисто-слоистой облачности. Это полностью рассеивающая среда, кругом белая мгла: светло, но ничего не видно.

Ветер попутный, скорость большая. Мы в восторге от нашего Ил-12. Он очень помог при организации внутриконтинентальных станций и сейчас уверенно несет нас через безжизненные ледяные пространства.

Под нами заструги, перпендикулярные курсу. Высота плато от 2400 до 3000 метров, самое высокое место оказалось на траверзе станции Восток - 3000 метров с небольшим. Через б часов полета температура воздуха понизилась до минус 33-34 градусов, но дымка не исчезает. Сейчас она стала сине-сиреневой. Из Мирного сообщают, что погода ухудшается. Начался снегопад. Спешим, мгла уплотняется. Устали, хочется скорее домой. Наконец появляются трещины: где-то близко берег. Вскоре видим острова и поселок Мирный. Круг, посадка - и встреча с друзьями.

Итак, полет над Антарктидой закончен. Он был трудным, но интересным и принес много нового для изучения природы шестого континента. И, что тоже немаловажно, разведка пути с воздуха позволила участникам Четвертой антарктической экспедиции в период с 27 сентября до 26 декабря 1959 года совершить более уверенно большой санно-гусеничный поход от Мирного через станцию Восток до Южного полюса.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru