Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

До свидания, Антарктида!


Осталась позади последняя точка нашего путешествия по Антарктиде. Теперь мы летим обратно. Но наш маршрут проходит несколько иначе.

Первую посадку "ЛИ-2" делает всего лишь в ста километрах от Новолазаревской. На этой базе нет авиационного горючего, и "ЛИ-2" летит на остатках. Вот когда особенно пригодился запасный бак.

Вся надежда - на склад горючего, созданный год назад в ледовой пустыне на мысе Ураганном. Самолет садится. Никакого мыса не видно, во все стороны горизонта тянется снежная пустыня, лишенная каких бы то ни было очертаний и контуров.

Несколько минут самолет подруливает к темному пятну, которое мы увидели еще с воздуха. Это металлические бочки с горючим, вмерзшие в лед, полузасыпанные снегом. К счастью, Антарктида еще не окончательно захватила их в плен, как это бывало со многими складами на других антарктических базах. Их так скоро заносит снегом, что потом отыскать грузы - задача абсолютно неразрешимая. А здесь бочки еще торчат днищами изо льда.

Останавливаемся в сотне метров. Вытаскиваем из самолета небольшие сани, берем металлические ломы и идем к складу. Прижавшись друг к другу, стоят 40-50 бочек с горючим. Нам вполне достаточно восьми.

Работается быстро и весело - ломом надо обколоть как можно больше льда вокруг бочки, а затем, подсунув под нее нечто вроде деревянной оглобли, найденной нами у склада, попытаться освободить ее из ледовых объятий. Двое из нас кладут бочку на сани и везут к самолету, где летчики перекачивают из нее горючее в баки.

Часа через два-три баки "ЛИ-2" полны. Из пустых бочек мы сооружаем пирамиду, стараясь установить бочки потверже, чтобы их не разбросало ветром.

- Монумент в честь антарктического субботника, - говорят пилоты.

Может быть, когда-нибудь наша пирамида послужит ориентиром для летчиков, которым придется сесть близ мыса Ураганного.

Минуя Сиову, летим прямо к "Оби". Радисты еще раньше связались с ледоколом и выяснили, что положение его по- прежнему незавидное. Он пробивается к берегу Земли Эндерби, но до берега все еще восемьдесят-сто километров. Порою скорость судна достигает всего три-четыре километра в сутки.

Начальник антарктической экспедиции, плывущей на "Оби", и капитан приходят к мысли, что все оборудование для сезонной станции, которая организуется на Земле Эндерби, нужно выгружать на лед и самолетами перевозить на берег.

Это крайне рискованный, но необходимый шаг. В одну из прежних экспедиций, когда на лед с "Оби" выгрузили вертолет, трактор, вездеход, много бочек с горючим, вдруг налетел ураган. Когда снежная буря утихла, лед у "Оби" был чистым и пустым. Машины и грузы либо затонули при торошении льда, либо были унесены в океан. Так или иначе все выгруженное было потеряно.

Этот урок осторожности, преподанный антарктическими ветрами, всем памятен. Но иного выхода нет, и полярники вновь идут на риск.

Уже сверху видно, что вокруг "Оби" царит оживление. С борта ледокола спущен маленький самолет "АН-2". Он летал к берегу, с него было выбрано место для будущей сезонной базы. Рядом с судном отличное ледовое поле, вполне пригодное для аэродрома. Вскоре наш "ЛИ-2" пристраивается к "АН-2". К вечеру "воздушный флот" полярников пополняется еще одним самолетом "АН-2", спущенным с борта судна.

На "Оби" мы проводим пять дней. Все это время с борта ледокола днем и ночью сгружают бочки с горючим, палатки, продовольствие, приборы. Вездеход подбирается к самому борту "Оби", принимает сверху свою порцию грузов и поспешно отъезжает с ними в сторону. У края льдины лед менее прочный.

Все выгруженное тотчас же увозится самолетами на берег. Погода стоит ясная, солнечная. Но и эти рейсы чреваты неожиданностями.

Как-то раз "АН-2", улетев на берег, не возвращался несколько часов. Когда пилоты и кинооператор, летавший с ними, вернулись, выяснилось, что при посадке легкий самолет снесло ветром на заструги - сугробы из твердого, уплотненного снега. К счастью, повреждений он не получил, но взлететь там, где "АН-2" остановился, было нельзя. Экипажу и кинооператору пришлось тащить самолет по льду, чтобы вывести его на ровную площадку.

Кроме воздушных, здесь проходят ледовые маршруты. Один из вездеходов отправляется к берегу. И все время, пока он форсирует эти восемьдесят километров, рискуя встретить и трещины, и разводья, и слабый лед, мы живем в напряжении, ожидая, когда же радист сообщит с берега, что вездеход прибыл.

"Обь" стоит недалеко от высоченного айсберга, который, кажется неподвижным. К судну то и дело приходят пингвины. Почти нет ветра, ярок свет солнца. Регулярно летают самолеты. Выгрузка идет хорошо. Словом, положение такое, что, казалось бы, можно и забыть о коварстве Антарктики. Но оно дает о себе знать.

В одну из ночей, когда уставшие летчики решили отдохнуть, внезапно со страшным грохотом обрушилась верхняя часть айсберга.

Для ледокола это не представляло опасности, "Обь" лишь закачалась на поднявшейся волне. Но эта же волна разломала льдины, лежащие вокруг, и те, кто не спал, со страхом увидели, как трещины поползли к аэродрому, к тому месту, где стояли самолеты. По тревоге были подняты экипажи летчиков. Спешно одевшись, они бросились на лед, видя, как разламывается, крошится на мелкие куски когда-то прочное ледовое поле. В последнюю минуту самолеты успели подняться в воздух и перелететь на соседнюю льдину, до которой не дошли волны, поднятые обрушившейся частью айсбергов.

Промедли летчики несколько минут, и кто знает, что стало бы с нашими самолетами. Они остались бы на таких маленьких льдинках, с которых невозможно было бы взлететь. А может быть, трещина прошла бы под самыми колесами.

Теперь и "Обь" уходит от айсберга, перебираясь поближе к новому аэродрому, на котором появляется еще один самолет. Из Мирного к "Оби" прилетел "ИЛ-12". Он привез на землю Эндерби полярников, а на обратном пути захватит нас в Мирный.

Командир самолета - опытнейший полярный летчик, руководитель авиационного отряда в Мирном Петр Миньков. Он не хочет задерживаться на льду. Пока хорошая погода, надо лететь.

"ИЛ-12" - в антарктическом варианте лишен удобств. Все те одиннадцать часов, что мы летим до Мирного, мы лежим на полу, забравшись в спальные мешки, и даже в них чувствуем себя не вполне сносно. "ИЛ" немножко продувает.

Мы снова в Мирном. Поселок охвачен предотъездной горячкой. Все знают, что скоро придет "Обь". Местное радио дважды в день передает координаты "Оби" и движущейся вслед за ней "Кооперации", второго советского экспедиционного судна.

Готовятся к отлету и "АН-12" и "ИЛ-18".

Накануне отъезда мы устанавливаем около радиостанции Мирного километровый столб с указателями расстояний. Самое маленькое из них, 82 метра, до ресторана "Пингвин" и кинотеатра под тем же названием, которые размещаются в кают-компании. Самое большое, вычисленное очень "точно но", - 384 417,3 км - до советского вымпела на Луне. Кроме того, на столбе обозначены столицы всех государств, представители которых работают в Мирном, - Москва, Берлин, Вашингтон - и основные антарктические станции. Со стрелками указателей, торчащими в разные стороны и даже вверх, столб выглядит очень задорно.

С того места, где он стоит, видны далеко простирающиеся в океан ледовые поля. Однажды утром на горизонте среди них появляется черная точка.

Это "Обь".

- Ледокол "Обь" в пределах видимости, - сообщают радисты по всему поселку.

Через несколько минут все зимовщики Мирного уже на берегу. Черная точка медленно, но неуклонно близится. А день спустя происходит встреча нового состава зимовщиков Мирного с теми, кто собирается уехать, встреча участников воздушной и морской экспедиций.

Готовимся к отлету и мы, участники воздушной антарктической экспедиции.

Метеорологи предупреждают - надо лететь, иначе можно застрять надолго. Погода вот-вот испортится. Для взлета таких тяжелых машин, как "ИЛ-18" и "АН-12", нужны хорошие метеорологические условия. И приходит день, когда все население Мирного собирается на аэродроме, чтобы провожать наши самолеты в далекую дорогу. На высоте каких- нибудь пятидесяти метров самолеты делают прощальный вираж над Мирным. Видны домики антарктической станции; "Обь", стоящая рядом с берегом; фигурки людей, машущих нам руками.

Но мы еще не улетели из Антарктиды. Через час самолеты садятся близ так называемого оазиса Бангера.

И в ледовой Антарктиде есть оазисы. Это небольшие участки каменистой суши, расположенные неподалеку от побережья, где летом стаивает снег, на камнях можно найти лишайники, в руслах ручейков - мхи, где есть небольшие пресные и соленые озера, освобождающиеся ото льда. Иногда летом температура почвы в оазисах поднимается до тридцати пяти градусов тепла.

Ученые видят причины появления антарктических оазисов в притоке подземного тепла к отдельным участкам поверхности. Одним из таких оазисов и является оазис Бангера, исследованный советскими учеными и находящийся в четырехстах километрах от Мирного. Советские ученые создали здесь научно-исследовательскую станцию и передали ее Польской академии наук.

Оазис Бангера привлекателен еще одним. Здесь есть отличное ледовое поле, с которого могут подняться в воздух самолеты любого класса. Из Мирного "ИЛ-18" и "АН-12" ушли загруженными не полностью, и поэтому в оазисе Бангера заполняются доверху баки самолетов. Горючее еще раньше было доставлено сюда маленькими самолетами. Заправка длится несколько часов.

Из оазиса Бангера экспедиция двинется на север и покинет Антарктику.-

Наш обратный маршрут отличается от того, каким мы летели в Антарктику. Самолеты минуют американскую базу Мак-Мердо. Прямо из оазиса Бангера "ИЛ-18" и "АН-12" совершат громадный прыжок в Новую Зеландию. Это пять тысяч километров по трассе, где еще никто не летал, где возможны всяческие неожиданности и от которой нас всячески предостерегали раньше иностранные метеорологи. Но, по данным советских ученых, летать здесь можно. Наши летчики уверены в себе и своих машинах. Поэтому-то днем позже в новозеландских, австралийских и других газетах появятся сообщения о том, что русские совершили невиданный воздушный прыжок из Антарктиды в Новую Зеландию.

Последние час-два на ледовом континенте.

Последний взгляд на безжизненную однообразную ледовую пустыню.

Безжизненная пустыня. Долго ли еще будут так говорить об Антарктиде? Каково будущее шестого континента земли? Всегда ли человек будет чувствовать себя гостем на его берегах?

Это чрезвычайно сложная и чрезвычайно интересная проблема. Едва ступив на ледовый материк, человек задался вопросом: сумею ли я заставить служить мне эту землю?

Сейчас ученые отвечают со всей определенностью: да, у Антарктиды есть будущее, она будет служить людям.

Надо сказать, что среди планов использования шестого континента есть немало полуфантастических и, пожалуй, даже просто фантастических. Так, например, выдвигалось предложение использовать Антарктиду, как гигантский холодильник, устроить здесь громадные склады продуктов. Предлагалось хранить мороженое мясо прямо в айсбергах, а потом по мере необходимости буксировать эти айсберги в порты назначения.

Другой проект предусматривал сбрасывание в центре Антарктиды контейнеров с радиоактивными отходами атомных предприятий. Они вмерзнут в лед и, двигаясь с ним к побережью, лишь через сотни тысяч лет попадут в океан. К тому времени они утратят свою радиоактивность. Вряд ли эти предложения приемлемы.

Но существуют и иные, гораздо более реальные. Если построить в Антарктиде современные, хорошо оборудованные аэродромы, которые могли бы принимать большие пассажирские самолеты, то это сделало бы значительно более надежной и удобной воздушную связь между Южной Африкой, Австралией и Южной Америкой. Строительство таких аэродромов - дело очень трудоемкое и дорогостоящее, но технике будущего оно, несомненно, окажется под силу.

В Антарктиде найдены залежи полезных ископаемых; среди них - каменный уголь, месторождения алмазов, олова, меди, железа. Со временем человечеству могут понадобиться и эти кладовые природы.

Ученые утверждают, что на шестом континенте самый чистый, самый целебный в мире воздух, содержащий менее всего микроорганизмов. Врачей очень привлекает перспектива создания в Антарктиде санаториев, где больные излечивались бы под воздействием южнополярного солнца и воздуха.

Для долгосрочного прогнозирования погоды на всей планете необходимо знать законы циркуляции воздуха в Антарктике. Изучить эти законы помогут автоматические метеорологические станции, которые ученые установят по всей территории континента. Это тоже задача ближайшего будущего.

Наконец в Антарктиде найдется немало интересного для любознательных туристов - горы, ледовые поля, снежные склоны. В ряде стран уже существуют довольно смелые проекты строительства гостиниц на ледовом материке.

Нет сомнения, недалеко время, когда человек будет чувствовать себя полноправным хозяином на шестом континенте.

...Доверху залиты баки. В машины поднимаются летчики, втягивают металлическую лестницу, разогревают моторы. "ИЛ-18" мчится по леднику, обгоняя начинающуюся метель.

Кончилось наше путешествие, полное ярких впечатлений, незабываемых встреч. Позади южная шапка планеты, позади айсберги и ледники Антарктиды. Немного грустно, как всегда при разлуке.

Мы успели полюбить шестой континент и его покорителей и, улетая, не прощаемся с ним, а говорим:

- До свидания, Антарктида!

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"