НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Калининград - Генуя - Мирный

Готовясь в Антарктиду, я до последнего дня выполнял обязанности заместителя начальника Главсевморпути по науке. Незадолго до отплытия "Оби" из Калининграда мне пришлось поехать в Канаду на международную конференцию.

Едва возвратился из Канады - опять конференция, на этот раз Международного союза геодезии и геофизики.

В итоге на сборы в столь дальнюю дорогу осталось три дня. В Калининград я летел самолетом Ли-2. Была чертовская болтанка. Провожали меня жена и дочь, они сильно укачивались, и мне пришлось несколько часов выступать в роли сестры милосердия.

Когда мы приехали в порт, "Обь" уже грузилась. Я немедленно занялся проверкой состояния дел и размещением личного состава на корабле. Всего на борту "Оби" отправлялось 210 человек - 69 членов экипажа, 74 участника морской экспедиции и 67 участников континентальной. Остальные сотрудники несколько позже отправлялись на теплоходе "Кооперация", в их числе и известный писатель Юхан Смуул. Из континентальной экспедиции взяли на "Обь" в первую очередь людей, необходимых для организации поездов в глубь континента. Среди них были главный инженер Парфенов, начальник наземного транспортного отряда Николаев, начальник геофизического отряда Острекин, начальник авиационного отряда Перов, главный штурман авиационного отряда Бродкин, начальник радиоотряда Федоренко, начальник строительного отряда Кунин, начальники станций Бабарыкин, Мустафин, Сидоров и, наконец, 16 водителей и 14 летчиков.

Я поселился в каюте вместе с начальником морской экспедиции В. Г. Кортом. На судно погрузили: 10 тягачей с уширенными гусеницами, 14 тракторов, 38 металлических саней, 2 самолета Ил-12 с люками для сброса груза, главным образом горючего в бочках (на "Кооперацию" погрузят 2000 прочных бочек), один самолет Ли-2 с лыжами на фторопласте, все горючее и прочий груз. Всего 4000 тонн. Погружено все хорошо. Самолеты в разобранном виде уложены на санях, а поэтому находятся очень высоко над палубой.

Днем 26 сентября состоялся митинг. Представители партийных и общественных организаций Калининграда напутствовали нас теплыми словами и сердечно желали нам успеха. Затем капитан "Оби" принимал гостей в своей каюте. Обстановка была теплой, непринужденной, и задушевный разговор затянулся до позднего вечера. Потом я проводил жену и дочь на вокзал: они уезжали домой, в Москву. Вернувшись на судно, отдал последние распоряжения.

В 6 часов утра 27 сентября "Обь" отошла от причала. Море встретило нас штормом. Сильно качало. На следующий день прошли Кильский канал.

29 сентября я собрал радистов-штурманов. Для них будет организована учеба. Учебу организуем и для водителей. Затем состоялся разговор с начальниками станций. Дал задание разработать подробный план движения поездов в глубь континента.

Едва вышли в море, я послал начальнику Второй Советской антарктической экспедиции А. Ф. Трешникову радиограмму, в которой просил сообщить о положении поездов, но он пока информировал лишь о том, что у него седьмой день пурга и что работы производить невозможно.

С Кортом обошли все лаборатории. Отдохнув от погрузки и обосновавшись по-хозяйски на корабле, участники экспедиции готовятся к работам. Некоторые наблюдения уже начались.

На третьи сутки жизнь на судне вошла в свое обычное руссло. К тому же в этот день погода улучшилась, ветер утих, волнение улеглось и качка уменьшилась. Идем со скоростью 14-15 узлов.

На протяжении всего плавания я вел дневник. Вот он.

"2 октября. Ясно, солнечно, тепло. Некоторые уже загорают. Сегодня собрал корреспондентов (их много в составе экспедиции) и поставил перед ними задачу подготовить выставку об исследованиях "Оби" в Антарктике во время Первой экспедиции. Ее мы продемонстрируем на родине Христофора Колумба, в Генуе, где с 6 по 10 октября проводится Пятый международный конгресс транспортных сообщений. Его организаторы прислали приглашение посетить Италию и принять участие в этом конгрессе. Маршрут пролегает вблизи берегов Португалии. Правда, берега не видны, так как над голубовато-зелеными волнами океана держится дымка.

3 октября. Идем все так же хорошо. К сожалению, погода начинает ухудшаться. Появились облака, температура понизилась до 6 градусов и на ветру совсем прохладно. Много встречных судов. Утром нас часа четыре сопровождали неизвестные военные суда - крейсер и три эсминца. В 16 часов появились берега Гибралтара. Перед проливом на берегу несколько маленьких городков - все здания белые. Величественную картину представляет собой сам Гибралтар - огромная скала. Сверху донизу на скале поставлены пушки, на самом верху много мачт, в том числе радиолокационных. Интересна большая забетонированная площадка для сбора дождевой воды - пресной воды здесь нехватка.

Прямо за скалой, а также в глубине бухты Гибралтар расположены испанские города.

Зашли в бухту. У входа в порт Гибралтар к нам подошли два катера с врачом и представителями фирмы, которые передали Ману заказанные им карты Гибралтара. Вся процедура заняла 30 минут - и дальше в путь.

Обсуждаем планы организации внутрикоптинентальных поездов.

4 октября. Средиземное море. Погода портится, начался шторм. Волнение достигает 5-6 баллов. "Обь" слегка качает. В первой половине дня виднелся гористый берег Испании. Затем пошел дождь, видимость ухудшилась. Судно сбавило ход. Утром занимались уточнением плана гидрографических работ "Оби". Решили производить съемку берегов Антарктиды на участке от Мирного до моря Беллинсгаузена и организовывать базы лишь в тех местах, где не работали другие страны. Наметили организовать пять баз.

Наконец пришли ответы А. Ф. Трешникова на наши вопросы. Алексей Федорович сообщал, что горючего у него останется значительно больше, чем можно было считать по его более ранним донесениям. Уточнил положение станций Восток-1, Советская и Комсомольская. На нашу просьбу доставить к нашему приходу на станцию Пионерская 200-300 тонн горючего он ответил, что сделать это не сможет ввиду недостатка тягачей. Последние будут заняты продвижением станции Восток, расконсервацией Комсомольской и продвижением Советской. Словом, из радиограммы Трешникова явствует, что участники Второй Советской антарктической экспедиции стремятся как можно дальше продвинуться в глубь континента. Это может привести к тому, что наши предшественники разбросают свои транспортные средства и балки по континенту и ими трудно будет воспользоваться. Но, с другой стороны, легко понять и стремление Трешникова достичь Южного геомагнитного полюса. И все же главное для нас - это создать в намеченных областях Антарктиды советские внутриконтинентальные станции. Уточняем подсчеты. Они показывают, что для организации станций нужно доставить с Мирного на Пионерскую 1200 тонн груза. На перевозку такого количества груза наших транспортных средств не хватает. Чтобы поднять весь груз одновременно, нужно на Пионерскую забросить 200-300 тонн горючего для заправки тягачей.

А. Ф. Николаев и другие мои спутники уговаривали меня дать Трешникову радиограмму с предложением приостановить движение поездов и сделать промежуточные базы, с тем чтобы наши тягачи могли завезти на новые станции все необходимое для работы в течение года. Это было правильное предложение, ибо теперешние походы Второй экспедиции приводили к рассредоточению сил. Мы отлично понимали, что, какой бы точки поезд Второй САЭ ни достиг, нам придется в это место еще раз направлять поезд, чтобы доставить туда все необходимое для зимовки. А. Ф. Трешников шел налегке. Но у меня не поднялась рука остановить его поезд.

Я не стал писать грозную радиограмму, а вместо этого приказал разработать детальный план похода нашей экспедиции в глубь континента, с тем чтобы немедленно же после разгрузки судна заняться снаряжением поезда. Решено за каждым трактором закрепить сани с определенным грузом. Намечаем, в каких балках кто поедет, как будет организовано питание, кто и какие именно поведет трактора. Обдумываем в деталях обеспечение, связью во время переходов. Такой план поможет быстро собрать поезд. Это наша основная залача. А пока большинство участников похода занимаются "повышением квалификации".

Вместе с водителями начальники станций осваивают трактора и тягачи и изучают штурманское дело. Механики станций изучают порядок приема и выпуска самолетов, способы подготовки взлетно-посадочных полос.

Уголок Мирного
Уголок Мирного

Собрал совещание, чтобы обсудить радиограмму А. Ф. Трешникова. Решили так: дома Советской до нашего прихода из Мирного не отправлять, а вместо них взять горючее, доставить балки только для станции Восток и расконсервировать Комсомольскую. Послал в Мирный соответствующую радиограмму.

5 октября. Сильный встречный ветер. Скорость продвижения снизилась до 11 узлов. Брызги волн часто бьют в окна нашей каюты. Многих укачало. По радио узнали о том, что вчера запущен Первый искусственный спутник Земли. Вот это победа!!! Всеобщая радость! Американцы давно говорили о спутнике. Год-два назад они на международной конференции докладывали о том, что скоро спутник будет запущен, причем все Зто обосновывали техническими докладами и показами чертежей и картинок.

Дал задание радистам попытаться послушать сигналы спутника.

Рядом с радостями - житейские огорчения. Получил радиограмму из Москвы, что изготовление пяти саней из дюраля находится под угрозой срыва. Дал телеграмму на завод с просьбой сани подготовить к отходу "Кооперации". Эти сани более легкие, и мы на них очень надеемся.

Вечером с Кортом занялись глажкой брюк - завтра берег. Во время качки это операция достаточно сложная, к счастью, она прошла успешно.

6 октября. Стихло. Ясно. Идем вдоль берегов Франции, а затем Италии. По всему побережью виднеются небольшие города. Это одно из лучших курортных мест Средиземноморья.

Во второй половине дня подходим к Генуе. Порт большой. Со стороны моря город красивый, расположен на горе, которая поднимается непосредственно от моря. Вершины гор венчают многочисленные старинные крепости и замки.

Судно швартуется к парадному, пассажирскому причалу. После осмотра судна таможенниками на борт "Оби" прибыло много корреспондентов. Здесь же провели первую пресс-конференцию.

7 октября. В 10 часов присутствуем на открытии заседания во дворце Сан Джордио, которому более 200 лет. Обстановка торжественная. Вдоль лестницы стоит почетный караул, здесь же висят флаги всех стран - участниц конгресса (их 19). Перед открытием в зал вносят два флага в сопровождении народной охраны. Как полагается, несколько торжественных речей, затем доклад. Присутствие нашей делегации вызвало интерес. Фотографы крутились возле нас. В час вернулись на судно пообедать, а затем пошли осматривать город. Побывали в музее капитана Д'Альберти. Дом оригинальный - расположен в бывшей крепостной стене.

8 октября. С утра небольшое совещание. Затем поехали на знаменитое кладбище "Кампосанте". Кладбище очень красивое. Памятники здесь часто ставятся при жизни. Видели мы памятник старухе, продавщице бубликов. Она все свои сбережения откладывала на памятник. Поставила его за год до своей смерти и каждый день ходила на него смотреть. Памятник сделан изумительно. В общем, люди еще при жизни думают о своей смерти.

Вечером были в муниципалитете, на приеме у мэра города Пертузло. Мэр подарил нам большую книгу - документы Колумба. Затем пошел разговор о возможном допуске жителей Генуи на судно. Дело в том, что полиция на судно никого не пускала и объявила, что желающие могут получить пропуск в полиции. Конечно, на это охотников мало. Мэр заявил, что сейчас он обещать ничего не может, но завтра даст ответ.

9 октября. Проехались за город, за 35 километров от Генуи в рабочий поселок. Дорога изумительно красивая, напоминает порогу от Симферополя до Ялты. Жаль, времени было мало - торопились обратно в Геную: в этот день наше судно было открыто для посещения. С 2 до 7 часов вечера на судне побывало 2600 человек. Сделано много записей в книге, и все доброжелательные.

Завтра собираемся отдать дань памяти Колумба. Заказали большой лавровый венок и букеты живых цветов.

10-11 октября. С утра поехали к домику Колумба. В автобус набилось 50 человек. У мемориального музея стоял почетный караул. Приехал мэр. Венок внесли в домик, затем Май и мэр обменялись речами. Домик маленький, всего две комнаты. В основном его украшают ленты от венков.

Вечером принимали на судне гостей. Были мэр, префект, сенатор Пико, наш посол, президент Пятого международного конгресса транспортных сообщений, представители фирм, корреспонденты итальянских газет. Прием прошел хорошо. Посол уговаривал нас остаться еще на несколько дней, так как 12-го должен приехать президент страны. Но я ответил, что никак не можем - времени у нас нет.

Ремонт эхолота задержал нас до 2 часов 11 октября. Последние разговоры, подписываются документы - ив путь.

12 октября. Погода хорошая. Тихо. Правда, был кратковременный ливень. Осматривал палубное хозяйство и груз. Самолету, который находится на втором трюме, здорово достается - краска лопается прямо на глазах. Механики непрерывно обмывают его пресной водой. Сходит краска и с наших садей. Страшно сыро. Утром встаешь - рубашку хоть выжимай.

13 октября. Снова идем, на этот раз с небольшим попутным ветром, вдоль берегов Испании, но их видно редко. Часто встречаем суда.

Николаев расстроен - оказалось, что сани сделаны не совсем качественно. Приходится доделывать в пути. Николаев поднял на ноги всех трактористов.

Интересно поведение чаек. Они сегодня без движения крыльями все время оставались вровень с идущим кораблем. Используют ветер и восходящие токи. Я им бросил кусочки колбасы - немедленно кинулись за ними.

Вечером наблюдалась очень сильная гроза. Молния сверкала почти непрерывно в нескольких местах неба.

14 октября. С утра вошли в Гибралтарский пролив. Идем вблизи африканских берегов. Погода тихая, солнечно, но сравнительно прохладно. Проходим вблизи Танжера - "свободного города" - с населением 173 тысячи человек. Вроде бы и европейский город - повсюду многоэтажные дома, и в то же время то тут, то там видны мечети. Довольно много зелени. Далее на запад на холмах стоят крепости. Очень красивый маяк.

Свернули на юг, идем вдоль берегов Африки. Вечером опять сильные грозы над берегом.

15 октября. Погода хорошая, солнце, температура плюс 18. Изредка видны берега Африки. В море часто встречаются большие стада дельфинов.

Пришло сообщение, что "Кооперация" выйдет из дока только 25 октября. Значит, в Мирном она будет на месяц позже нас. Это худо - упускаем время. Задерживается "Кооперация" - задерживается и выход поездов. Во-первых, с нами идут только 16 водителей. Во-вторых, крепежные балки для саней привезет только "Кооперация". Наши инженеры этот вопрос не продумали. Пока что запросил Мирный - сколько тракторов они могут выделить для нашей экспедиции до прихода "Кооперации".

На судне много больных гриппом - его подхватили в Генуе. Грипп скверный - с высокой температурой. Вчера было 9 больных. Сегодня заболел Николаев.

Научные отряды все больше и больше разворачивают работу. У геологов - сепарация и промер глубин. У гидрологов - работа с батиграфами. Биологи готовят сети и начали эхолотирование.

В море появились летучие рыбы. Забавно. Я их вижу впервые. Выскакивают из воды и летят метров сто - двести, а затем опять в воду. Их полет напоминает полет больших стрекоз.

По сообщению Мещерина из Мирного, поезд Трешникова находится на 280-м километре. За сутки прошел около 100 километров. Это хорошо, желаем им успеха.

Вечером изучали звездное небо. На юге уже появились звезды южного полушария.

16 октября. Погода опять хорошая. Тепло, солнце, тихо. Начался пассат. Утром прошли 28° с. ш. Собрал народ для обсуждения вопроса об организации поездов. Дал указание в случае задержки "Кооперации" готовить к выходу из Мирного поезда со станциями Советская и Комсомольская, не ожидая прихода "Кооперации". Острекин с Бродкиным уточняют расстояния до будущих станций и намечают их наиболее рациональное размещение.

Был у метеорологов. Сегодня они выпустили первый радиозонд, и, как всегда, первый блин комом - часть сигналов не принята. Но место для добычи водорода - на корме - выбрано удачно. От баллонного газогенератора шланг проведен на вертолетную площадку. Там наполняется шар, оттуда же будут выпускать.

Был у геологов - наблюдал сепаратор в работе. К сожалению, он перемалывает взвеси, поэтому можно определить только их количество. А. В. Живаго показал профиль дна у Бискайского залива - интересен шельфовый порог.

17 октября. Погода вновь хорошая. Солнце, тихо. Днем пересекли тропик Рака. В машине температура воздуха до 40 градусов. С утра обсуждали план выгрузки. Правда, окончательно многие вопросы могут быть решены только в Мирном. Все будет зависеть от ледовой обстановки и характера припая. Но наметить, сколько людей должно участвовать в разгрузке судна, можно уже сейчас. Что мы и сделали.

Пришло сообщение, что "Кооперация" выйдет из Калининграда 26 октября. Это уже хорошо. Без нее трудно будет отправить поезд. Сообщили и список водителей. По два водителя нам выделить на одну тяговую единицу не удастся, это ясно. Поэтому я просил сегодня Парфенова и Николаева планировать по одному водителю и к ним дать по одному человеку, с тем чтобы они могли подменять водителей. На мой запрос в Мирный Мещерин ответил, что сейчас все водители тягачей в походе, а имеющихся в Мирном трактористов использовать нецелесообразно. Ясно, что у людей в Мирном уже "чемоданное" настроение. Рассчитывать нужно только на собственные силы.

У биологов появилась забавная птица - сыч-свеч. Как она попала на корабль, - неясно, но ее вчера поймали на палубе. Сегодня повели меня в биологическую лабораторию смотреть сыча, однако, когда пришли, ящик, куда его посадили, оказался пуст. Паника - сыч пропал. Позже его обнаружили в углу за биологическими сетками. На судне "базируется" несколько маленьких сухопутных птиц.

К вечеру узнаю, что штурман Кривошеее заболел. Звоню врачу. Он предполагает заворот кишок. Если не поправится, придется его оставить на берегу в ближайшем порту, так как делать операцию на борту рискованно. Зашел к больному. Ему лучше, говорит, что завтра понравится, хотя, по словам врача, его так сильно схватило, что он уже просил, чтобы его похоронили в Мирном, а не в море. Врач заявил, что независимо от исхода болезни его на зимовку оставлять нельзя - приступ может повториться.

Дал в Москву телеграмму с просьбой прислать опытного штурмана вместо Кривошеева.

Перечитываю книгу Шеклтона "В сердце Антарктики". Там много такого, что нужно использовать, хотя, конечно, оснащение его и нашей экспедиций сравнивать нельзя.

Нужно всю литературу прочесть вновь. Одно дело, когда читаешь ее просто как литературу, но когда знаешь, что самому придется работать в этих условиях, смотришь на нее по-иному.

Сегодня поезд Трешникова прибыл на Пионерскую, а на Восток-1 самолеты продолжают возить горючее. Как-то они справятся с этой работой?

18 октября. Сохраняется хорошая погода. Море спокойно. Температура воздуха +25, а воды +27°. Сегодня много читал Шеклтона. Интересная и полезная книга.

Вечером разговаривал с Николаевым - его заботят нездоровые, как он выразился, настроения среди трактористов. Я вызвал к себе двух ребят, потолковал с ними. Разобравшись, в чем дело, просил Парфенова, Ткачева и Николаева принять конкретные меры (какие - я сказал) к тому, чтобы сплотить трактористов. Конечно, с ними сложно. Ребята собраны со всех сторон, их не знаешь, но с ними нужно делать большие дела. Придется их изучать и воспитывать.

Вечер был очень душный. Многие перебрались спать на палубу. Летчики спят в самолетах и под самолетами.

Кривошееву сегодня лучше. Пришел врач и доложил, что операция отпала.

19 октября. Прошли 13-ю параллель. Сегодня день спокойный - обычные судовые будни. Обсуждали движение поездов в Антарктиде. Трешников все еще в Пионерской, а ведь времени до нашего прихода остается немного.

Наш уже старый соплаватель свеч сидит в клетке у биологов. Но ничего пока не ест. Очень забавная птица. Ее глаза смотрят умно, и когда к ней близко подходишь, она поднимает перья и начинает раскачиваться из стороны в сторону - пугает.

20 октября. В 8.30 встали на якорь для производства магнитных наблюдений (в точке 8°40' с. ш.). Однако сильное течение затрудняло наблюдения. Выбрали якорь, легли в дрейф. Постояли до 12.00. За это время бешеную деятельность развили рыболовы. Поймали много окуней. Очень красивые, красноватые с фиолетовыми пятнышками.

Присутствовал на занятиях водителей. Конечно, перед таким большим походом необходимо технику освоить в совершенстве.

В 18 часов судового времени позвонил капитан, сказал, что в 20.00 к нам подойдет "Казань", которая должна передать нам сардины. Действительно, в 20.15 "Казань" подходит к нашему судну, стоящему на якоре на 8° с. ш. Мы ложимся в дрейф. Включены прожекторы, спущен парадный трап. Вскоре к нам подходит полная шлюпка гостей. Они нам привезли 200 килограммов мороженой рыбы, более 1000 банок консервов. "Казань" плавает с июня, уже четыре месяца прошло с тех пор, как они вышли из советского порта. Поэтому они всем интересовались. Дали им газеты и журналы, обменяли кинофильмы.

Снялись только в первом часу ночи. Тепло распростились с "Казанью", проходя мимо нее, дали три гудка, ракету.

Так встретились два советских судна вдали от Родины, у берегов Африки.

21 октября. Завтра пересекаем экватор. Полным ходом идет подготовка к празднику Нептуна. На прогулочной палубе установлен квадрат из труб с дырочками. В эти трубы пустили воду, и много мелких струй под большим напором бьют в разные стороны. В этих струях нужно искупаться, чтобы получить диплом Нептуна.

22 октября. Второй день уже прохладно, северо-западный пассат уже сменился юго-восточным. Сегодня пересекаем экватор поздно вечером, поэтому праздник Нептуна решили перенести на завтра.

Часть народа с утра делает зарядку, а И. А. Ман вместо зарядки драит палубу мостика. Говорит - матросский труд очень полезен. Я несколько раз принимал участие в этом деле.

Парфенов и Николаев продолжают разрабатывать планы движения поездов. Рассчитывают до выхода основного поезда создать несколько баз с горючим. Предлагаю тщательно подсчитать, сколько это займет времени, ибо основной фактор в продвижении поездов - время.

В 22.10 пересекли экватор. Мы в южном полушарии. Судно дало гудки, включили прожекторы. Шутники утверждали, что капитан ищет экватор. Зажгли фейерверк. Итак, если смотреть на глобус, мы идем сейчас вниз головой. Приближается Антарктика, а следовательно, и напряженная работа. Пора подумать о выгрузке. На борту приводят в порядок грузовые стрелы.

23 октября. Рассчитывали на жаркую погоду, но сегодня ночью накрывался одеялом. Вот тебе и экватор! На небе местами дождевые облака. Несмотря на не совсем подходящую погоду праздник Нептуна прошел весело.

Поезд Трешникова еще на Пионерской. Что-то долго стоит.

24 октября. Пасмурно, прохладно. Рассчитываем 31-го прийти в Кейптаун и 1-го вечером выйти оттуда, поэтому включили четвертый двигатель, прибавили ход.

Из Мирного сообщили, что поезд Трешникова вышел с Пионерской, но, пройдя 10 километров, встал. Дорога - сплошные заструги, мягкий снег: была метель. Это неприятное сообщение. Как-то они пойдут дальше?

Послал в Мирный телеграмму с просьбой к нашему приходу разведать дорогу по припаю.

Сыч, который живет у биологов, начал есть. Берет большие куски мяса в лапу и из лапы ест.

25 октября. В Мирном без перемен - поезд стоит. Мы непрерывно просчитываем варианты движения наших поездов, которые будут создавать станции Восток и Советская. Дал задание просчитать вариант: после прихода "Оби" в Мирный выходят 5-6 тягачей для доставки горючего до Пионерской, затем идет поезд тракторов, преимущественно с горючим, и, наконец, после прихода "Кооперации", числа 12-15-го, выходят тягачи с основным грузом станций.

Вечером в кают-компании рассказывал о Четвертой антарктической конференции в Париже.

26 октября. Сильный ветер, усиливается качка. Созревает мысль дать Трешникову телеграмму - организовывать станцию совместными усилиями. Но это нужно обдумать. Они, понятно, используют все силы для того, чтобы максимально продвинуться вглубь.

Пришло сообщение, что "Кооперация" 25 октября встала в Калининграде под погрузку.

27 октября. Опять 7-8-балльный юго-восточный ветер, волны 6-7 баллов, скорость судна снизилась до 11 узлов, температура воздуха и воды +17°. Прохладно, а ведь мы около 13° ю. ш. и нулевого меридиана. Да, тропики не так уж баловали нас теплом.

Сегодня появился первый альбатрос. Летает буквально над самой водой, между волнами.

Продолжаю восстанавливать в памяти полярную литературу - опыт предшественников нужно знать. Сегодня закончил книгу "Последняя экспедиция Скотта". Хотя он и пишет, что ошибок за собой не замечает, все же он допустил ряд ошибок, что и привело к гибели. Во-первых, выходить нужно было раньше и главную ставку делать на собак, а он в них не верил. Во-вторых, нерасчетливое расходование продуктов - не оставляли резерва. В-третьих, после полюса - потеря веры в свои силы. В-четвертых, не использовали возможность встречи полюсной группы вспомогательными партиями.

Прошли параллель острова Св. Елены, правда, он остался милях в пятистах к западу. Сегодня проходим 18° ю. ш. около нулевого меридиана. На судне раз в два дня передается радиогазета. Сегодня первый помощник капитана интересно рассказывал о нашем судне.

Трешников - на 500-м километре от Мирного, сообщает, что дорога плохая, заструги до 2 метров высотой, но за сутки прошли 60 километров. Это хорошо.

У биологов улетел сыч. Он теперь погибнет. Очень жалко. Птица была забавная.

28 октября. Штормит, качает. Море так и кипит. Пришлось сбавить ход, чтобы волной не повредило самолеты.

Мы много времени потеряли в Генуе, а сейчас вот задерживает шторм. Ледовая же обстановка в Мирном такова, что к припаю можно пробиться и сейчас.

И. А. Ман который день предлагает дать Трешникову телеграмму, чтобы он не шел на Восток-1, а подготовил бы базу горючего для наших поездов. Сегодня я ему доказал, что это нецелесообразно. Пусть поезд продолжает движение в глубь материка.

Взялся за книгу Амундсена "Южный полюс".

29 октября. Волнение продолжается, прошли тропик Козерога у 4° в. д. Прошел по лабораториям. У геологов сепаратор от соленой воды покрывается коррозией. Его перебирают, красят.

Скоро праздник. Некоторые газеты просят прислать приветствия. На это мастер наш первый помощник. Он заядлый корреспондент.

Послал поздравительные телеграммы всем родным.

Поезд Трешникова дошел до 600-го километра от Мирного. Завтра должен быть на Востоке-1. Правда, один тягач у них сломался, с ним оставили четырех трактористов, радиста и балок.

Нас сопровождают альбатросы и буревестники. Изумителен полет альбатроса!

30 октября. Немного стихло - ветер заходит к югу. Ход прибавили. В точке 28°08' ю. ш., 9°54' в. д. встретились с учебным парусным судом "Товарищ". Идет с попутным ветром под всеми парусами. Красиво! Мы дали гудки, вывесили флаги, летчики пускали ракеты.

Парфенов с Николаевым закончили расчет графика похода. План такой.

После прихода "Оби" мы направляем на 150-й километр четыре трактора для заброски горючего. Затем до Пионерской отправляем тягачи. Числа 14 декабря отправляем тракторный поезд до Комсомольской и уже после прихода "Кооперации" направляем тягачи, причем для экономии горючего планируем на обратном пути трактора доставить на санях тягачами. По расчету, 15 февраля все тягачи должны вернуться в Мирный.

Что ж, это неплохо. Но у нас не хватает водителей, нет балков.

Первые наблюдения
Первые наблюдения

Дал задание определить количество балков, необходимых для движения поездов. Расписать эти балки по колоннам. Расставить люден. Выявить всех, кто водит трактор, чтобы можно было подменять водителей. Продумать вопрос о питании. Начальникам станций предложил раскрепить свой народ за санями и за родом груза.

Дал в Мирный телеграмму, в которой сообщил планы наших работ по организации станций. Просил к нашему приходу подготовить 15 водителей, возможное количество балков, а также спальные мешки, скороварки, плиты и электрокамбузы.

31 октября. Погода сегодня лучше, но продолжается бортовая качка. Завтра утром будем в Кейптауне. Предполагаем закупить там немного овощей и фруктов. Перед Кейптауном на судне наводится порядок.

Сегодня пришел ко мне летчик Каминский и заявил, что пора стричься. Что ж, хорошо. Справился он быстро - эту профессию он так же хорошо освоил, как и летную. Однако очень долго возился с одним виском. Опасались, как бы не получилось, как с ножками стола, которые подпиливали, чтобы выровнять, а в результате стол остался без ножек.

1-2 ноября. В 9 утра показался Кейптаун. Город так же, как и Генуя, расположен у подножия гор. Погода плохая, моросит дождь и прохладно. Верх знаменитой Столовой горы закрыт облаками, но видна гора Львиная Голова.

Вблизи Кейптауна подошел катер с лоцманом. Около пирса мы взяли катер на буксир и повели в порт. Старпом съехал на берег оформлять документы. Закончилась эта процедура только около 12 часов.

Старпом привез с собой на судно чехословацкого консула Патека. Патек оказался очень приятным человеком. Дружески побеседовали с ним, потом он предложил свозить нас на мыс Доброй Надежды. Дорога туда очень красивая, по-над берегом моря. У самого моря ограда. Заплатив охраннику 5 шиллингов, мы въехали в заповедник. Вскоре пришлось выйти из машины и пойти в гору пешком. Поднимаемся к старому маяку. Здесь же радиостанция. Все это стоит на краю обрыва на высоте около 300 метров. Вид отсюда великолепный. Мыс же Доброй Надежды рядом, через бухту.

На обратном пути увидели маленькую антилопу, и только пожалели, что нет обезьян, как вдруг откуда ни возьмись целое стадо, штук двадцать. Мы тут же остановились и вышли из машины, но обезьяны не спеша стали уходить в кусты, причем маленькие на ходу прыгали большим на спину и те их везли. Забавно.

В тот же день "Обь" посетил американский ученый Рубин, который едет в Мирный. У нас нет мест. Просим его обождать теплоход "Кооперация", на котором для него приготовлена каюта. Он очень огорчен, говорит, что ожидать месяц у него нет никакой возможности, что он матрос, готов ехать в любых условиях и т. д. Решили потесниться, но Рубина взять на борт.

На следующий день, 2 ноября, пошли в город. Город невелик - всего две улицы, состоит он в основном из коттеджей, лишь в центре можно увидеть большие дома. Нет здесь ни одного театра, нет телецентра, приобщиться к культуре можно лишь в кинотеатрах, коих в Кейптауне три.

К 11 часам вернулись на судно. Здесь уже ожидал Патек, с ним был греческий консул, который осмотрел судно и сделал в книге хорошую запись. Затем поехали в горы. Дорога изумительная. Кругом цветы, но рвать их нельзя - 50 фунтов штрафа. На обратном пути проехали поселок негров. Весь поселок - за проволочной оградой, как тюрьма. Кошмар!..

Прямо с дороги поехали в Чехословацкое консульство на прием. Прием был теплый, "семейный". Распрощавшись с хозяевами, пошли пешком, шли более часа. В порту заблудились, и только в 22.20 пришли на судно. Здесь нас ожидал Рубин. Капитан его устроил в каюту с Острекиным и Бродским. Андрияшева переселили.

За время стоянки на борту побывали ученые университета, приглашали к себе, но, к сожалению, у нас не было времени. Наши метеорологи ходили в метеослужбу. Кейптаунские метеорологи просили передавать им метеосводки. Эту просьбу выполним.

Вечером зашел к Рубину узнать, как он устроился. Он угощал коньяком своих соседей. Выпил рюмку и я. Рубин заявил, что все в порядке, все хорошо. Он плохо, но говорит по-русски.

3 ноября. Утром закончили погрузку - и в путь. Холодает. Температура воды уже 10-15°. Последнее тепло.

Пройдя мыс Доброй Надежды, легли курсом на Мирный. Пока еще нет никаких сообщений о "Кооперации", Уж очень она задержалась. Дал телеграмму капитану "Кооперации" Янцелевичу с просьбой информировать нас, как идут дела.

Во второй половине дня пришло сообщение, что "Кооперация" вышла 1 ноября. Взяли меньше саней, чем планировали. Опять нужно пересматривать план движения поездов.

Поезд Трешникова прошел Восток-1. Дорога стала хуже: часть саней пришлось оставить. Глубина колеи от тракторов 30 сантиметров.

4 ноября. Попали в сильную качку. Ветер до 22 метров в секунду. Сороковые широты дают себя знать. Пришлось отклониться к востоку, так как наш палубный груз не выдержит большой качки.

Много идет поздравительных телеграмм, посылаем и мы. Ведь скоро праздник - 40-я годовщина Октября.

Радио принесло радостную весть - запущен еще один сателлит. Вес более 500 килограммов, диаметр около метра. В спутнике собака!!! Вот здорово! Как не гордиться своей Родиной!

Появился новый самолет ТУ-114 на 220 мест. Опять победа. Вот нам бы такой самолет в Мирный! Не надо было бы полтора месяца качаться на корабле и в поездах.

Трешников на 830-м километре. Это хорошо, но теперь дорога еще тяжелее: глубина колеи уже 40 сантиметров. Трешников сообщил, что они идут 16-18 часов в сутки с двумя остановками.

Ледовая обстановка в районе Мирного неплохая - ширина припая 25-30 километров. Можно подходить уже сейчас.

5 ноября. Сильная качка. Ночью сани, которые стоят на втором трюме, сорвались - лопнула связка. Пришлось лечь по ветру и крепить. Не удержались и баллоны с газом, чуть сдвинулся трактор. Опять задержка. А у нас все решает время. Закрепив грузы, легли на курс 110°.

Пришло сообщение от Трешникова - дошел до Комсомольской. Окапывают дома. Молодцы.

Обсуждали план проведения праздника. Ввиду сильной качки праздничный ужин намечается на 7-е. Самодеятельность подготовила концерт.

6 ноября. Качка продолжается. Иногда крен доходит до 30-33°. В каюте со столов все падает. Стулья "гуляют" по палубе, но наш груз на палубе пока держится. Во время качки плохо спать. С утра побаливает голова. Зашел Рубин - принес журналы и синоптическую карту. Заявляет, что организация станций Восток и Советская - дело трудное.

Слушали открытие юбилейной сессии Верховного Совета СССР. Вечером провели торжественное собрание. Я делал доклад о 40-й годовщине Октября. Приходит много поздравительных телеграмм.

7 ноября. Индийский океан. На 12 часов дня: 45°47' ю. ш., 28° 26' в. д.

От Кейптауна прошли 1023 мили. Утром слушали передачу с Красной площади. В такие праздники особенно хочется быть дома, в семье. Зашел к капитану, поздравил его с праздником. У народа приподнятое настроение.

Радостное сообщение из Мирного. Вот оно:

"6 ноября 1957 г. в 17 час. мск поднят государственный флаг Советского Союза над новой советской южнополярной станцией Комсомольская в точке 74°08' ю. ш., 97°17' в. д. на высоте около 3500 м (затем уточнили 3540 м) над уровнем моря. Этим объявляется об открытии станции. Станция Комсомольская начала метеорологические наблюдения по программе МГГ. Создание станции Комсомольской - результат упорной работы отряда наземного транспорта, авиации, всего коллектива II КЛЭ в сложнейших природных условиях.

Станция Комсомольская имеет электростанцию с двумя дизелями, радиостанцию, электрокамбуз, жилое помещение для личного состава, обеспечена продовольствием и современным оборудованием для производства метеорологических наблюдений. На станции создана ВПП для приема самолетов на лыжах. Одновременно станция Комсомольская будет служить промежуточной базой для создания новых внутрнконтинентальных станций Восток и Советская. Для этой цели весенний санно-тракторный поезд завез сюда из Мирного около 60 тыс. литров дизтоплива. В ближайшие дни горючее, материалы сюда начнут доставлять из Мирного самолеты. Это достижение коллектива советской континентальной антарктической экспедиции посвящается сороковой годовщине Великого Октября - Трешников".

Молодцы ребята! Но мои ребята с Комсомольской заявили - мы бы хотели сами ее открыть. На это я им ответил: "У вас не менее сложная задача. Проживите год на этой станции - будете молодцами".

Приближаемся к Мирному. Сегодня были заряды снега. В каюте включили отопление. Температура воды +1, воздуха + 3, -5°.

В 17 часов 30 минут - праздничный концерт самодеятельности. Наш гость Рубин усиленно фотографировал. После концерта я пошел в столовую команды и вечер провел с ними. Праздник отметили хорошо.

8 ноября. На палубе уже немного снега: чувствуется приближение Антарктики. Вчера прошли 50-ю параллель. Море успокоилось. День прошел спокойно.

9 ноября. С утра с капитаном обсуждали план выгрузки. Пришло сообщение из Мирного о состоянии припая. Есть несколько трещин. Толщина льда от 118 до 170 сантиметров. Местами много снега.

Море спокойное. Ход хороший. Сообщили в Мирный, что будем у кромки льда 15 ноября, а у припая 16-17 ноября. Рубин составил синоптическую карту.

10 ноября. Немного усилился ветер. Температура воздуха и воды около 1°. Ночью в локатор в 11 милях к югу видели айсберг. Прошли 57° ю. ш. С утра вновь обсудили план выгрузки. Издал приказ по выгрузке. Ответственным за выгрузку назначен Ман. Неясно пока, как будем выгружать самолеты. Вначале наметили выгрузить и собрать их на льду, но затем было высказано мнение, что это опасно. Нужно еще раз обсудить это с летчиками.

11 ноября. Встречающиеся языки льда заставляют нас вновь уходить на север. Спустились до 59° 10', а затем вновь вынуждены были подняться, чтобы не идти по льду. Правда, лед слабый, тонкий - сантиметров пятнадцать - двадцать. Оригинальна форма льда - блины диаметром от 1 до 7 метров. По краям торосы. Многие льдины напоминают "макет" льдины, на которой я дрейфовал в Арктике, но, конечно, в сильно уменьшенном виде.

На одной из таких льдин лежит тюлень. Судно прошло метрах в пятидесяти от него, а он и не шевельнулся. Иногда встречаются киты, летают буревестники двух видов - бело-черные и серые, сопровождают нас и альбатросы.

А. В. Живаго показал планктон, который он получил в сепараторе. Теперь он хороший, сохраняет форму и не перемалывается.

Из Мирного пришло сообщение, что пять тягачей и пять саней вышли из Комсомольской по направлению к геомагнитному полюсу для создания базы горючего. Это хорошо, если только авиация обеспечит их бензйном. Хотя, по сообщениям, Ли-2 на Комсомольскую возят по 1200 килограммов за рейс. Видимо, ходят с большой перегрузкой.

12 ноября. Идем почти на восток, к югу не спускаемся - лед. "Кооперация" вчера в 24.00 мск прошла Касабланку.

С утра с Парфеновым и Николаевым обсуждали расстановку сил. Очень жаль, что Трешников не имеет возможности выделить для нашего транспорта водителей. Он сообщил также, что в завозе горючего для круглосуточной работы двигателей нуждается только Восток - остальные станции, очевидно, смогут прожить на угле. Этого не хотелось бы делать. Ведь при работе двигателей сотрудники имели бы электроотопление. Что очень важно. Видимо, все это придется решать при встрече, тем более что Трешников обещал к приходу "Оби" быть в Мирном.

Сегодня перевели часы еще на один час, теперь мы живем на 4 часа вперед Москвы.

В 12 часов дня наше место 58°07' ю. ш., 63°17' в. д. Глубина 4170 метров, температура воздуха -2°, воды -1,6°. Итак, скоро Мирный.

13 ноября. То и дело приходится преодолевать языки льда. Уже встречается старый лед и обломки айсбергов. Сегодня много времени провел на мостике - наблюдал лед. Он сильно размыт волнением и таянием. Интересно наблюдать за формой льдин. Одна льдина напоминает цаплю, другая - утку, третья,, сильно окатанная, - плавающий шар и т. д. В точке 58 16'ю. ш." 74°10' в. д. встретили двух первых императорских пингвинов. Лежали на льдине. Судно прошло совсем близко от них, они отползли, но со льдины не сошли.

К вечеру вошли в солидный лед. Капитан решил к ночи выйти на чистую воду; шли на север, и к 23.00 местного времени оказались в точке 57°30' ю. ш., около 74-го меридиана. Таким образом, отошли на север на 2 градуса. Жаль, упускаем время.

Погода с утра была отличная. Летчики усиленно взялись за подготовку самолетов к выгрузке. На Ли-2 поставили одну лыжу, для Ил-12 готовили стабилизаторы. К вечеру погода ухудшилась.

14 ноября. Ночью корабль встал. Вышел из строя подшипник вала гребного винта. Пока искали запасной, пока меняли - простояли около 7 часов. Продолжаем идти около широты 57°20' курсом 100°. Чистая вода сменяется полосами льда. Сегодня ночью Мирный разговаривал с Маном и Ткачевым по телефону. Из Мирного сообщили план движения поезда. Сейчас он сделает базу горючего (около 45 000 литров) на 250-м километре по направлению геомагнитного полюса, затем вернется на станцию Восток-1 за домиками и потащит их на Восток. Что ж, это хорошо. Нам предстоит обеспечить эти станции грузом на год работы. Транспортных средств хватит.

На припае в Мирном появляются новые трещины. Николаев очень переживает - как-то он доставит по припаю тягачи? Действительно, есть о чем подумать! Решили к тягачам привязать брусья: если тягач провалится, он задержится на брусьях. Вечером А. Ф. Николаев, начальник транспортного отряда, мастер спорта, лауреат Государственной премии, делал доклад о своих работах по конструированию машин. В общем, он человек очень толковый, скромный и деловой. Считаю, что это находка для экспедиции.

Ночью разговаривал по радиотелефону с Мирным, с Мещериным. Станцию Восток намечают ставить на 550-м километре от Комсомольской. Просил не увлекаться и поставить станцию в пределах досягаемости самолетов. Сейчас у поездов не хватает горючего. Подключили Ил-12, ресурсы которого уже на исходе, он сегодня сбросил 2500 литров горючего. Сбрасывали на парашютах.

Мещерин сказал, что сейчас освоили метод сбрасывания, а до этого часть бочек били, часть уходила в снег на 3 метра, откуда их практически невозможно достать.

Мы везем два Ил-12 и сможем, в случае необходимости, организовать сброс горючего. Миряне просили также побыстрее доставить им овощи. Они хотят, как только мы войдем в припай, подсесть к нам на самолете. Овощи мы для них закупили.

15 ноября. Сегодня Ил-12 Москаленко делал разведку льда, а затем подошел к нам и сбросил вымпел. На борту было много мирян. Они дали с борта телеграмму в стихах.

Ледовая обстановка благоприятная: перемычка льда небольшая. Идем курсом 170° в полосу разреженного льда. До Мирного осталось около 400 миль. Летчики усиленно готовятся к выгрузке самолетов. Собирают "лиру", спускать с борта самолеты. Весь народ освободили от работ на судне для подготовки к высадке в Мирном. Итак, скоро напряженная работа.

16 ноября. Идем разреженным льдом. Встречаются перемычки слабого льда, но к вечеру у широты 64° и 90° долготы встретили старый лед, покрытый к тому же снегом. Попытались пробиться, но лед не поддается. Бьемся, как в подушку. Ман решил обойти лед по разводьям. Повернули назад, прошли 8 миль, а затем все же пришлось пробивать. Судно хорошо работает во льду. Осталось льда 30 миль.

Изыскивали необходимое снаряжение для авиаотряда на случай, если придется собирать самолеты на льду. Сегодня из Мирного нам передавали концерт. Очень много песен местных композиторов. Кричак писал музыку, а Введенский слова. Концерт хороший. Видимо, через год и мы запоем. Такова обстановка - нужно давать отдушину от тяжелого труда.

17 ноября. Вышли на чистую воду и полным ходом идем к Мирному. Встретили очень большой айсберг, длиной до 22 миль, высотой более 20 метров. Более мелких айсбергов попадается много. Наконец проходим остров Дригальского - это ледяной купол на банке. Ночью входим в припай и начинаем пробиваться.

18 ноября. Рано утром прилетел Ли-2 и с ним миряне во главе с А. Ф. Трешниковым. Все они выглядят хорошо, настроение бодрое. Трешников прибыл прямо с Комсомольской. Обмен мнениями, прием и, конечно, письма."

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Интересные Туры в Калининград тут - европейские каникулы.









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru