НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

В гостях у австралийцев

На середину сентября у нас был намечен полет на запад. Готовясь к этому полету, мы ставили перед собой несколько задач: провести наблюдения вдоль побережья, ознакомиться на обратном пути с внутриконтинентальным горным районом к югу ют залива Олаф-Прюдс и, наконец, нанести ответный визит нашим австралийским коллегам на станции Моусон.

Однако в намеченный срок вылет самолета не состоялся - помешала плохая погода. Лишь 28 сентября наши синоптики дали "добро" на полет. Метео- и радиообслуживание самолета взяла на себя станция Моусон.

В 5 часов 30 минут местного времени при ясной погоде и полной луне тяжелый самолет Ил-12 под командованием В. М. Перова, при штурмане Бродкине, после продолжительного разбега по припаю поднимается в воздух. Берем курс на западо-юго-запад, в направлении австралийской станции Дейвис. Вначале идем над припаем моря Дейвиса, затем под нами появляется прибрежная часть антарктического склона, имеющего здесь неровный, волнистый характер. Пересекаем покрытые трещинами мысы Фильхнера и Краузе. Уже через 15 минут на горизонте видна гора Гаусс, еще через 20 минут проходим траверз горы на 25 километров южнее ее. Далее следуют Берег Леопольда и Берег Астрид, к которому примыкает Западный шельфовый ледник.

Мы летим над побережьем, питающим Западный шельфовый дедник, значительно южнее ледника. Восточная часть этого ледника питается ледником Филиппа, стекающим с антарктического склона по небольшой ложбине. На современных картах эта ложбина отображается изгибом береговой черты к западу между горой Гаусс и мысом Пенка. Антарктический склон в районе Западного шельфового ледника заснят аэрофотосъемкой, ложбина ледника Филиппа прослежена до 67° ю. ш., с высотными отметками 500 метров. Мы пролетали южнее и могли проследить эту ложбину до широты 67°15', с высотными отметками 800 метров.

Самолет идет по направлению к точке, где западный край шельфового ледника соединяется с берегом Антарктиды. Приблизительно на долготах 87°45'-86°50' проходим над наиболее высокой на нашем маршруте частью с отметками 820-830 метров. Затем начинается неравномерное понижение.

В 7 часов 16 минут местного времени выходим на восточный берег залива Олаф-Прюдс, в точке с координатами 67°56' ю. ш., 81°27' в. д. На всем протяжении до этой точки в сторону материка видна волнистая, возвышающаяся поверхность. Интересно проследить направление главных застругов, соответствующих преобладающему направлению ветра: от района горы Гаусс приблизительно до меридиана 84°00' заструги имеют нормальное для антарктического склона юго-восточное направление, но начиная с 83-го меридиана направление застругов становится северо-восточным - они ориентированы вдоль восточного берега залива Олаф-Прюдс и соответствуют преобладающему ветру в нижних двух-трех километрах атмосферы, отмечаемому шаропилотными наблюдениями на станции Дейвис. Впрочем, и у земли эта станция часто отмечает северовосточный ветер. В день нашего полета, по шаропилотным наблюдениям Мирного, до высоты 1500 метров отмечались восточные ветры, выше они сменялись южными и юго-западными, и на станции Дейвис до высоты 2000 метров наблюдались северо-восточные ветры.

В районе нашего выхода в залив Олаф-Прюдс береговой припай имел ширину до 10 километров. За припаем виднелись полыньи. Берег "активный" - от него отделяется очень много айсбергов. В 7 часов 30 минут по времени Мирного на горизонте показался чернеющий островок, а вскоре мы увидели оазис со множеством замерзших озер. Он имеет форму неправильного треугольника, вытянутого с северо-востока на юго-запад на 25 километров. Поверхность оазиса напоминает по внешнему виду оазис Бангера, только гранитные сопки здесь положе и ниже. Отдельные скалистые выступы видны вблизи берега. В юго-западной части оазиса, на самом берегу, расположена австралийская станция Дейвис, открытая 13 января 1957 года (координаты 68°34' ю. ш., 77°56' в. д.). С воздуха видны три домика, радиомачта, ряд небольших павильонов; на припае стоит маленький самолет. Делаем над станцией круг и идем дальше на запад над заливом Олаф-Прюдс. Он покрыт серо-белым торосистым льдом с разводьями, занятыми ниласом; айсбергов нет. Этот лед недавнего происхождения: очевидно, из залива в течение зимы происходил вынос льда.

Над побережьем - всюду ясная погода, но с отдалением от него в сторону моря встречается на отдельных отрезках пути обычная здесь низкая облачность. Высота ее верхней границы не более 500 метров.

Берем курс на Моусон. Подходим ближе к берегу. У побережья Ларса Кристенсена до гор Густав Бюлль припая нет, видны большие пространства чистой воды или молодого льда, много айсбергов. Конвективные токи над водой вызывают слабую болтанку самолета. Горы Густав Бюлль представляют собой несколько выходов коренных пород, частично заснеженных. За горами к югу - подъем, а там на горизонте просматривается отдельный пик Хьерка. Западнее гор Густав Бюлль начинается припай. На нем видны заструги обычного юго-восточного направления. Наконец на горизонте появились горы и острова - район расположения станции Моусон.

Станция имеет координаты 67°36' ю. ш., 62°53' в. д., работает она с 1954 года. В этом месте на краю ледяного антарктического щита расположены свободные от снега породы. Они образуют подковообразную глубокую бухту, на восточной стороне которой находится станция. За станцией ледяной щит круто поднимается к горам Массой, открытым с моря Моусоном в 1930 году. На запад и восток от станции берег Антарктиды представляет собой ледяной обрыв высотой от 18 до 45 метров. По словам начальника станции Адамса, в районе станции с 1954 года ледник значительно отступил, обнажив новые участки пород.

Расположена станция очень удобно: бухта глубокая, и корабли бросают якорь в 100 метрах от берега. Все сильные ветры в Моусоне дуют с берега, так что море остается сравнительно спокойным даже в самую плохую погоду. Большое число островов в районе станции смягчает зыбь с севера. Бухта вскрывается в феврале, и лед из нее полностью выносится ветрами. Но разгрузку судов удобнее производить на припай, чем на амфибии и понтоны. Хорошие условия здесь и для базирования авиации: к станции открыты подходы со стороны моря и. с севера, и с северо-запада. Правда, имеются небольшие свободные от снега острова высотой 20-30 метров, но они способствуют тому, что лед здесь очень ровный, без торосов. Благодаря преобладающим сильным юго-восточным ветрам снег не задерживается, и лед представляет собой хороший аэродром для колесных машин. Летом в бухте могут хорошо садиться гидросамолеты. Колесные самолеты в это время базируются на куполе ледника, в 5-6 километрах к югу от станции. Таким образом, в условиях станции Моусон авиация может быть использована в течение круглого года. К середине сентября толщина льда составляла 160 сантиметров, поверхность шероховатая, позволяющая весьма эффективно применять тормоза. На такой хороший лед припая и сел наш самолет.

Нас встретили начальник станции Ян Адамс, доктор Грэй Ченной, геофизик Кук, радист Браун и другие. Оживленно обмениваемся приветствиями и рукопожатиями. Вручаем подарки для станции: книги, географические карты, вино, икру и папиросы. Адамс поинтересовался, сколько времени в нашем распоряжении и с чего предпочтем начать: с чашки кофе или с осмотра станции. Мы начали с осмотра. Адамс в сопровождении главного геофизика Кука, главного метеоролога Борланда, сейсмика Джессона и других лиц показывал станцию в порядке следования от самолета.

На следующий день со станции должен был выйти санно-тракторный поезд для производства сейсмозондирования и гравиметрических наблюдений. Транспортные средства поезда состоят из вездехода и двух тракторов. Нам не удалось их увидеть, так как вместе с буровой установкой вездеход и трактора были уже отведены за две мили от станции, на подъем плато. Мы имели возможность осмотреть лишь жилой балок на пять человек, балок-склад и балок с сейсмическими приборами. Балки поставлены на деревянные сани, напоминающие большие нарты. Вес каждого балка 2 тонны, отопление газовое и керосиновое. Экипаж поезда состоит из пяти человек, возглавляет поход начальник станции Адамс. Узнав это, мы еще больше оценили гостеприимство хозяев, так как понимали, что перед выступлением в поход время у них очень ограничено. Поезд должен был пройти в глубь материка на 400-500 миль, к горам Принца Чарльза, проводя через каждые 20 миль сейсмозондирование. Как нам сказали, в этом районе данные сейсмозондирования не совсем надежны и их дополняют гравиметрическими наблюдениями. Австралийцы намеревались производить их через каждые 10 миль гравиметром, обычно применяемым для нефтеразведки. Особенно интересовал австралийских исследователей недавно открытый глетчер Ламберта, который они считают одним из крупнейших в Антарктиде.

Достигнув на поезде непроходимых для тракторов мест, австралийцы хотели самолетом забросить туда собак и дальнейший путь совершить на собаках. На пути их следования с помощью самолета организуются базы.

На станции Моусон много зданий: несколько жилых домов, склады, кают-компании и столовая, административный дом, научные павильоны, ангар. Последний располагается в 200-300 метрах к северу от поселка; сделан он из гофрированной оцинкованной жести и может вместить два маленьких самолета. Ангар установлен на ровное скальное основание, полого спускающееся к берегу бухты, в 20-30 метрах от воды. Это основание является полом ангара и одновременно хорошим гидроспуском. В ангаре - лебедка для подъема из воды гидросамолетов. Этой же лебедкой опускаются и поднимаются жалюзи, закрывающие стену, которая выходит в бухту и через которую в ангар втаскивают самолеты. Все дома и склады обиты жестью. Типовой жилой дом рассчитан на пять человек. Отопление угольное. В доме - пять небольших комнат, площадью 4-6 м2. В каждой комнатке рабочий стол и два шкафа, вторым ярусом к стене подвешена койка. Дверь заменяет занавеска. В конце коридора душ.

Аэрометеорологические исследования на станции Моусон ведут четыре человека: они запускают по одному радиозонду и радиопилоту в день, а также проводят обычные метеорологические наблюдения. Радиозонды по конструкции близки к американским, но сделаны в Австралии. Передатчик работает на частоте 403 МГц. Прием сигналов радиозонда автоматический.

В глубь континента
В глубь континента

Радиотеодолит помещается в отдельном павильоне, сделанном из картонных плит и прозрачном для радиоволн, и вместе с антенным устройством защищен от плохой погоды и сильных морозов. Водород добывается в специальном небольшом павильоне, при помощи обычных баллонных газогенераторов высокого давления. Химикаты - каустическая сода и ферросилиций - расфасованы в консервные банки такого объема, чтобы можно было заряжать генератор без развешивания. Средняя высота зондирования летом около 40, зимой 12-13 километров.

Метеорологическая площадка разбита на гранитной поверхности оазиса. В будке - термометр, термограф и гигрограф. Барабаны самописцев с суточным периодом обращения имеют высоту, в полтора раза большую, чем наши, и потому запись ведется с большими амплитудами, что позволяет яснее обрисовать температурные микроколебания. Рядом с будкой стоит трехметровая мачта с полушариями анемометра. Мачта приспособлена для градиентных измерений. Недалеко от будки установлен гелиограф Кемпбелла. Радиационные измерения производятся на значительном расстоянии от метеоплощадки, там, где оканчивается оазис и начинается снежная поверхность. Здесь поставлено несколько стоек для актииометрических приборов. Самописцы соединены проводами с регистраторами, расположенными в павильоне. У дежурного помещения аэрологов и метеорологов имеется мачта анеморумбографа.

Постоянной синоптической работы на Моусоне не ведется, но в период полетов составляются синоптические и аэрологические карты Антарктиды. Мы спросили австралийских метеорологов, почему, по их мнению, на станции Дейвис преобладают северо-восточные ветры, подтверждающиеся шаропилотными наблюдениями. Это направление ветров противоречит показаниям всех прибрежных станций Восточной Антарктиды, имеющим сточный ветер от юго-востока. Австралийцы считают, что это объясняется почти постоянной барической депрессией над заливом Олаф-Прюдс.

В Моусоне проводится широкий комплекс геофизических наблюдений. На станции два магнитных павильона - вариационный и абсолютный, находятся они в 300-400 метрах от станции, по направлению к барьеру. Запись вариаций магнитного поля осуществляется при помощи одной серии самописцев Ла-Кура, на фотобумаге. Скорость вращения регистратора 5 сантиметров в час. Для часовых отметок пользуются контактными часами. Приборы установлены на цементном фундаменте. В павильоне абсолютных наблюдений имеется один столб, на который попеременно ставятся кварцевый магнитометр для определения магнитного склонения и горизонтальной составляющей и баланс-магнитометр для определения вертикальной составляющей. На станции вычисляются базисные значения вариометров-самописцев, по лентам магнитографа составляются сводки о состоянии возмущенности магнитного поля. Средние значения магнитных элементов для станции Моусон следующие: магнитное склонение 59,5° западное, горизонтальная составляющая 18 000 гамм, вертикальная составляющая 54 ООО гамм. В течение суток период с 3 до 9 часов Гринвича наиболее активный, а в интервале с 14 до 20 часов магнитное поле наиболее спокойно. Сейсмическая аппаратура установлена в отдельном павильоне на цементном фундаменте. Для наблюдений используются сейсмографы системы Лита, работает электромагнитный самописец. Сейсмограммы не обрабатываются, в передаваемых по радио сводках сообщаются лишь моменты вступления сейсмических волн.

Ионосферная станция расположена в павильоне вместе с установкой для регистрации метеоритных следов и наблюдений ионосферных ветров. Для этого используется локатор, принимающий импульсы, отраженные от ионизированных следов, оставляемых метеорами в ионосфере, и определяющий скорость их движения. Таким образом оценивается число метеоров, появляющихся наверху за день, а также определяются скорость и направление ветров в ионосфере.

Для фотографирования ночного неба на станции используется сферическое зеркало диаметром 25-30 сантиметров, под которым помещен киноаппарат. Аппарат для параллактической съемки полярных сияний установлен в специальной будке с прозрачным куполом. Угол зрения аппарата 30-50°. Вторая камера установлена на выносной станции Тэйлор, в 45 километрах от Моусона. Моменты наблюдений согласовываются при помощи радиосвязи. В отдельном павильоне размещены два мезонных кубических телескопа и установка нейтронного монитора для наблюдений за космическими лучами.

На станции зимует 29 человек: научные работники, радисты, врач, авиационные специалисты и летчики, повар. В административном доме нас ознакомили с результатами аэрофотосъемки прилегающего района и подарили несколько карт.

Как я уже говорил, в 45 километрах от Моусона находится выносная станция Тэйлор. Она расположена на маленьком скалистом мысу антарктического берега, в точке с координатами 67°27' ю. ш., 66°58' в. д., на высоте 43 метра над уровнем моря. К югу и юго-западу от станции - ледяной обрыв высотой до 50 метров; за ним поднимается поверхность ледяного щита, достигающая в 40 километрах от берега высоты 1400 мет-ров. На расстоянии 800 метров от станции к юго-востоку поднимается скалистая стена высотой 160 метров. Для работы на этой станции выделено три человека: специалист по полярным сияниям, метеоролог и радист. Станция Тэйлор начала подавать метеорологические телеграммы 16 июня 1958 года и должна работать до весны.

Наше пребывание на станции Моусон закончилось общим завтраком, который прошел в непринужденной и сердечной обстановке. Нам подарили карты, несколько книг, радиозонд, вино и ананасы. Через четыре часа самолет, провожаемый группой зимовщиков во главе с Адамсом, вновь поднялся в воздух.

От Моусона наш маршрут шел в общем направлении на юго-восток, а затем был сделан поворот на северо-восток мимо горы Брауна и горы Гаусс к Мирному.

Полет над районом, расположенным южнее залива Олаф-Прюдс, представлял большой интерес: хотелось выяснить, действительно ли существуют горные цепи южнее семидесятой параллели, ориентировочно помеченные на картах жак "горы, наблюдавшиеся в 1947 году". Одна из этих цепей показана между 65 и 70° в. д., другая приблизительно возле 80-го меридиана. Существование этих гор или возвышенностей помогло бы определить положение долины, являющейся континентальным продолжением залива Олаф-Прюдс. А это нас очень интересовало. Дело в том, что при полете к Полюсу относительной недоступности 23 декабря 1957 года была открыта широкая долина, ориентированная с юго-востока на северо-запад. Мы пересекли ее между 65 и 80° в. д. и между 72-й и 78-й параллелями. Последующая обработка наблюдений показала, что дно долины на этом маршруте лежит возле 74°30' и 73°00' с абсолютной высотой 2170 метров. Во втором полете в область относительной недоступности - 27 февраля 1958 года были обнаружены верховья этой долины, приблизительно в 200 километрах к юго-западу от станции Советская, где в точке с координатами 77°20' и 80°00' найдена наименьшая высота на соответствующем профиле Антарктиды, равная 3380 метрам. Естественно было предположить, что в своей нижней части эта долина выходит к заливу Олаф-Прюдс. Чтобы проверить, так ли это, надо было сделать промер высот и построить профиль местности.

В Моусоне нас ознакомили с результатами аэрофотосъемки, выполненной за последние два-три года. Аэрофотосъемка и несколько маршрутов, проделанных австралийскими исследователями в глубь континента, обнаружили немало интересного. Оказалось, что шельфовый ледник Эймери глубоко врезался в материк. Он начинается от 72° ю. ш. и имеет протяженность свыше 40 километров. По площади (примерно 63 000 квадратных километров) он стоит на четвертом месте среди шельфовых ледников Антарктиды. Южнее 72-й параллели открыт крупнейший глетчер длиною 450 километров, имеющий несколько боковых притоков; он назван ледником Лэмберта. Глетчер начинается от 60-го меридиана и течет сначала к востоку, несколько южнее 73-й параллели. На 67-м меридиане глетчер круто поворачивает на север и в виде мощного ледяного потока шириною 50-60 километров впадает в шельфовый ледник Эймери. Приблизительная площадь глетчера Лэмберта - 19 500 квадратных километров. Вдоль бортов глетчера возвышаются многочисленные горные вершины и горные цепи малой протяжеино- сти. Фотоснимки отдельных участков рисуют типичную картину горного ледника. Этот район исследован еще не полностью. Наш маршрут пересекал верхнюю часть шельфового ледника Эймери, а затем шел на северо-восток над малоисследованной областью. Всюду нами проводились наблюдения для вычисления высот и контроля получаемых результатов.

От Моусона на юго-восток, в направлении полета, поверхность ледяного антарктического щита круто поднимается вверх. Непосредственно в гранитные обнажения Моусона упираются льды, поднимающиеся на расстоянии 200 километров на 1 километр. Еще дальше, через 22 километра, высота становится равной 715 метрам, что соответствует наклону 0,023. Затем продолжается менее крутой подъем, с наклоном 0,005, до 186-го километра от Моусона, где высота достигает 1560 метров и откуда начинается спуск к шельфовому леднику Эймери. В непосредственной близости от станции Моусон справа по курсу мы видим горные хребты Массой и Дейвид, с обнаженными скальными вершинами. В точке 68°55', 65°13' прошли траверз одиноко стоящей горы, которая оставалась в 30 километрах справа от линии полета. На австралийской карте она имеет название пик Депо. В 60 километрах справа появились отдельные скальные вершины, а еще через 50 километров, также в стороне, справа, начался горный хребет Принца Чарльза. Хребет под острым углом сближался с нашим маршрутом. Сначала мы летели вдоль хребта, а затем над ним.

Заснеженные горы постепенно сменялись обнаженными вершинами. Часто встречались стекающие с гор ледники; иногда они выглядели как узкие реки с хорошо различимым руслом. Начиная с 70°30' (по прямой это в 300 километрах от берега) на протяжении нескольких десятков километров мы пересекали район, который может быть назван внутриконтинентальным оазисом. Горные вершины здесь сближаются, образуя участок, почти полностью лишенный снежного покрова. Пространство между горами было занято ровными площадками и извилистыми полосами голубого льда, имеющими вид замерзших горных озер и водотоков. Одно из озер имело серповидную форму и длину 26 километров. Его лед, свободный от снега, позволяет производить посадку самолета на колесах. Мы знали, что в Антарктиде за горные озера с самолета часто принимают обнаженные ветром от снега выходы голубого глетчерного льда. Но пройденный озерный ландшафт производил иное впечатление.

На ледяных площадках были видны следы неравномерного замерзания воды. Иногда попадались окна темного, с виду молодого льда; так обычно выглядят свежезамерзшие полыньи. Здесь же можно было наблюдать замерзшие ручьи, соединяющие озера. Замерзшие ручьи видны кое-где и на склонах гор. Генеральное направление горного хребта Принца Чарльза - с юго-востока на северо-запад.

В 448 километрах от Моусона, на пересечении 71-й параллели и 69-го меридиана, под самолетом появилась обширная горизонтальная поверхность шельфового ледника Эймери, с высотой по направлению маршрута около 320 метров над уровнем моря. При подходе к северо-западному краю ледника стали ясно различаться круто поднимающиеся берега ледяного щита Антарктиды, ограничивающие полукругом ледник Эймери и покрытые многочисленными, сильно развитыми трещинами.

В точке 71°44', 70°30' мы пролетели линию берега, и через 17 километров сделали разворот на северо-восток. Горные вершины, окружающие верхнюю часть шельфового ледника Эймери с востока и юга, наблюдались нами до точки поворота. Кроме того, к югу до горизонта в глубь материка хорошо просматривались горные цепи и отдельные вершины, расположенные по обе стороны глетчера Лэмберта. Нас сопровождала ясная погода, и видимость была более 100 километров.

От точки поворота на протяжении 200 километров поверхность Антарктиды повышается приблизительно до 2000 метров, образуя правый склон упоминавшейся выше внутриконтинентальной долины. Величины наклона здесь от 0,011 до 0,005. Далее на протяжении 450 километров высота поверхности меняется сравнительно мало, с наибольшей отметкой 2150 метров в точке 69°55' ю. ш., 81°25' в. д. Однако поверхность здесь неоднородна. На 285-м километре от поворота встречаются волнистый рельеф и трещины во льду. В 7 километрах отсюда отмечены большие трещины. Не более чем в 50 километрах к западу от этого места находится район, где на нашей бортовой карте помечено "горы, наблюдавшиеся в 1947 году", а на других картах Антарктиды значится горная страна, открытая в 1939 году Линкольном Элсуортом.

Тягач 'Харьковчанка'
Тягач 'Харьковчанка'

Однако гор не видно, хотя с высоты 400 метров над поверхностью Антарктиды мы имеем обзор на 70-80 километров во все стороны. Кстати сказать, гора Брауна, возвышающаяся над поверхностью льда лишь на 300 метров, показалась на горизонте за 100 километров до подхода к ней. На 312-м километре от поворота - снова волнистый рельеф и трещины, ориентированные с юго-востока на северо-запад. Через 60 километров, продолжая полет на северо-восток, пересекаем 80-й меридиан в месте предполагаемых гор, но, кроме небольшого понижения рельефа, не отмечаем ничего. Ранее упомянутая наивысшая точка на нашем профиле находится еще на 67 километров дальше. Гор нет. Это уже второй случай, когда с карты исчезают горы, о которых ранее сообщали исследователи. Аналогичным образом был удален с карт хребет, изображавшийся ранее возле 72-й параллели, западнее станции Пионерская. Вряд ли за прошедшие 10 или 20 лет невысокие горные вершины, если бы они и существовали, могли скрыться под мощным слоем фирна и снега. Ежегодное накопление снега на склоне антарктического щита, связанное с переносом снежных масс из внутренних частей Антарктиды сточным ветром, измеряется одним-двумя метрами за год, при этом снег оседает, а льды текут вниз и тем самым компенсируют прирост высоты склона. Наконец, в настоящую эпоху, как показывают различные факты, ледяной панцирь Антарктиды сокращается, а не растет. По-видимому, эо время полетов за далекие горные вершины принимались отдельные линзы высококучевых облаков сиреневатого цвета, которые появляются иногда над Антарктидой при безоблачной в целом погоде.

Для прослеживания нарастания или убывания ледяного щита представляет большой интерес наблюдение за трещинами. В юго-западном направлении от горы Брауна, по курсу 212°, аэрофотосъемкой 10 сентября 1953 года обнаружены две группы подледных вершин. По данным М. Г. Бурлаченко, одна из них находится в 3,5 километра, другая в 10,5 километра от горы Брауна. Ледяной покров над этими вершинами вспучен и покрыт трещинами. Сравнение аэрофотосъемок этих мест за различные годы поможет уяснить динамику ледяного щита.

Заканчивая обзор поверхности Антарктиды вдоль нашего маршрута, отметим, что прибрежный антарктический склон начинается в 274 километрах от выхода к берегу у горы Гаусс, то есть за 20-30 километров до горы Брауна. Сначала наклон составляет в среднем 0,005, а на последних 40 километрах, как обычно в прибрежной части, возрастает до 0,020. Профиль по маршруту полета убеждает нас в том, что антарктическая долина, начинающаяся вблизи станции Советская, выходит к берегу в районе залива Олаф-Прюдс. Положения изогипс 500, 1000 и 2000 метров на изданных картах очень неточны.

Обычное для Антарктиды юго-восточное направление застругов, которое создается преобладающими сточными ветрами, мы наблюдали не только в районе горы Гаусс и несколько западнее, но также и на побережье, в районе Моусона. В глубинных районах картина оказалась более сложной. Так, по долине в верховьях ледника Эймери появились заструги, ориентированные в направлении 10-190°, которые, вероятно, обозначают долинный сток. К востоку от точки поворота на маршруте стали преобладать заструги восточных и даже северо-восточных направлений. В их формировании, очевидно, принимают участие как сток по правому склону долины, так и воздушные течения, связанные с циркуляцией в барической депрессии над заливом Олаф-Прюдс.

Природа этой депрессии не совсем ясна: депрессия низкая, она не аналогична обширным малоподвижным циклонам над морем Росса или Уэдделла. Вероятно, ее существование в известной степени поддерживается теплом самого залива, имеющего много полыней в ледяном покрове. На уровне моря она слабо выражена. Описанная выше система застругов подтверждает ее существование.

Вечером наш самолет приземляется в Мирном, я покидаю самолет с приятным сознанием, что этот рейс еще более укрепил связи с нашими "соседями" на Южнополярном материке - австралийскими исследователями и значительно расширил представления о своеобразной природе Восточной Антарктиды.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru