Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кочевники паковых льдов


Мы уже говорили, что большую часть года белые медведи проводят в странствиях, охотясь во фьордах и у кромки берегового припая. Они часто дрейфуют с паковыми льдами, плывя на льдинах и айсбергах, как на плотах. Перебираясь с льдины на льдину, они путешествуют от острова к острову, иногда странствуют и по суше. Пожалуй, на периферии приполярной области нет ни одного клочка побережья, где бы не побывал когда-нибудь белый медведь, хотя океанские берега канадских островов - от Банкса и Принс-Патрика до северных берегов острова Элсмир и Гренландии, - а также материковую часть Восточной Сибири эти животные посещают довольно редко. За два года исследований у кромки льда от Принс-Патрика до острова Аксель-Хейберг Стефанссон ни разу не обнаружил медвежьих следов, а Пири в ходе своей неудачной попытки достигнуть полюса через северную часть острова Элсмир и Гренландию (июль - ноябрь) видел только одного медведя.

Едва ли найдутся акватории полярных морей, по которым не путешествовали бы со льдами белые медведи, хотя обычно северной границей их странствий по морю Бофорта считается 73-я параллель (270-360 километров от берега). Судя по всему, это именно так, ибо за период с марта 1952 года по апрель 1953 года зимовщики американской дрейфующей станции Т-3 не видели никаких млекопитающих. Они пересекли на ледяном острове длиной 16 и шириной 7 километров море Бофорта и достигли точки, расположенной всего лишь на 3° южнее полюса. Можно утверждать почти наверняка, что медведи редко посещают тот участок полярного бассейна, где в районе около 83°50' северной широты и 160° западной долготы, приблизительно в 720 километрах от Северного полюса, находится полюс недоступности (так его назвал Стефанссон). Лед в этом районе очень торосистый, ровных полей почти не бывает. Однако, по данным Стефанссона, даже в этом скованном морозами море, случается, льды расходятся и появляются разводья, так что время от времени сюда заходят тюлени. Но это происходит слишком редко, чтобы тут могли постоянно обитать белые медведи.

К югу от полюса условия более благоприятны для тюленей. "С высоты 4150 метров мы оглядывали гигантские ледяные пустыни, испещренные трещинами различных направлений, - писал русский летчик Байдуков, пролетевший в 1937 году над полюсом. - [Черные, подобно дорогам весной, они оживляли мертвый арктический ландшафт]*". В конце мая Амундсен, летевший к полюсу, совершил вынужденную посадку немного южнее 88° и обнаружил большого тюленя в разводье. Между Евразией и полюсом люди не раз встречали белых медведей в весьма высоких широтах, особенно часто их видели советские ученые на дрейфующих станциях. Так, советские полярники, дрейфовавшие на льдине с мая 1937 года по февраль 1938 года** (они прошли за это время из района полюса мимо берегов северо-восточной Гренландии до широты 70°54', то есть до вод между заливом Скорсби и островом Ян-Майен), рано утром 1 августа заметили медведицу с двумя медвежатами. В это время они были далеко на севере - под 88-й параллелью, почти в 630 километрах от ближайшей суши. Два дня спустя они увидели морского зайца, он плавал в разводье шириной 30-70 метров, по кромкой которого громоздились огромные льдины. Пири, находившийся на пути к полюсу из северной Гренландии, в конце марта обнаружил к северу от 80° свежие медвежьи следы, которые вели вдоль края одного из разводий. А три недели спустя, севернее 87°, он заметил - также поблизости от разводья - свежие следы песца. Однажды в декабре, когда зима уже давно вступила в свои права, медведица с медвежонком запутались в проводке, которая вела к прожекторам, освещавшим взлетную дорожку на американской дрейфующей станции "Альфа"; станция находилась в это время на 84° северной широты. Когда "Фрам" дрейфовал во льдах близ 84°, к северу от Северной Земли, поблизости от судна был убит медведь; во время своего пешего похода к Земле Франца-Иосифа Нансен видел следы севернее 83°.

*(В книге Г. Байдукова "Записки пилота" (М., Гослитиздат, 1938) имеется только первая из приведенных автором фраз, а вторая (взятал в квадратные скобки) отсутствует (см. Байдуков Г., ук. соч., с. 233). (В. Г.))

**(Речь идет о группе И. Д. Папанина. (А. К.))

До самого последнего времени считалось, что белые медведи проводят большую часть жизни, дрейфуя со льдами из одной части Арктики в другую. Как правило, эти льды движутся вокруг полюса в направлении по часовой стрелке. Северные ветры гонят лед из моря Бофорта в северную часть Чукотского моря, и многие медведи в октябре и ноябре пересекают Берингов пролив. В это время льды надвигаются с севера, ибо воды теплого течения Куросио не могут пробиться через пролив. Медведи направляются на юг вдоль побережья Аляски, достигая Нома. В прежние времена, в те годы, когда зимою паковые льды заходили особенно далеко к югу, они иногда достигали островов Прибылова, где на лежбищах собиралось множество сивучей и морских котиков. Случалось, что, двигаясь вдоль материкового побережья, медведи проникали на юг до самого устья Юкона. В августе 1880 года на острове Сент-Майкл, в 160 километрах к востоку от Юкона, был застрелен медвежонок. А восточнее, вдоль побережья Азии, медведи, как старые, так и молодые, все еще заходят до самого Анадырского залива; если же льды распространяются особенно далеко на юг, то животные добираются до середины восточного побережья Камчатки. Прежде эти "азиатские" миграции доходили до северной части Японского моря*. и хотя нет никаких сведений о том, что белые медведи попадали на остров Сахалинили в Охотское море**, животные эти были известны в Японии и Маньчжурии еще в 658 году, о чем говорят хроники японских императоров.

* (Сведения о заходах белых медведей (вернее, заносах со льдами) на юг в тихоокеанских морях не совсем точны. Южнее поселка Провидения и залива Креста такие случаи исключительно редки. В Анадырский залив белые медведи в 30-х годах нашего века попадали не часто, но регулярно; теперь этого почти не бывает. Заносы медведей на Камчатку всегда были редкостью (хотя случались даже в 70-х годах). Единственные случаи появления зверей на Курильских островах, островах Хоккайдо, Хондо (Япония) и в Татарском проливе близ Советской Гавани - это редчайшие исключения, которые не могут считаться свидетельством регулярных миграций в прошлом в эти районы. (А. К.))

** (Это неверно. Есть совершенно определенные данные о попадании белых медведей в Охотское море, хотя такие случаи исключительно редки. (А. К.))

Однако основная часть паковых льдов дрейфует по направлению часовой стрелки мимо Берингова пролива и проходит к северу от острова Врангеля, Новосибирских островов, Северной Земли, Земли Франца-Иосифа и Шпицбергена, где более теплые воды Гольфстрима оттесняют льды до 83°. Оттуда паковые льды движутся прямо на юг, вдоль восточного побережья Гренландии, огибают мыс Фарвель и поднимаются на значительное расстояние вдоль ее западного побережья, иногда до Фредериксхоба, а в иные годы - до самого Готхоба, где затем встречаются с другими ледовыми массами. Эти последние льды во время своего дрейфа спускаются из высокоширотных районов Арктики, проходя на восток между канадскими островами через пролив Ланкастер и Гудзонов пролив, через бассейн Фокс и пролив Мелвилл, и скапливаются, наконец, главным образом в море Баффина. (Путь этих льдов был недавно уточнен дрейфующей полярной станцией Арлис-2, которая шла именно этим путем. Летом 1965 года, после четырехлетнего дрейфа от Аляски к побережью Гренландии, льдина, на которой находилась станция, раскололась в водах между Гренландией и Исландией.) Соединившись, паковые льды направляются на юг, образуя тысячекилометровую цепь льдин, которые в ноябре или декабре достигают северных берегов Лабрадора.

Кое-кто с полной серьезностью высказывал предположение, что, дрейфуя с паковыми льдами, белые медведи обычно совершают таким образом циркумполярное путешествие протяженностью 18 ООО километров. Но на такой вояж уйдет не менее десяти лет, если учесть время, необходимое для залегания в берлогу, спаривания, кормления детенышей и отдыха. Да и то подобное путешествие станет возможным лишь в том случае, если всегда найдется льдина, готовая подвезти медведя в нужном направлении, ибо, хотя движение полярных льдов в целом направлено по часовой стрелке и происходит со средней скоростью 4 километра в день и максимальной - 13, существует много противотечений и течений второстепенных. Так, например, судно Де Лонга, дрейфовавшее с паковыми льдами в районе острова Врангеля, за восемь месяцев прошло всего 400 километров, делая менее 2 километров в день. А упоминавшаяся выше советская дрейфующая станция за такое же время оставила за собой 2300 километров, делая около 9 километров в день. Льдина Т-3, которая, как полагают, оторвалась от мощного припая, выступавшего на 18 километров в море от северо-западной части острова Элсмир, и которая была впервые замечена в апреле 1947 года под 80° северной широты и 109° западной долготы, продрейфовала 4300 километров; подковообразный маршрут привел ее далеко на запад (180°77' западной Долготы), а затем на северо-восток (87° северной широты, 100° западной Долготы), причем она проходила от 2,5 до 3,5 километра в день. Таким образом, вместо того, чтобы направиться с основной массой дрейфующих льдов из Чукотского моря в сторону Берингова пролива, Т-3 сначала дрейфовала к югу от полюса в канадском секторе Арктики и через пять-шесть лет вернулась, описав круг, к пункту, откуда, вероятно, и началось ее плавание. После этого она вторично описала такой же круг.

Однако, оставляя в стороне проблемы времени и пространства, невозможно представить себе, что белые медведи имеют обыкновение пускаться в подобные странствия. Для медведиц, которым приходится залегать с медвежатами в берлоги не реже, чем раз в три года, это вообще исключается; к тому же встречи с самцами и спаривание стали бы тогда просто невозможны. Кроме того, участникам подобных циркумполярных плаваний пришлось бы проходить через обширные "голодные" районы, где на гигантских полях сплошного льда нельзя найти ни тюленей, ни какой-либо иной пищи. Так что любая попытка преодолеть столь существенные экологические препятствия противоречила бы всем известным нам законам жизни животных. Ни один зверь не покинет мест, где имеется пища в изобилии, пока условия там остаются благоприятными.

Медведи на паковом льду в период спаривания ранней весной
Медведи на паковом льду в период спаривания ранней весной

Это не значит, что мы отрицаем очевидное: белым медведям, oxoтящимся на тюленей вдали от берега, безусловно, случается дрейфовать. А штормы, изменяя направление дрейфа и ломая ледяные поля, заносят медведей к островам и участкам материка, расположенным на значительном расстоянии от пункта отправления. Как мы уже не раз говорили, наличие медведей на определенном острове и в определенное время года всецело зависит от того, когда и сколько приходит туда паковых льдов. С полным основанием льды эти можно считать транспортерами, переносящими медведей (а также песцов), притом в большом количестве: на одной дрейфующей льдине было как-то замечено целых двадцать девять медведей.

Когда ветры с моря прижимают паковые льды к береговому припаю, за несколько дней на сушу выходит значительное число медведей. Так, например, поздней осенью и зимой западнее полуострова Таймыр жестокие северо-восточные штормы нагоняют огромное количество льда к материковому побережью. И тут же охотники на острове Диксон в Енисейской губе начинают готовиться к появлению океанских медведей (как они их называют, в отличие от местных береговых медведей, которые, по В. Г. Гептнеру*, постоянно держатся на прибрежных участках тундры). С каждой новой партией льда к Енисею прибывают новые медведи. Но когда в июне или июле льды расходятся и часть их выносит в море (в этом районе направление дрейфа - против часовой стрелки), большинство этих океанских медведей покидают материк вместе со льдами, хотя, по словам Гептнера, некоторые из них уходят далеко в тундру или разбредаются по побережью.

*(Гептнер В. Г. (род. 1901) - советский зоолог, доктор биологических наук, профессор. Приводимые сведения взяты из статьи В. Г. Гептвера "Материалы по млекопитающим острова Диксона, прилежащей части северо-западного Таймыра и Карского моря" (Сб. трудов зоол. музея МГУ, вып. 3, 1935) и относятся к концу 20-х годов. Сейчас в районе острова Диксон медведи бывают редко и лишь поздней осенью и зимой. (А. К.))

Способность охотников с острова Диксон замечать физические различия между пришельцами с океана и местными обитателями вызывает сомнение, так же как и утверждения шпицбергенских охотников, уверяющих, что и они отличают местного коротконогого медведя от длинноногого зимнего визитера с северо-востока. Мы ни в коем случае не отрицаем возможность регулярного появления на побережье сибирского материка, а также на Шпицбергене медведей с паковых льдов; Ламонт, например, видел одного из них на айсберге в 45 километрах от этого архипелага. Но совсем другое дело утверждать, что есть физические различия между пришлыми и местными медведями, если последние вообще существуют. И, может быть, прав Педерсен, который считает, что подобные физические различия порождаются исключительно состоянием того или иного животного: жирный медведь со свисающим брюхом представляется коротконогим и более длинным, нежели тощий с поджарым брюхом.

Насколько мне известно, еще ни один белый медведь не был помечен*, а потому невозможно установить, сколько прошло то или иное животное с дрейфующими льдами - сотни или тысячи километров. Но мы знаем, что некоторые "прямые" маршруты пролегают по океану на протяжении сотен километров. Об этом говорит, например, тот факт, что приблизительно в начале января с паковыми льдами в район Лабрадора регулярно прибывают медведи. Ближайшее место, откуда могут происходить эти животные, - южная Гренландия, до которой более 900 километров. Но с 30-х годов XX века количество медведей в этой части Гренландии значительно уменьшилось. И вполне возможно, что теперь медведи прибывают к берегам Лабрадора из моря Баффина, следуя за гренландскими тюленями и морскими зайцами на протяжении, может быть, 1800 километров. Как мы уже видели, Макклинток, находясь более чем в 180 километрах от ближайшего участка побережья моря Баффина, встретил множество медведей на небольших льдинах, дрейфовавших в сторону Атлантического океана.

*(Начиная с 1966 года ученые Канады, США, Норвегии, СССР, а позднее и Дании приступили к работам по мечению медведей. К настоящему времени эти исследования уже дали интересные результаты (см. послесловие). (А. К.))

Мы знаем также, что, когда паковые льды позволяют совершить такое путешествие, эти животные регулярно добираются со Шпицбергена до острова Медвежий (около 250 километров). Еще в 1609 году, когда льды зашли в мае особенно далеко на юг, Беннет*, отправившийся в свое шестое путешествие на этот остров, отметил там необычайно большое количество медведей. Он даже привез для парка Пэрис-Гарденс в Лондоне двух медвежат. В конце XVIII века русские били медведей на этом же острове, а Йильсетер отмечал там большое число этих животных вплоть до 1939 года. Нансен упоминает о медведях, которых он видел повсюду на льду между Гренландией и Шпицбергеном. Они постоянно встречаются у больших лежбищ хохлачей на льду к северу от Ян-Майена (500 километров от Гренландии и 800 от Шпицбергена); норвежские тюленебои все еще добывают здесь около дюжины медведей в год**.

*(Беннех С. - первый английский и второй после В. Баренца западноевропейский мореплаватель, побывавший на Шпицбергене. (В. Г.))

**(Данные о добыче медведей относятся к середине 60-х годов. (А. К.))

Имеются сведения о медведях, достигавших Финмарка - самой северной части Норвегии. Они могли прибыть туда либо с острова Медвежий, пройдя 1300 километров с дрейфующими льдами, либо добирались с Новой Земли, идя вдоль берега (прежде медведей встречали на берегах Карского и Баренцева морей вплоть до Кольского полуострова). Коллет* (1912) полагал, что все новые сведения о медведях в северной Норвегии - это сведения о животных, бежавших из неволи. Однако, если Учесть, что живьем в Норвегию доставляли только медвежат, с этим трудно согласиться. Тем более, что сохранились данные XV - XVI веков об истреблении медведей, причинивших большой ущерб на острове Магерё близ мыса Нордкап. Во второй половине XIX века подобные случаи имели место в районе Варангер-фьорд и Лаксе-фьорд, а в 70-х годах один медведь был застрелен далеко к югу от этих мест - близ острова Сенья (южнее Тромсё).

Нет сомнения, что многие медведи попадают в саму Гренландию, совершив более чем 500-километровый переход со Шпицбергена. Мы знаем также, что время от времени медведи наведываются и в Исландию, расположенную более чем в 360 километрах от ближайшего побережья Гренландии. Это происходит в те весны, когда поля дрейфующего льда особенно обширны, а также в тех случаях, когда большие массы льда отрываются от глетчеров северной Гренландии или от припая и дрейфуют на юг. В Исландии белые медведи появлялись в основном на северном и восточном берегах этого острова, причем обычно заходили только отдельные животные. Однако в те годы, когда льда бывало ocoбенно много, на острове одновременно отмечалось до тридцати медведей. А Эгеде сообщил, что в 1271 году ураганный ветер с северо-востока нагнал к берегам Исландии огромные массы льда, а с ними и множество медведей. 1274, 1275, 1321 и 1518 годы также вошли в историю Исландии как "медвежьи".

* (Коллег Р. - норвежский зоолог, автор книги "Млекопитающие Норвегии" (1911-12). Обрабатывал наблюдения и коллекции Ф. Нансена, собранные во время экспедиции на "Фраме" в 1893-1896 годах. (В. Г.))

Если в эпоху, последовавшую за плаваниями Лейфа Эйрикссона (о нем мы еще упомянем), парусные суда могли приходить из Гренландии в Исландию, следуя по одной и той же широте и не встречая во время своих походов льда, то после 1200 года маршруты судов норманнов свидетельствуют о постепенном распространении паковых льдов на юг. Со временем ледовая обстановка настолько ухудшилась, что, по предположению некоторых историков, старинные поселения викингов в юго-западной Гренландии оказались совершенно отрезанными от метрополии.

Лишь очень немногие из медведей, забредавших в Исландию, зимовали на этом острове, но, насколько известно, ни одна медведица не вывела здесь медвежат. Однако в самом раннем сообщении (около 890 года) упоминается о медведице с двумя медвежатами (уже не очень маленькими), которых один местный житель встретил у озера близ берега фьорда на севере острова. Он увековечил эту встречу, назвав водоем "Хунаватн" - озеро Медвежат. Говорят, что многие медведи исчезали после недолгого пребывания на острове. Но можно подозревать, что большинство из тех, кто выходил на берег, заканчивало там свой жизненный путь: будучи отчаянно голодными и не находя здесь ни тюленей, ни падали, они направлялись в глубь острова, уничтожали овец, лошадей и крупный рогатый скот местных земледельцев, врывались на хутора. Поэтому, если земледельцам не удавалось убить их сразу, как только они высаживались на остров, с ними расправлялись поздним летом или осенью, когда животные возвращались к побережью. Часто зверь погибал от руки охотника-одиночки, вооруженного только копьем. Один такой герой, живший на крайнем севере острова, прославился тем, что один на один убил двадцать медведей.

С конца XIX века сведения о появлении медведей в Исландии стали редки - вероятно, из-за отступления паковых льдов на север. Впрочем, в апреле 1932 года в северо-западной части острова обнаружили двух животных. В марте 1965 года, когда огромные массы льда забили северные фьорды, фермеры, жившие на крайнем северо-востоке острова, утверждали, что видели на льду двух медведей. С начала нашего века идет постепенное потепление полярных вод. Оно ограничило ареал 6eлого медведя, ибо ареал полярной трески - сайки, а за нею и кольчатой нерпы сдвинулся дальше к северу. Впрочем, за последнее десятилетие имело место заметное продвижение паковых льдов на юг. Естественно, что любые длительные изменения температуры не могут не отражаться на распределении белых медведей, сокращая или расширяя акваторию полярных морей, скованную паковыми льдами.

Фрейхен говорит, что при наличии постоянных течений, несущих дрейфующие льды, встречу с медведями далеко в море можно считать обеспеченной, причем медведи эти необычайно тучные, ибо кругом сколько угодно тюленей, которых легко поймать. Имеется много сообщений о медведях, заплывающих так далеко в море, что они теряют из виду сушу и оказываются в десятках километров от ближайших ледяных полей. Скорсби, чьи наблюдения отличаются большой точностью, бывая в водах Гренландии и Шпицбергена, видел медведей на льдинах в 360 километрах от ближайшей земли. Росс в начале сентября встретил медведя на льдине в 180 километрах от ближайшего побережья Девисова пролива, а Бартлет, капитан судна Пири, заметил зверя в 100 километрах от суши, причем льда вокруг нигде не было; очевидно, льдина, служившая плотом этому медведю, раскололась. Сэбин встретил плывущего медведя посередине пролива Барроу (ширина пролива - 70 километров). А капитан одного из судов Компании Гудзонова залива убил большого медведя, переплывавшего залив Джемс; это животное также находилось на середине залива, где совершенно не было льда.

В какой мере эти медведи, плавающие на льдинах, как на плотах, могут считаться хозяевами своей судьбы? По словам Фрейхена, если медведь, дрейфующий на льдине, уходит слишком далеко от суши, он возвращается вплавь обратно. Мы не знаем, сколько дней может медведь плыть, не имея возможности питаться. За сутки это животное, вероятно, способно покрыть около 140 километров, так что едва ли медведи заплывают на большее расстояние от ближайшего льда (если только они не путешествуют на айсбергах). "В проливе Фрозен, - писал Росс, - сильные приливо-отливные течения. Настолько сильные, что, когда преследуемые медведи бросаются в воду, их нередко затягивает под лед и они тонут". Очевидно, тонут они и гибнут и тогда, когда во время штормов в море их раздавливают льды. Нередко охотники убивают медведей с признаками переломов костей. Среди животных, застреленных Джексоном, были и такие, у которых сломанные кости успели срастись (в частности, он убил медведя с четырьмя сломанными и уже почти сросшимися ребрами).

Современные зоологи хотя и не отрицают, что белые медведи странствуют на большие расстояния с паковыми льдами, к вопросу о протяженности таких маршрутов подходят более осторожно, чем их предшественники. Так, например, некоторые канадские зоологи в настоящее время склоняются к мнению, что медведи, выходящие летом на берега Гудзонова залива, отнюдь не "пассажиры дальнего следования", прибывшие из высоких широт Арктики через море Баффина или же из советского сектора Арктики через Гренландию; скорее всего они проделывают небольшое путешествие из бассейна Фокс и Гудзонова пролива или даже принадлежат к практически замкнутому сообществу, существующему в Гудзоновом бассейне*. Мнение это подтверждается тем фактом, что Гудзонов залив - один из очень немногих районов, куда ежегодно заходит примерно одно и то же число медведей.

*(Новейшие исследования с применением индивидуального мечения и радиопрослеживания медведей показали правильность этой последней точки зрения (см. послесловие). (А. К.))

Имеются и некоторые косвенные данные, свидетельствующие в пользу теории ограниченного ареала. По словам Хейг-Томаса, эскимосы северной Гренландии считают, что медведи постоянно курсируют по замкнутому маршруту между Гренландией и островом Элсмир; из пролива Смит они дрейфуют на ледовых полях в юго-западном направлении и выходят на берег у юго-восточной оконечности Элсмира или даже дальше к югу. Оттуда они продолжают свое путешествие, но уже по суше и на север - вдоль берега Элсмира, и достигают северной части бассейна Кейн. Протяженность этого кругового маршрута - немногим менее 1800 километров. Педерсен упоминает о медведях, которые двигаются на юг вдоль восточного побережья Гренландии - от залива Скорсби до самого Ангмагссалика (где их и перехватывают охотники). Затем, проведя зиму на льду, где охотятся на тюленей, эти животные возвращаются на север, добираясь до залива Скорсби и других больших фьордов ранней весной - еще до окончания сезона "белой шубы". Протяженности этого кругового маршрута - свыше 2000 километров.

Единственное вещественное доказательство ограниченности передвижений отдельных представителей этого вида исходит от Макклинтока. Летом 1850 года, находясь в 40 километрах от острова Бичи, он застрелил медведя с зажившей раной, в которой оказалась большая коническая пуля. Он утверждал, что пуля эта могла быть выпущена только из винтовки с двумя нарезами - такими винтовками была снабжена обреченная экспедиция Франклина, зимовавшая на этом же острове в 1845-46 году.

Когда странствующий медведь покидает паковые льды и выбирается на берег, он должен потом либо вернуться в море с этими же льдами, когда весной или летом они снова взламываются и отходят от берега, либо же застрять на суше. Часто случается как раз последнее. И чтобы вернуться в те края, откуда он отправился в путешествие, медведю приходится теперь следовать преимущественно по суше (все имеющиеся данные подтверждают это). Однако иногда медведи залегают в берлоги в наиболее южном или западном конце своего пути, а в августе и сентябре, по-видимому, опять предаются длительному отдыху (мы уже упоминали об этом, говоря о побережье Гудзонова залива). Поэтому в первый год своих странствий они могут и не достигнуть "места назначения". Способность "находить путь домой", покрывая при этом большие расстояния, свойственна всем животным, кроме современного человека. А когда вид, к которому вы принадлежите, имеет тысячелетний опыт странствий по льдам, ваши навигационные способности должны быть развиты особенно хорошо. Есть основания считать, что белые медведи прокладывают свои маршруты "на прямую", пересекая перешейки, выступающие в море косы и даже целые полуострова. Лафри встретил в августе в 50 километрах от побережья большого медведя, совершавшего переход через полуостров Мелвилл. Способность медведей находить дорогу "домой" произвела большое впечатление и на Фрейхена: он приводит данные о хорошо известных кратчайших путях этих животных в районах Баффиновой Земли и полуострова Мелвилл.

Хотя большинство медведей редко заходит в глубь суши далее чем на 2-4 километра, нет никаких оснований полагать, что те животные, которые попадаются за пределами этой полосы, попросту заблудились, С таким закоренелым кочевником, как белый медведь, можно ожидать встречи в самых, казалось бы, не подходящих для этого местах. Известно, что как на Аляске, так и в Канаде и Сибири, медведи забирались в глубь материка на 200 и даже более километров. Мы уже упоминали о ряде случаев, когда перед залеганием в берлогу животные уходили далеко от моря. Если же говорить о других сезонах, то один медведь был замечен к северо-востоку от Большого Медвежьего озера, в 130 километрах от соленой воды, а другой достиг форта Макферсон, пройдя 180 километров вверх по течению реки Маккензи, по пути вламываясь в мясные склады и убивая собак. В России медведь добрался до Усть-Цильмы, расположенной в 360 километрах от устья Печоры. Но все рекорды походов на юг побил медведь с паковых льдов близ берегов Лабрадора, Он прошел через пролив Белл-Айл и, следуя вдоль северного побережья залива Святого Лаврентия, достиг озера Сент-Джон, поднявшись на 180 километров по реке Сагеней; очевидно, он шел на север к заливу Джемс, но его убили у этого озера, на 48° северной широты.

Летом 1962 года свежие медвежьи следы были обнаружены на шпицбергенской горе Ньютон (высота 1712 метров); следы тех же животных были замечены в самой негостеприимной области Арктики - на гренландском ледяном щите, в 50 километрах от восточного побережья, на высоте 1500 метров. Путешественник, попавший сюда, наблюдает здесь, по выражению Пири, только три явления: "бесконечные просторы замерзшей равнины, бесконечный купол холодного голубого неба и холодное белое солнце; целыми днями, а то и неделями он может двигаться, не видя впереди ничего, кроме четкой голубой линии горизонта".

Здоровый белый медведь, несомненно, может долгое время поститься, не теряя сил. Эскимосы полагают, что животное в состоянии обходиться без пищи в течение месяца и способно продолжать свои странствия, даже отощав до такой степени, что его свободно поднимет один человек. Хейг-Томас высказал предположение, что отдельные медведи пересекают ледяной щит Гренландии, проходя при этом 400, а то и все 1200 километров. Ученый исходил из того факта, что у подножия одного ледника он застрелил худого и истощенного медведя, на лапах которого была совершенно стерта кожа; следы этого животного вели прямо через ледяной щит.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"