Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска




http://prometey.nayuga.com/ крым отдых в крыму.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Распад семьи


К августу, когда ледяные поля уносит в море, прибрежные воды в значительной мере очищаются ото льда, хотя случается, что какой-нибудь айсберг и преграждает выход из фьорда. Середина августа - как раз тот момент, когда Upernak переходит в Aosak (эскимосские времена года). Это короткий и неопределенный "безледный" период между таянием и новым образованием льдов. Стада ревущих моржей выходят для линьки на дрейфующие льдины. Большие стаи белых чаек, бургомистров, моевок и поморников кричат день и ночь напролет у туш мертвых моржей. Над берегом носятся, подобно призракам, глупыши, а высоко над ними роятся маленькие гагарки, кружась как в водовороте. "Но скоро солнце скроется, - писал Нансен, - льды сомкнутся, птицы одни за другими улетят на юг, наступит полярная ночь, а с нею - глубокое молчание". 23 сентября солнце в последний раз покажется над полюсом.

К началу осени большинство медведей снова охотится на дрейфующих льдах за тюленями, особенно за молодыми. За весну и лето медвежата очень выросли, теперь они достигают в длину 1,2 метра, а вес их составляет около 60 килограммов. Однако, судя по некоторым сведениям, осенью их рост замедляется, а зимой и вовсе прекращается. Впрочем, в середине января Джексон застрелил медвежат, еще не достигших зрелости, в желудках которых было тюленье мясо; они весили по 105 килограммов каждый, причем самец достигал в длину 1,6 метра, а самка была на 7 сантиметров меньше. (Рост же самой медведицы, в сосках которой еще было молоко, составлял 1,9 метра.) Белые медведи, очевидно, заботливо пестуют свое потомство до самой зрелости. По многочисленным наблюдениям, большинство "семейных" медведиц всегда имеет двух медвежат. А Сетон даже утверждает, что оба медвежонка всегда выживают до второй весны.

Мнения о том, когда именно распадается семья, противоречивы. Однако ясно, что какого-то определенного времени года тут не существует*. По сведениям некоторых очевидцев, медведица бросает своих медвежат уже во вторую весну их жизни, когда им исполняется пятнадцать-шестнадцать месяцев, непосредственно перед или даже в период спаривания, хотя, как мы видели, некоторые медвежата в этом возрасте еще сосут мать. Как бы то ни было, к этому времени многие медвежата уже настолько овладевают охотничьими навыками и умением отыскивать падаль, что в случае гибели матери сами могут добывать себе пищу. В середине августа Маннихе убил одинокого медвежонка, который находился в хорошем состоянии; в желудке у него было мясо. По мнению путешественника, медвежонок этот был сиротой - мать его застрелили в марте, и возраст его не превышал, следовательно, девяти месяцев. В середине февраля километрах в трехстах шестидесяти от острова Врангеля Де Лонг застрелил медвежонка, который при длине 1,65 метра весил всего 57,6 килограмма. Он предположил, что этот медвежонок тоже сирота - мать его подстрелили осенью предыдущего года, а отпрыск ее, по мнению Де Лонга, залег в берлогу неподалеку от судна.

*(Теперь известно, что это бывает в разное время - иногда летом или осенью второго года жизни медвежат, когда им 18-22 месяца, иногда же семья проводит вместе две зимы и распадается лишь следующей весной, когда медвежатам больше двух лет. (А. К.))

Педерсен говорит, что жизнь медвежат, оставшихся в одиночестве, подвергается самым разным опасностям: зимой им угрожает гибель от голода, зубов и когтей старых самцов, копий и винтовок охотников. Впрочем, как молодые, так и старые медведи могут длительное время обходиться без пищи и отличаются необыкновенной живучестью. Если только пуля охотника не поразила какой-нибудь жизненно важный орган, она почти не представляет опасности для этих животных. Вот что записывает в своем дневнике (1596 год) Геррит де Фер: "12 июня утром мы увидели белого медведя, преследовали его на лодке и, накинув ему петлю на шею, думали, что можем его поймать; однако, подплыв к нему, заметили в нем такую силу, что не рискнули напасть на него. Тогда мы вернулись на корабль, чтобы напасть на него в большем количестве и с оружием. Затем мы опять преследовали его с ружьями, римскими секирами, называемыми в общежитии алебардами, и с обыкновенными топорами; на помощь к нам подошли со своей лодкой люди Яна Корнелиссона.

Итак, надлежаще снабженные людьми и оружием, мы на двух весельных лодках подошли к медведю, но бились с ним почти в течение четырех склянок, так как едва задевали его нашим оружием. Наконец мы нанесли ему большим топором такую сильную рану в спину, что топор остался в ней. Тем не менее медведь выплыл с топором. Неустанно преследуя его, мы наконец топором разбили ему голову, после чего он подох. Затем мы втащили тушу на корабль Яна Корнелиссона и сняли с нее шкуру, которая была длиной в 12 футов".

По словам Педерсена, семьи, не распавшиеся на протяжении второго лета, легко отличить от других, ибо к этому времени молодые самцы перерастают матерей (особенно если медведица еще не полностью достигла зрелости), оставаясь, правда, менее грузными - они весят всего около 180 килограммов. Еще один отличительный признак такой семьи - неуклюжесть и инфантильность, присущие движениям медвежат*. Очень может быть - хотя, по-видимому, еще никто ни разу не видел такие семьи непосредственно в берлогах, - что в таких случаях медведица залегает с медвежатами и на вторую зиму, а бросает их в сезон течки, приходящейся на третью весну их жизни. Имеются сведения, что в Онтарио в ноябре месяце видели медведиц, сопровождаемых трехлетками. Но мы не можем согласиться с Хейг-Томасом, утверждавшим, будто семья не распадается иной раз в течение четырех-пяти лет.

*(Самые большие из восьми медвежат-самцов, осмотренных Цалкиным ня. Земле Франца-Иосифа в августе и сентябре, имели в длину всего 1,67 метр, а длина самок была в среднем на 2,5 сантиметра меньше. - Прим. авт**.)

**(Здесь и в ряде других мест автор книги использует работу В. И. Цалкина "К биологии белого медведя архипелага Франца-Иосифа" [Бюлл. Московского об-ва испытателей природы, отд. биол., 1936, т. 45 (5)], но цитирует ее весьма неточно. Так, в работе В. И. Цалкина длина самца определена в 140 сантиметров, а у Р. Перри указано 170 сантиметров. Длина самок, по данным В. И. Цалкина, составляла 130 сантиметров, то есть не на 2,5, а на 10 сантиметров меньше, чем у самцов. (В. Г.))

Когда молодые медведи наконец начинают жить самостоятельно, они поначалу держатся какое-то короткое время вместе. А некоторые "двойняшки" расходятся только через несколько месяцев. Однажды Де Лонг (это было в начале сентября) поймал в западню на льду около острова Геральд медвежонка-самца (вес 260 килограммов). Сестра этого медвежонка (вес 190 килограммов) не пожелала покинуть брата, который, стараясь спастись от собак, тащил за собой западню, угодив в нее лапой. Сестра то забегала вперед, то возвращалась к нему. А 8 февраля Ван де Брюгге видел, как двое медвежат продолжали держаться вместе и тогда, когда на них напали его люди. Одного из зверей убили, но второй все время к нему возвращался, хотя сам был трижды или четырежды ранен копьем.

Молодые медведи иногда совершают большие путешествия. За два года в северо-восточной Гренландии Маннихе отметил сотню медведей, из коих пятая часть или даже более того приходилась на долю одиноких молодых животных (и только в декабре и январе он вообще не встречал этих животных). Из медведей, замеченных Де Лонгом во время дрейфа его судна во льдах к северу от островов Геральд и Врангеля (оно не подходило к берегам Сибири ближе чем на 280 километров), к этой категории принадлежала почти половина.

Широко распространено мнение о том, что медведи продолжают расти до восьми лет. Однако Маннихе, основываясь на данных, полученных при измерении черепов, полагает, что животные растут только в течение шести лет. Самки, которые во всех других отношениях развиваются быстрее, вероятно, почти не растут после достижения четырехлетнего возраста. Как по размеру, так и по весу белые медведи почти так же огромны, как гигантские бурые медведи на Аляске и острове Кадьяк. В качестве рабочей гипотезы можно принять следующий вывод: средняя длина зрелого самца - 2,4 метра, максимальная - 2,7 метра, вес - 360-450 килограммов и даже больше; для медведицы соответствующие цифры составляют 1,8 метра и 317 килограммов*, причем Даже самая крупная самка никогда не достигает размеров среднего самца. Вес самца зависит от его состояния. Больше всего весят обычно не самые крупные медведи, а самые жирные, зверь средней упитанности несет на себе от 22 до 45 килограммов жира. Лайон, наблюдения которого отличаются большой точностью, летом 1821 года застрелил у входа в Гудзонов пролив медведя необычайно могучего сложения. При длине сего 2,7 метра он имел 2,4 метра в обхвате, а рост его (до холки) равнялся 144 сантиметрам. "Втащив его на судно, мы с удивлением установи - что вес его превышал 1600 фунтов". Ламонт - правда, его сведениям не всегда можно доверять, - также убил (в водах Шпицбергена) очень большого медведя, "вес которого составлял не менее 1600 фунтов" (720 килограммов). Большинство медведей, застреленных Джексоном на Земле Франца-Иосифа, были не только очень истощены, но и размеры их оказались ниже обычных, а средний вес составлял всего 370 килограммов. Между тем Педерсен утверждает, что гренландские медведи - самцы должны весить 450 килограммов, а наиболее упитанные - и все , 500, медведицы же должны весить от 340 до 380 килограммов**.

* (Это несколько преувеличено. Обычно вес взрослых самок не превышает 250 килограммов. (А. К.))

**(Это несколько преувеличено. Обычно вес взрослых самок не превышает 250 килограммов. (А. К.))

Мы располагаем тремя значительными сериями измерений белых медведей. По данным Педерсена, сорок семь взрослых гренландских медведей, измеренных свежеубитыми, имели в длину 2,4-2,5 метра, а двадцать три медведицы - 1,8-2,1 метра. Среди шестидесяти девяти животных, застреленных Джексоном, самцы имели в длину (до кончика хвоста) 2,2-2,4 метра. У ста сорока девяти медведей, исследованных Цалкиным на Земле Франца-Иосифа, соответствующие цифры составляли 2-2,4 метра.

Как правило, данные об измерении белых медведей чрезвычайно неточны, ибо мы часто не знаем даже, как обмеряют зверя - по спине или по брюху (между тем в последнем случае длина увеличивается на 10-15 сантиметров). Неизвестно также, учитывается ли длина хвоста. А ведь медвежий хвост может достигать в длину и 7, и 20, и 32 сантиметра (если он очень пушистый). Таким образом, ошибки при измерениях могут составлять 17-48 сантиметров. К тому же норвежские промысловики и охотники, например, производят все измерения уже после удаления жира со шкуры.

Есть сведения о значительно более крупных медведях, чем говорилось выше. Но на эти измерения никак нельзя полагаться. Герцог Абруццский утверждал, что ему случалось убивать на Земле Франца-Иосифа медведей, длина которых достигала 2,8 метра. Норвежцы сообщали, что на Шпицбергене были добыты животные длиной 2,9 метра (3 метра, считая до кончика хвоста). А в Гренландии якобы убили медведя длиной 3,2 метра. В русских источниках упоминаются медведи весом в тридцать пять - шестьдесят пудов (то есть 560-960 килограммов, включая 195 килограммов жира). Имеются сомнительные данные о том, что в 1931 году зимовщики с полярной станции на Земле Франца-Иосифа застрелили медведя длиной 3,8 метра и весом 600-700 килограммов. В английском клубе "Бун энд крокет" (в США есть, свой такой же клуб - "Роулэнд Уорд") стоит чучело медведя высотой 3,7 метра. Его освежевали сравнительно недавно - в 1960 году, близ Коцебу, у северного входа в Берингов пролив. Вес его, как говорят, составлял 994 килограмма. А раз так, то у нас нет никаких оснований не верить Трэмблею*, который утверждал, что, охотясь к северу от Баффиновой Земли, между мысами Йорк и Крофорд, убил медведя длиной 3,4 метра и весом около 810 килограммов. Этот гигант - самый большой из всех медведей, которых доводилось видеть даже местным эскимосам, - имел высоту в холке 135 сантиметров. Встав на задние лапы, он оказался бы выше самого крупного слона.

*(Трэмблей А. - канадский путешественник, автор книги "Плавание "Минны Мод"". 1921. (В. Г.))

Возможно, что в былые времена встречались и не такие исполины. Конечно, измерения, произведенные спутниками Баренца, были весьма приблизительны и неточны. Однако, как мы уже говорили, шкуры двух животных, которых они убили с лодок (одного близ острова Медвежий, а другого - у Шпицбергена), имели в длину соответственно 3,7 и 4 метpa, так что медведи, с которых содрали эти шкуры, должны были быть настоящими великанами.

Если оставить в стороне размеры, внешние различия между полами незначительны. У самца на спине мех грубый и короткий - не более 6 сантиметров. У самок же и медведей, не достигших зрелости, мех обычно длиннее и белее. В третью или четвертую зиму жизни у медведя отрастает косматая грива, которая спускается с его шеи и плеч к передним ногам. Достигая в длину 12-15 сантиметров, грива эта нависает над лапами почти до самой земли. В сентябре у животных начинает расти плотный подшерсток - защита от зимних морозов, а к октябрю отрастают короткие густые остевые волосы, образующие внешний покров его зимней шубы.

В конце мая шерсть на морде и передних лапах начинает линять, в процессе линьки медведь теряет большую часть подшерстка, так что у некоторых даже обнажается брюхо. Иногда у медведей, зимовавших в берлогах и с весны нагуливавших вес, линька затягивается до июля и даже августа, а волосы продолжают расти до самой осени. Чем жирнее медведь, тем раньше начинается линька. После нее зверь кажется меньше и тоньше, хотя его и покрывают длинные и шелковистые остевые волосы. Желтоватые кончики этих волос, особенно заметные сразу после линьки, придают шкуре, которая зимой бывает почти девственно белой, лимонно-желтый оттенок. Поздним летом и осенью тыльная сторона лап, нижняя часть шеи и ляжки становятся почти золотистыми, и только брюхо остается совершенно белым.

Нет никакого сомнения в том, что беловатый цвет шкуры белого медведя помогает ему маскироваться, когда он подкрадывается к тюленю по покрытому снегом льду, а желтоватая летняя окраска гармонирует с цветом многолетних паковых льдов, с которыми медведь дрейфует летом. Однако гипотеза о том, что светлоокрашенные животные, в том числе и белый медведь, излучают меньше тепла и не так быстро охлаждаются, нежели темные, едва ли соответствует действительности. Пожалуй, более вероятно, что уменьшению потери тепла способствуют форма тела "коротышки" - медведя, характерная для многих арктических животных, а также относительно короткие уши, хвост и лапы. (Следует, однако, обратить внимание на тот факт, что угловатый, длинноногий и длинноухий карибу, в зимний ареал которого входят самые холодные районы из всех, где живут полярные млекопитающие, не счел нужным прибегнуть к подобному физическому самоограничению.)

Невозможно установить, до какого возраста доживают белые медведи на воле. Очевидцы отмечали у некоторых животных явные признаки старости. Фрейхен встречал старых (хотя и не обязательно очень крупных) медведей с совершенно стершимися зубами и когтями. Харингтон подтверждает это, добавляя, что у очень старых медведей часто бывают гнилые и поломанные зубы, которые, вероятно, причиняют им сильные страдания. Кеттлиц установил, что среди медведей, застреленных Джексоном, многие были поражены артритом, а один крупный, хорошо упитанный зверь прихрамывал из-за сильной гипертрофии костей на всех четырех ногах*. У молодого медведя с Земли Франца-Иосифа легкие были поражены туберкулезом. Об аналогичном же случае сообщают из Гренландии. По наблюдениям Кеттлица, на голове и шее медведей нередко встречаются кисты величиной с орех и фиброзные опухоли. В диафрагмах старых медведей часто находят трихинелл (еще не установлено, какое именно вредное действие они оказывают на организм животного). Отмечались также отдельные случаи чесотки и бешенства. Возможности распространения таких болезней среди белых медведей ограничены, так как они не любят общаться между собой. Но, по данным Успенского, за последние годы значительно возросло число заболеваний трихинеллезом из-за более частых контактов с домашними животными**. Вполне вероятно, что причиной смерти многих арктических исследователей и мореплавателей был именно трихинеллез, которым они заразились, употребляя в пищу медвежье мясо, а отнюдь не цинга, как считали до сих пор.

*(Сейчас трудно установить, что это было, но, возможно, нечто вроде "слоновой болезни" у человека. (А. К.))

**(Последние исследования установили очень широкое распространение трихинеллеза у белых медведей в Арктике: местами заражено более 70% медведей. Вряд ли, однако, в этом повинны домашние животные, так как заражение возможно лишь при поедании мяса больного зверя (см. послесловие). (А. К.))

В неволе медведицы сохраняют плодовитость до двадцатипятилетнего возраста. Уже упоминавшаяся медведица Султана, которую в августе 1912 года привезли еще медвежонком в зоопарк им. Вашингтона города Милуоки, спарившись весной 1919 года, в декабре того же года родила первого детеныша. С того времени и вплоть до 1935 года она приносила приплод раз в два года и вырастила одиннадцать из двенадцати медвежат, зачатых от двух самцов. Умер как раз двенадцатый, и с тех пор она больше не рожала. Медведица погибла весной 1947 года, когда ей исполнилось тридцать пять лет. К моменту своей смерти Султана была старше любой другой медведицы, когда-либо упоминавшейся в литературе. Кроме того, сообщали об одном из медведей, находившемся в зоопарке Риджент, который совсем одряхлел где-то между тридцатью тремя и сорока годами, а другой медведь прожил сорок один год в зоопарке Честер. Харингтон пришел к выводу, что, судя по виду некоторых черепов и степени изношенности зубов, трудно допустить, что хотя бы отдельные звери доживают до такого возраста в естественных условиях.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"