НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Как была найдена могила Георгия Седова (Сторожко Виктор Степанович)

Сторожко Виктор Степанович

Родился в 1910 г. Старший механик лаборатории Института экспериментальной метеорологии. Участник нескольких арктических зимовок. Живет в г. Обнинске Калужской обл.

Из воспоминаний полярника

В августе 1977 г. атомный ледокол "Арктика" достиг Северного полюса. Советские исследователи и моряки водрузили на "макушке" планеты алое знамя Страны Советов. Вместе со знаменем на полюс был доставлен и остаток древка русского флага, который собирался воздвигнуть в заветной точке старший лейтенант Георгий Яковлевич Седов. Исследователь не дошел до полюса: в феврале 1914 г. он умер в пути. Его спутники - матросы Г. В. Линник и А. М. Пустошный - захоронили тело Седова на одном из мысов острова Рудольфа и на могильном холмике поставили флаг. Остатки этого флага были найдены нами. Вот как это произошло.

...Шел 1938 год - второй год нашей зимовки на острове Рудольфа. Остались позади напряженные дни обслуживания полюсной воздушной экспедиции Отто Юльевича Шмидта, высадившей на дрейфующий лед четверку папанинцев, трансарктические перелеты Валерия Чкалова и Михаила Громова, дни, полные тревоги за судьбы экипажа самолета Леваневского.

К маю 1938 г. мы подготовили к сдаче новой смене полярников станцию, и у нас появилось свободное время.

Во время полюсной экспедиции О. Ю. Шмидт прочитал нам ряд лекций о Земле Франца-Иосифа. Рассказал он и о Г. Я. Седове, его жизни, устремлениях и трагической гибели. Мы тогда пообещали Отто Юльевичу разыскать могилу Седова...

И вот 2 мая мы отправились на мыс Бророк, где, по свидетельству Линника и Пустошного, они похоронили своего начальника.

Мы не первые, кто пытался найти могилу Седова. В 1929 г., когда строилась первая советская полярная станция на Земле Франца-Иосифа в бухте Тихой (той самой бухте, где зимовало судно "Св. мученик Фока" Седова и откуда Седов со спутниками отправились к полюсу), О. Ю. Шмидт на ледокольном пароходе "Георгий Седов" достиг широты 82 градуса и обследовал берег мыса Бророк. Но тогда никаких следов захоронения Седова не было обнаружено.

Встав на лыжи, мы пересекли бухту Теплитц и, пробираясь между торосами вдоль высокого обрыва ледника, через час были уже у подножия угрюмых скал мыса Бророк. Вся береговая полоса была засыпана снежными обвалами, сорвавшимися с высокого мыса. Мы направились к одному из юго-западных мысов острова Рудольфа, где, предположительно, была могила Седова...

Мыс Бророк, пожалуй, одно из примечательных мест острова. Он высок, обращен к югу своими темными обрывистыми скалами и является излюбленным местом гнездовий великого множества птиц. Несмотря на раннее время года, здесь уже сновали стаи пернатых, наполнявших воздух веселым гамом. В расщелинах между камнями зеленели мхи, а на солнечном пригреве, под тоненьким ледяным покровом, как в миниатюрном парничке, оживали растения. Но нам было не до них: нас интересовала береговая полоса, а она была завалена снежными лавинами. Все наши поиски оказались безуспешными.

Вторая наша попытка найти могилу Седова была летом, благо в эту пору солнце светит круглые сутки. 30 июля к 9 часам вечера на берегу бухты Теплитц собрались любители гребного спорта. Свободная ото льда бухта Теплитц - явление довольно редкое, и мы воспользовались им. Быстро спустили шлюпку, налегли на весла. Стоял полный штиль, было солнечно и тепло. В бухте плавали громадные айсберги причудливых форм. В береговом леднике виднелись голубые гроты и пещеры. Каскады талой воды падали с высоты с музыкальным звоном. Как бы хорошо запечатлеть эти картины! Но мы так неожиданно собрались на эту прогулку, что даже не захватили с собой фотоаппарата.

Скоро показались скалы мыса Аук. Привлеченные зеленью травы, столь неожиданной для острова Рудольфа, мы высадились на берег. Здесь было по- летнему оживленно: чистики, люрики и другие птицы стайками проносились мимо, занятые своими делами. Мы разбрелись по берегу, собирая цветы и приглянувшиеся камни. Плотник Федор Никифорович Зуев - мы зовем его попросту дядя Федя - шагал вдоль берега с ружьем. Несколько выше его по каменистым осыпям шел строитель Иван Семенович Лебедев. Он-то и наткнулся на одном косогоре на обломки лыж, ржавые консервные банки - предметы явно посторонние для этой арктической пустыни.

Привлеченные их криками, мы собрались у места находки. Стали осторожно разбирать камни. Обнаружили истлевшие куски брезента, веревок и меховой одежды. Рядом нашли небольшой топорик-молоток, точеный флагшток из двух частей. На нем уцелели крохотные лоскутки истлевшего русского трехцветного флага. На втором куске флагштока была медная соединительная втулка с надписью: "Polar Expedit. Sedow 1914".

Принадлежность этих предметов экспедиции Седова была бесспорной. Стало также очевидным, что спутники Седова на этом каменистом берегу, да еще в феврале, не смогли поглубже захоронить тело начальника. А позже могильный холмик, сложенный ими из камней, мог быть разрыт бродягой-медведем; песцы и чайки растащили останки отважного исследователя, а море поглотило то немногое, что осталось.

Мы стояли вокруг этого места, обнажив головы, с тяжелым чувством. Горечь усугублялась еще от сознания того, что Седов умер в нескольких километрах от домика экспедиции Фиала, в котором находились большие запасы продуктов, одежды, топлива. В домике были условия, несравнимые с теми, что могла дать палатка и промерзшие, сырые спальные мешки.

Из камней, собранных вокруг места находки, мы сложили небольшой гурий. Предметы, найденные нами, были собраны и впоследствии переданы в Музей Арктики и Антарктики в Ленинграде.

На станции мы решили позже вернуться сюда снова, чтобы устроить памятник Седову. Но льды загромоздили бухту Теплитц, мыс Аук стал для нас недоступным.

В этой поездке на шлюпке участвовали: начальник зимовки Я. С. Либин, упоминавшиеся выше строители Ф. Зуев и И. Лебедев, врач Р. Райхман, сотрудники полярной станции и авиабазы - радиотехник В. Бобков, М. Нестерович, И. Мельников, Н. Мартынов, С. Войнов и я - тогдашний комсорг авиабазы острова Рудольфа.

О нашей жизни, работе, находках на острове Рудольфа рассказано в коллективной книге зимовщиков полярной станции острова Рудольфа "На подступах к полюсу", выпущенной в 1941 г. Но вот через тридцать с лишним лет мне довелось прочитать дневники Седова, Линника и Пустотного в брошюре "Втроем на полюс", изданной "Известиями" в 1964 г., и я смог по-иному представить себе дни похода на полюс в феврале 1914 г.

Оказывается, все трое знали о зимовке Фиала и Абруццкого, стремились к ней. В одном месте читаем в дневниках:

"Пошли посмотреть путь дальше. Но пройдя не более версты, пришли в полное уныние, так как перед нами оказались открытая вода и берег вокруг обрывистый, материковый лед (глетчер) до 20 и более сажен высоты, впереди никаких признаков постройки экспедиции герцога Абруццкого".

Действительно, следуя через бухту Теплитц, справа увидишь высокий ледниковый обрыв. Со стороны моря заснеженные постройки Абруццкого и Фиала за торосами можно пройти и не заметить и выйти к обрывистому высокому берегу.

В бухте Теплитц сохранились остатки двух экспедиций, относящихся к началу нашего столетия. Постройка итальянской экспедиции Абруццкого представляла собой деревянный каркас, когда-то покрытый брезентом. К 1937 г. от брезента остались одни лохмотья. Экспедиция Циглер - Фиала построила на берегу щитовой сборный дом, из которого американцы шагу не сделали в направлении Северного полюса.

Осматривая эти остатки в 1937 г., О. Ю. Шмидт посоветовал нам очистить домик Фиала, собрать уцелевшее и создать здесь нечто вроде музея для сравнения с нашей зимовкой, построенной руками советских людей через три десятка лет.

Мы выполнили свои обещания. Передавая зимовку новой смене, мы были уверены, что найденное нами место захоронения Г. Я. Седова не останется забытым советскими людьми.

Сопоставляя движение группы Седова, невольно удивляешься тому, как довольно точно измерялась ими длина пройденного пути. Чем? Шагомером? Одометром?

Место для могилы они выбрали "на косогоре высотою до 6-ти сажен от уровня моря". Обнаруженное нами место действительно находилось на расстоянии 5-6 сажен, то есть 10-12 метров от береговой черты, а не над уровнем моря.

На берегу бухты Теплитц, в 1,5-2 километрах от домика Фиала и каркаса палатки Абруццкого, мы обнаружили еще одну могилу, обложенную камнями, без каких-либо предметов, по которым можно было опознать, кто здесь похоронен. Нашли лишь стреляную гильзу от револьвера системы "наган". Вскрывать могилу мы не стали, так как врач Р. Райхман не советовал это делать без специального разрешения прокурора. Чья еще жизнь оборвалась здесь? Наверно, сейчас уже не установишь...

Коротко о разном

Всемирная метеорологическая организация приступила к подготовке международной программы "Система дрейфующих буев южного полушария". Сеть таких буев, как заякоренных, так и дрейфующих, должна с помощью спутников поставлять метеоданные, которые могут быть применимы как для оперативного использования при прогнозировании погоды и состояния моря, так и для накопления информации для исследовательской деятельности.

Устройство дрейфующих буев сравнительно простое; высота от 2 до 4 м, вес не более 100 кг. Места их установки определяются с расчетом, что хотя бы часть буев, дрейфуя под влиянием господствующих ветров и течений, попала в районы, не посещаемые судами. Для равномерного распределения буев в южном полушарии к югу от 20° ю. ш. на расстоянии в среднем около 1000 км друг от друга потребуется около 300 штук. Развертывание буйковой сети начнется осенью 1978 г. и завершится в июне 1979 г., так как средняя продолжительность "жизни" буя немногим более полугода.

Буи будут измерять барометрическое давление, температуру водной поверхности в диапазоне от -5 до + 35°С.

Местонахождение каждого буя будет определяться с помощью спутника, получающего информацию от передатчика, установленного на буе. Точность определения достигает примерно 3 км. В полосе географических широт между 20 и 65° ю. ш. с каждого буя в сутки можно получать от 6 до 12 метеодонесений.

Научно-организационное руководство данным мероприятием осуществляет отдел Программы исследования глобальных атмосферных процессов Всемирной метеорологической организации в Женеве (Швейцария). Технические вопросы расстановки буев и обучения персонала приняла на себя Метеослужба Канады. Буи предоставляют Австралия, Канада, Франция, Новая Зеландия, Норвегия и США. Определенное количество буев также поставят СССР, Аргентина, Бразилия и ФРГ. В установке буев будут участвовать торговые, военные, научно-исследовательские суда и суда, осуществляющие смену персонала антарктических экспедиций ряда стран.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© ANTARCTIC.SU, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://antarctic.su/ 'Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь