НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Когда люди терпят бедствие

11 декабря 1958 года, когда я находился в поезде поблизости от Полюса относительной недоступности, через станцию Моусон была получена радиограмма: "От базы Король Бодуэн. Конфиденциально. Партия из 4 человек в настоящий момент изолирована в результате аварии или несчастного случая с нашим самолетом в районе Кристальных гор, координаты 72° ю. 29° в. в 220 км от берега и в 250 км от бельгийской базы. Наша спасательная партия остановлена зонами трещин, которые ей невозможно преодолеть. Они уже потеряли один вездеход и двое саней. Партия, которая находится, вероятно, в бедственном положении, снабжена пищей на десять дней, считая с 6 декабря. Мы не знаем, ранены они или нет. Вероятно, они продвигаются к складу, расположенному у 71°51' ю. и 27°30' в., Триллинген, высота 2000 м, в 130 км от пояса Кристальных гор, но будут несомненно остановлены той же самой очень большой зоной трещин. Мы хотели бы знать, возможно ли в порядке организации взаимной поддержки получить помощь самолетом от одной из антарктических станций илн от судна, направляющегося к этому району Антарктики. Информируем Вас, что бельгийская база рас-положена у 70°24' ю. 23° 10' в. в 16 км к юго-востоку Брейд Бей и располагает 10 000 литрами самолетного топлива Bp argasmilg /55728, кроме того, вертолетом Веll-47 у Триллинген, но пилот находится в партии, которая попала в бедственное положение. Магнитное склонение 35°.

С уважением де Маре, второй командир".

Австралийцы от себя добавляли, что готовы заправить топливом любые транзитные самолеты.

Однако условия погоды не позволили самолету вылететь на бельгийскую станцию в этот же день.

12 декабря самолет Ли-2 (командир корабля В. М. Перов, штурман Б. С. Бродкин, второй пилот В. В. Афонин, бортмеханики Е. Н. Меньшиков и В. М. Сергеев, бортрадист Н. Г. Зорин, переводчик В. М. Макушок) в 14.50 по московскому времени вылетел из Мирного в Моусон, откуда должен был следовать на бельгийскую станцию Бодуэн. Через несколько часов с борта было получено сообщение о том, что самолет идет над Берегом Ларса Кристенсена на высоте 1200 метров, в облаках, наблюдается обледенение.

Из-за облачной погоды на маршруте и обледенения на первом участке пути, до станции Дейвис, пришлось лететь в обход через Западный шельфовый ледник. Над заливом Олаф-Прюдс самолет попал в облака и вышел из них только за 180-м километром от станции Моусон. В связи со сплошной низкой облачностью на станции Король Бодуэн решено было заночевать на станции Моусон.

Утром 13 декабря самолет взлетел и взял курс на бухту Амундсена прямо через Землю Эндерби. В полете пользовались картой, полученной у австралийцев. Эта карта, составленная по материалам фотосъемки, правильна до 50° в. д. Далее, до японской станции Сёва, полет проходил вдоль берега, который был на картах нанесен неточно. Станцию Сёва легко обнаружить по красным домикам. Самолет шел при попутном ветре и хорошей путевой скорости, доходившей до 270 километров в час. Поэтому было решено произвести посадку у станции Сёва, чтобы оставить часть горючего на обратный путь для полета при встречном ветре.

После 35-минутной стоянки на станции Сёва самолет прямым курсом направился на станцию Король Бодуэн. На этом участке береговая черта не имеет ничего общего с картой.

Бурильный станок
Бурильный станок

В. М. Перов и Б. С. Бродкин, выдерживая курс и измеряя путевую скорость по бортвизиру, по расчету времени провели машину к району станции Король Бодуэн. Обнаружить станцию, погребенную под снегом, удалось только благодаря тому, что бельгийские полярники, увидев самолет, зажгли красную дымовую шашку.

Заместитель начальника бельгийской экспедиции де Маре рассказал, что вылетевший 5 декабря к Кристальным горам самолет типа "Остер" не вернулся на базу. Спасательная партия, состоявшая из двух вездеходов типа "Сноу-Кэт" и собачьей упряжки, была остановлена трещинами недалеко от склада-базы, находящегося у гор Триллинген в 200 километрах от станции Король Бодуэн.

Местонахождение Кристальных гор и их высота были бельгийцам неизвестны. Удалось только получить не совсем точную норвежскую карту издания 1947 года для участка станция Король Бодуэн - горы Триллинген и фотографию горы Сфинкс, отстоящей недалеко от Кристальных гор. Было также известно, что Кристальные горы находятся к юго-востоку от гор Триллинген.

Меньше чем через два часа с момента прибытия на бельгийскую станцию самолет вылетел на поиски, но из-за плохой погоды через 1 час 45 минут возвратился обратно. 14 декабря в 12 часов 25 минут самолет вновь вылетел на поиски. С южной стороны гор Триллинген был обнаружен лагерь спасательной партии, а через 15 минут увидели гору Сфинкс, уже знакомую по фотографии, и справа от нее различили Кристальные горы. У южной оконечности горы Сфинкс была замечена тренога и какие-то вещи. Людей не было видно. Обогнув гору, самолет направился к расположенным южнее Кристальным горам. У западного склона хребта на левой плоскости лежал оранжевый самолет. Возле него сесть не удалось, так как поверхность представляла собой голый лед, покрытый множеством камней. Поэтому пришлось произвести посадку в 4 километрах к северо-западу от самолета. На то, чтобы добраться к нему по отполированному мелкобугристому льду, ушло около двух часов. В самолете обнаружили записку, в которой сообщалось, что авария произошла 5 декабря на взлете (оторвалась левая лыжа и поломалась стойка шасси), что пилот де Линь пошел к горе Сфинкс, где проводили исследования де Жерлаш и Лоодтс, и возвратился обратно к месту аварии и что он с механиком Гульсагеном 10 декабря отправился к горе Сфинкс, откуда на следующий день все четверо пойдут к складу-базе у гор Триллинген. Записка датирована 9 декабря.

Самолет В. М. Перова лег на курс к горе Сфинкс, откуда направился к горам Триллинген. Все время велись внимательные наблюдения за местностью, но люди не были обнаружены.

После дозаправки в Бодуэне самолет вернулся на место поисков и сделал 14 галсов перпендикулярно маршруту между горами Сфинкс и Триллинген. Расстояние между галсами составляло 9-10 километров, длина каждого галса была равна 40-50 километрам. Наши авиаторы осматривали тщательнейшим образом каждый участок, но людей так и не обнаружили. Самолету пришлось возвращаться на ночь в Бодуэн.

Во время поисков бельгийских полярников мы поддерживали с Перовым радиосвязь и часто говорили по радиотелефону. 15 декабря Виктор Михайлович сообщил, что горючего осталось на один полет. Я дал распоряжение о том, что если в полете на последнем горючем пропавших бельгийцев не найдут, необходимо организовать доставку горючего на станцию Бодуэн с других станций, иначе экипажу В. М. Перова придется долго сидеть без дела на бельгийской станции. В связи с этим в Мирном и Москве разрабатываются варианты доставки на бельгийскую станцию дополнительного горючего из Мирного через Моусон на Ил-12, а также подход к станции Бодуэн дизель-электрохода "Обь", который находился на 27°40' с. ш., 13°54' в. д. Москва считала, что "Обь" может подойти к Бодуэну 25-26 декабря. Австралийские станции Моусон и Дейвис предложили в наше распоряжение весь имеющийся у них запас бензина. На Моусоне имелось 7000 килограммов бензина.

Между тем поиски продолжались, самолет снова был в воздухе.

15 декабря в 13.50 Перов решил совершить посадку у обнаруженных вчера треноги и вещей, однако неподалеку от этого места, в 5 километрах к западу от горы Сфинкс, были увидены две брошенные палатки, санки и прочее имущество. Совершили посадку. Записки не оказалось, но были прослежены следы четырех человек, вышедших, по-видимому, налегке в направлении склада Триллинген. Самолет снова пошел к складу, но людей не обнаружил и вернулся на станцию. Горючего осталось на четыре часа полета.

Во второй половине дня самолет снова поднялся на поиски. Во время этого и других последних полетов на борту вместо участников советской экспедиции Е. Н. Меньшикова и В. М. Макушка находились второй командир бельгийской экспедиции де Маре и бельгийский врач Гомпел.

Предполагалось произвести посадку у горы Сфинкс, около треноги. По всей вероятности, там была оставлена записка, из которой можно было бы уточнить дату выхода и дальнейшие действия потерпевшей аварию группы. Но в 5-7 километрах к востоку от курса, на подходе к горе Сфинкс, была замечена палатка и множество разбросанных на снегу предметов. После посадки самолета был произведен осмотр найденных вещей. Возле палатки стояли легкие санки, сделанные из лыж; установленные на санках две палатки, вероятно, использовались как парус. Внутри палатки обнаружены спальный мешок, ватный костюм, немного продуктов, примус и другие мелкие вещи. Записки здесь не оказалось. На снегу были замечены следы четырех человек, ведущие на северо-запад. Видно, бельгийцы и в самом деле ушли налегке по направлению к горам Триллинген.

Далее самолет направился к горе Сфинкс и к месту аварии, но, не найдя там людей, взял курс на горы Триллинген, а затем вернулся на станцию Король Бодуэн. После заправки горючим самолет вылетел вторично, опять с бельгийцами на борту. На этот раз решили построить маршрут галсами поперек линии пути от горы Триллинген к горе Сфинкс длиной по 40 километров с интервалом 4-5 километра между галсами. Начав первый галс у гор Триллинген, самолет шел курсом 30 и 210°. В северо-восточном конце десятого галса на снегу было замечено какое-то цветное пятнышко. Приблизившись к нему, наблюдатели разглядели палатку, из которой выбежал размахивающий руками человек, а затем выскочил второй. В 2-3 километрах от палатки удалось найти площадку, удобную для посадки.

Самолет садится и подруливает к палатке. И вот на борту четыре спасенных бельгийских исследователя: начальник экспедиции, пилот вертолета де Жерлаш, летчик де Линь, геодезист Лоодтс и механик Гульсаген. У них измученный вид, сильно потерты ноги. По их словам, продуктов осталось при самом голодном пайке максимум на пять дней.

В 3 часа 30 минут 16 декабря самолет прибыл на станцию Король Бодуэн, где произошла радостная встреча. Бельгийцы благодарили советских полярников за спасение своих товарищей.

В тот же день, уступая настоятельным просьбам бельгийцев, Перов провел еще одну операцию - доставил на базу Триллинген к вертолету и вездеходам де Жерлаша и Гульсагена.

Из-за плохой погоды на маршруте и сильных встречных ветров самолет В. М. Перова вылетел со станции Король Бодуэн только 18 декабря в 8.40. Через 8 часов 50 минут он совершил посадку на станции Моусон и после заправки вылетел в Мирный. Погода на этом участке была плохой. В 2 часа 25 минут 19 декабря самолет произвел посадку в Мирном.

В Мирном экипаж ждала телеграмма от Совета Министров СССР. Советское правительство сердечно поздравляло командира авиаотряда Советской антарктической экспедиции полярного летчика В. М. Перова и членов экипажа В. В. Афонина, Б. С. Бродкина, В. М. Сергеева, Н. Г. Зорина, Е. Н. Меньшикова, В. М. Макушка с успешным выполнением государственного задания по спасению бельгийских полярных исследователей, потерпевших аварию в Антарктике. "За вашей самоотверженной работой, - говорилось в телеграмме, - с большим вниманием следил весь советский народ и все прогрессивное человечество. В нашем героическом поступке проявились высокие качества, присущие советскому народу и нашему социалистическому обществу, - мужество и гуманизм во имя дружбы народов. Ваш подвиг высоко оценен советским народом".

За мужество и высокое мастерство, проявленные при спасении бельгийских исследователей, В. М. Перов был награжден орденом Ленина, В. В. Афонин, Б. С. Бродкин, Н. Г. Зорин, Е. Н. Меньшиков и В. М. Сергеев - орденами Трудового Красного Знамени, В. М. Макушок - орденом Знак Почета. Возвращение самолета и награждение его экипажа было радостным событием для всех участников экспедиции.

16 декабря я получил радиограмму от начальника бельгийской антарктической экспедиции Гастона де Жерлаша, который был в числе спасенных советскими летчиками четырех бельгийских полярников. В ней говорилось: "Мы очень признательны Вашим друзьям, русским летчикам, которые нашли нас сегодня, когда мы очень медленно и болезненно шли к нашей базе. Много благодарны Вам за Вашу помощь", Свою радиограмму Гастон де Жерлаш передал с борта советского самолета Ли-2, пилотируемого летчиком В. Перовым, перед посадкой на бельгийской антарктической базе Король Бодуэн.

Король Бельгии также откликнулся на событие:

"Его превосходительству маршалу Ворошилову Председателю Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических республик.

Москва. Я высоко ценю самоотверженность членов Советской антарктической экспедиции, которые поспешили на помощь бельгийской экспедиции. Я горячо благодарю Вас за это, прошу соблаговолить передать мою признательность экипажу советского самолета.

Брюссель, 16 декабря 1958 г."

Известие о спасении бельгийских исследователей поступило в Бельгию в ночь с 15 на 16 декабря и было тут же передано семьям четырех исследователей. С самого утра 16 декабря в посольстве СССР в Брюсселе начали раздаваться многочисленные телефонные звонки от бельгийских граждан, выражавших свою благодарность и восхищение мужеством, проявленным советским летчиком Перовым и его экипажем при спасении бельгийских исследователей. Рано утром посла СССР С. А. Афанасьева посетил бельгийский принц де Линь, отец одного из спасенных бельгийских исследователей, и от имени жены спасенного Люксембургской принцессы Алике и себя лично просил передать Советскому правительству, летчику Перову и всему экипажу самолета глубочайшую благодарность и признательность за спасение сына.

Руководитель Бельгийской антарктической экспедиции Пьер Вараген в беседе с корреспондентом ТАСС заявил: "Мы признательны за то, что советские люди сразу же ответили на наши призывы о спасении и сделали все возможное для спасения наших исследователей. Мы восхищаемся мужеством советского экипажа во главе с летчиком Перовым, который в течение нескольких дней в тяжелых атмосферных условиях буквально без отдыха разыскивал четырех бельгийцев". Летчику Перову и его экипажу, сказал в заключение Пьер Вараген, глубоко признательна вся Бельгия.

За спасение бельгийских полярников летчик В. М. Перов был награжден высоким бельгийским орденом Леопольда II.

Удостоился этого ордена и я как начальник экспедиции. Ордена получили и другие члены экспедиции.

Вечером 20 декабря 1958 года в помещении кают-компании состоялся митинг, посвященный успешному выполнению операции по спасению бельгийских полярников и награждению участников операции орденами. Я поздравил участников полета с успешным выполнением правительственного задания и выразил уверенность, что весь коллектив экспедиции ответит на внимание и высокие награды Советского правительства еще более самоотверженной работой в Антарктиде.

Потом командир корабля В. М. Перов и штурман Б. С. Бродкин рассказали о перипетиях поисков бельгийцев. После митинга состоялся праздничный ужин.

В связи с успешным завершением спасательной операции Король Бельгии Бодуэн просил Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилова передать свою благодарность экипажу В. М. Перова. Поздравительные телеграммы пришли от Председателя Совета Министров СССР и Первого секретаря ЦК КПСС, от МК МГГ, Междуведомственной комиссии по изучению Антарктиды, ААНИИ, ГУСМП, капитан-директора Антарктической китобойной флотилии "Слава" Н. А. Соляника, ЦК профсоюзов морского флота СССР, бельгийского комитета МГГ, начальника американских сил поддержки в Антарктике адмирала Г. Дюфека.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru