Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Послесловие

Жизнь крупных диких животных в их естественной среде обитания вызывает неослабевающий интерес не только специалистов-биологов, но и самого широкого читателя. Особой популярностью в этом отношении пользуется белый медведь - крупнейший из наземных хищных зверей, проводящий всю свою жизнь в негостеприимных ледяных просторах Арктики.

Внимание к белому медведю во всем мире в последние годы усилилось в связи с тем печальным фактом, что количество этих животных сократилось до пределов, угрожающих самому существованию вида. И если прежде белые медведи кое-где поражали первых путешественников своей многочисленностью, то к середине 60-х годов нашего века безжалостная, а порой просто хищническая охота, в первую очередь пришлых охотников, китобоев и членов полярных экспедиций, привела к тому, что могучие звери, чувствовавшие себя хозяевами в безлюдном краю торосов, ледяных полей и пустынных островов, оказались на грани вымирания. Это не могло не вызвать тревогу у энтузиастов охраны природы.

Наиболее последовательно выступает в защиту белого медведя Советский Союз. В ноябре 1956 года Совет Министров РСФСР принял специальное постановление "О мерах охраны фауны Арктики"; этим постановлением охота на белого медведя в советском секторе Арктики была полностью запрещена. Мера эта сыграла большую положительную роль и в какой-то степени приостановила дальнейшее исчезновение зверя. Однако одной ее было явно недостаточно. Во-первых, в других частях Арктики охота продолжалась, а кое-где и усиливалась. Во-вторых, для того чтобы сохранить любой вид животного, мало только запретить на него охоту. Это первая и экстренная, но отнюдь не исчерпывающая мера. Нужен целый комплекс мероприятий, которые позволили бы сохранить места обитания животного и обеспечить ему нормальные условия жизни. А для того чтобы все это осуществить, необходимо очень хорошо знать образ жизни данного вида - проще говоря, надо правильно представлять себе, что же ему, собственно, нужно. Это возможно только тогда, когда ученые располагают полным объемом знаний обо всех деталях биологии изучаемого животного.

Известный английский натуралист и писатель Ричард Перри поставил перед собой именно эту задачу - по возможности свести воедино все, что известно о белом медведе. Следует сказать, что эта задача была им выполнена талантливо и чрезвычайно тщательно. Р. Перри изучил все доступные ему и заслуживающие доверия источники и суммировал все наблюдения над белыми медведями, начиная от норманнов-викингов и первых арктических мореплавателей до современных исследований. И все, что было известно по биологии белого медведя в природных условиях к 1965 году, когда была завершена работа над книгой, Р. Перри изложил в популярной форме, доступной и понятной широкому читателю, строго опираясь в то же время на научные факты и нигде не погрешив против истины или, во всяком случае, против существа использованных им источников.

Единственный упрек, который можно сделать автору в этом отношении, - и это довольно распространенный недочет западноевропейских и американских работ - недостаточное использование русских источников. Нужно отдать должное Р. Перри: он постарался изучить все доступные ему материалы. Хотя многие наблюдения, изложенные в книгах русских полярных путешественников, не переведенных на европейские языки, остались ему неизвестны, с русскими работами последних лет он знаком. Однако, по-видимому, Р. Перри приходилось иметь дело с недостаточно качественными переводами. Иногда он ссылается просто на "русские данные", без указания источника. Трудно судить, откуда эти сведения взяты, но порой они содержат необоснованно категоричные утверждения, приписываемые, таким образом, русским исследователям. Случаются и фактические ошибки, неточности и путаница, что отмечено и в примечаниях. Западноевропейские же и американские работы использованы автором очень полно, что, безусловно, особенно ценно для советского читателя.

Будучи хорошим знатоком животных, Р. Перри критически относится к различным гипотезам, о которых ему приходится упоминать по ходу изложения, и дает им свою, весьма здравую оценку. В целом нужно отдать должное Р. Перри: проведенные в последние годы интенсивные исследования с применением самых современных методов во многом подтвердили те пред положения, которые он смог высказать, проанализировав данные, имевшиеся в его распоряжении. Для времени своего выхода в свет книга является отличной научно-популярной сводкой. Сводка такого рода - первая не только на английском и русском языках, но и вообще в мире.

Р. Перри не просто рассказывает читателю о жизни замечательного полярного зверя. Он рисует картину его постепенного истребления и призывает включиться в борьбу за его сохранение. Книга кончается сообщением о Международном рабочем совещании специалистов по белому медчедю, устроенном на Аляске в 1965 году. Здесь было принято решение провести интенсивные исследования по биологии белого медведя и принять строгие меры по его охране. Вскоре после этого совещания книга Р. Перри вышла в свет.

Случилось так, что это время стало поворотной вехой в истории белого медведя. Начиная с 1966 года в Канаде, США и Норвегии, с 1967 года в СССР, а в самое последнее время и в Гренландии исследования по экологии белого медведя, специально направленные, помимо прочего, и на разработку действенных путей его охраны, получили большой размах. За прошедшие с тех пор несколько лет мы узнали о белом медведе очень много нового.

В 1968 году Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) организовал при одной из своих комиссий специальную Рабочую группу по белому медведю, в которую вошли ученые США, СССР, Канады, Норвегии и Дании. С тех пор во всех странах были приняты новые дополнительные меры по охране белого медведя, рекомендованные учеными, и, пожалуй, пессимистическое замечание, сделанное Р. Перри во введении, теперь уже не имеет под собой оснований. Читателю, познакомившемуся пэ книге Р. Перри с основными особенностями биологии и образа жизни громадного полярного хищника, небезынтересно узнать, как теперь ученые отьечают на те вопросы, которые Р. Перри поневоле пришлось оставить открытыми.

Первый из них: сколько осталось на Земле белых медведей? Определить это оказалось крайне сложно, во-первых, потому что медведи обитают в труднодоступных местах и, кроме того, они плохо заметны с воздуха как на суше, так и на льду, а во-вторых, потому что они постоянно бродяжничают. Подсчеты медведей на суше с самолета дали достоверный результат лишь на побережье Гудзонова залива. Пробовали учитывать зверей, бродящих на дрейфующих льдах. Способ, примененный Р. Скоттом с сотрудниками (подсчет числа медведей с воздуха), конечно, дает только весьма приблизительные результаты. Впоследствии стали использовать и более скрупулезные методы авиаучета, и работы приобрели более широкие масштабы, но в итоге зоологи пришли к выводу, что подсчеты белых медведей во льдах с воздуха с помощью имеющихся в распоряжении исследователей средств недостоверны. В США попытались регистрировать движущихся зверей по тому небольшому тепловому излучению, которое они создают; для этого использовали установленный на самолете локатор инфракрасных лучей. Опыты еще не закончены. Это перспективный, но чрезвычайно дорогой метод. Норвежский зоолог Т. Ларсен подсчитывал медведей во льдах с мачты шхуны. Он полагает, что этот метод хотя тоже не безупречен, но точнее авиационного.

Советский зоолог С. М. Успенский предложил определять приблизительное количество ежегодно размножающихся медведиц путем подсчета их родильных берлог, а затем рассчитывать общую численность вида, исходя из доли этих медведиц во всем видовом населении. Весной, когда семьи выходят из своих берлог, отыскивать их довольно легко. Районы, где медведицы залегают в берлоги, в общем постоянны, поэтому такой подсчет можно проводить в течение ряда лет. В местах, где берлог много, например, на острове Врангеля, такая задача вполне реальна, особенно с использованием авиации. Однако подсчет берлог во всей Арктике - если тут и возможно получить сколько-нибудь точные результаты - дело чрезвычайно трудное.

В общем, разные ученые, пользуясь различными методами, оценивают сейчас общее количество белых медведей в Арктике (разумеется, очень ориентировочно) в 10 000-20 000. Это несколько больше, чем предполагал Р. Перри, но, конечно, очень немного. Достаточно сказать, что на всей нашей планете обитает меньше белых медведей, чем имеется людей в двух-трех крупных северных поселках.

Будущее этого уникального зверя все еще вызывает тревогу.

Общая роль белого медведя в природе, как и большинства других хищников, заключается в поддержании равновесия в сообществах животных, населяющих полярные льды.

Пожалуй, наиболее важным был вопрос о том, существуют ли среди белых медведей самостоятельные группы (как говорят, "популяции"), каждая из которых населяет свою часть Арктики и сохраняет более или менее постоянный состав, или же видовое население образует одясу популяцию и каждый зверь рано или поздно может оказаться в любом районе Севера.

Последняя точка зрения отстаивалась известным датским исследователем Альвином Педерсеном, которого Р. Перри часто цитирует в своей книге. Педерсен признавал даже возможность "циркумполярных путешествий" белых медведей, и в свое время эта точка зрения пользовалась популярностью и поддерживалась рядом зоологов. Р. Перри критически проанализировал это предположение (стр. 90-95) и отнесся к нему с чрезвычайной осторожностью.

Вопрос этот отнюдь не праздный. Ведь если те или иные части Арктики населены самостоятельными популяциями, то каждая страна может сама распоряжаться "своими" медведями, и охрана вида - это задача внутригосударственная. Если же верна гипотеза циркумполярных путешествий, то любые усилия одной или двух стран вообще бесполезны, так как звери, оберегаемые в их владениях, будут мигрировать в районы, принадлежащие другим странам, и неизбежно погибать. В этом случае могут дать эффект только одновременные согласованные действия всех арктических стран.

Попытки выделить географические расы у белых медведей по каким-либо внешним признакам особым успехом не увенчались, как о том пишет и Р. Перри (стр. 122). Последние исследования Ф. Б. Чернявского (СССР) и Т. Мэннинга (Канада) привели к тем же результатам. Лишь огромные звери, населяющие область Берингова пролива, может быть, заслуживают выделения в самостоятельный подвид, но и это не бесспорно. Норвежские зоологи обнаружили, кроме того, безусловные различия между белыми медведями Шпицбергена и Аляски по составу белков сыворотки крови. Тем не менее, чтобы выяснить, как в действительности обстоит дело, нужны были прямые доказательства той или другой точки зрения. Они были получены путем индивидуального мечения животных.

С этой целью белых медведей временно обездвиживают (как говорят зоологи, иммобилизуют), вводя в их организм особые химические вещества с помощью "летающего шприца", которым выстреливают из специального ружья. Эти вещества (наилучшее из них - американский препарат фенциклидин-гидрохлорид, или сернилан) лишают зверя подвижности на несколько часов, и за это время с ним производятся необходимые манипуляции. Потом действие препарата прекращается, и зверь приходит в себя. Медведей маркируют металлическими и цветными пластиковыми метками, прикрепляемыми к ушам, цветными нейлоновыми ошейниками, татуировкой, краской и т. п.

Иногда на животном закрепляют миниатюрный радиопередатчик; пеленгуемые сигналы показывают местонахождение зверя.

Для мечения применяют разные способы. Канадские исследователи ловят медведей на суше петлями, а затем подходят к пойманному животному и обездвиживают его. Норвежцы отыскивали медведей во льдах со зверобойной шхуны, а американские зоологи - с вертолета. В СССР разработан способ обездвиживания медведиц, находящихся в родильных берлогах.

Первый медведь был маркирован в 1906 году, как раз во время выхода книги Р. Перри, а сейчас во всем мире их уже помечено более тысячи, в многие из них были пойманы повторно или убиты охотниками. Поэтому на вопрос, который Р. Перри обсуждал еще на основании косвенных данных, уже можно дать первые более точные ответы. Звери, помеченные во льдах к востоку от Шпицбергена, попадались в тех же водах или на побережьях этого архипелага. Впрочем, один из них был убит в 350 километрах к югу, на острове Медвежьем, а другого занесло за 3200 километров на юг Гренландии. Известны регулярные перекочевки белых медведей от Земли Франца-Иосифа в сторону Шпицбергена и обратно, а также к северной части Новой Земли. Есть основания думать, что медведи атлантического сектора Арктики - от Шпицбергена до Новой Земли - составляют единую крупную популяцию. Места размножения этой популяции находятся на северо-восточных островах Шпицбергена и на Земле Франца-Иосифа (особенно много их в западной части этого архипелага).

Белых медведей, помеченных в море Бофорта и в Чукотском море, обнаруживали там же и впоследствии. Однако в Чукотском море большой "родильный дом" есть только на острове Врангеля. На Аляске берлог почти не бывает. Мы полагаем, что в водах от острова Врангеля до Берингова пролива и Аляски обитает тоже единая популяция. Так ли это, покажет будущее.

Зимняя жизнь медведиц на острове Врангеля в последние годы была подробно исследована советскими учеными. И сейчас мы знаем о расположении и устройстве зимних берлог, где медведицы приносят потомство, а также о поведении самок и медвежат в берлогах и при уходе из них значительно больше, чем мог сообщить нам в своей книге Р. Перри. Мы знаем теперь, что берлоги распределены чрезвычайно неравномерно и порой встречаются в очень большом числе совсем близко друг от друга, образуя настоящие скопления, в то время как на огромных других территориях их практически нет совсем. Места устройства берлог меняются из года в год, но районы, где их бывает много, в общем очень постоянны. Это, вероятно, указывает на какую-то привязанность к излюбленным местам такого завзятого кочевника и на его изрядные способности к навигации даже в такой почти лишенной надежных ориентиров области, как Арктика. Берлога устроена по тому же принципу сохранения тепла, как и эскимосская снежная хижина - "иглу" (видимо, эскимосы действительно переняли этот принцип от столь почитаемого ими "нанука"). В общем сходно устройство медвежьих берлог и на других арктических островах. Всего на остров Врангеля каждый год приходив для размножения до 180-200 медведиц, причем за всю историю его освоения там не было найдено берлоги, в которой находился бы самец или молодой

Американские зоологи считают, что в море Бофорта, восточнее мыса Барроу, обитает иная популяция, чем в Чукотском море. Действительно зверей, помеченных близ мыса Барроу и далее к востоку, почти не обнаруживали в районах, лежащих к западу, и в то же время некоторые из них забирались за 800 километров на восток - в арктическую Канаду. Это подтверждается также морфологическими и биохимическими различиями между медведями морей Чукотского к Бофорта. Медведи "североаляскинской" популяции довольно многочисленны, однако мест размножения их на побережье найти не удалось. И только недавно было сделано настоящее открытие: в море Бофорта найдены родовые берлоги в морских дрейфующих льдах! До сих пор зоологи считали, что для рождения медвежат медведицы залегают в берлоги исключительно на суше.

Наконец, медведи, живущие в южной половине Гудзонова залива в Канаде, не покидают его и даже не бывают в его северной части. Их кочевки прослеженные путем повторных отловов и радиопеленгации, не превышают 200 километров. Считают даже, что белые медведи залива Джемс, как бы "продолжающего" Гудзонов залив к югу, относятся еще к одной самостоятельной популяции, отличной от медведей Гудзонова залива.

Биология белых медведей юга Гудзонова залива и залива Джемс в последние годы детально изучена канадскими учеными. Она весьма своеобразна. Летом лед в заливах тает, и все медведи выходят на берег. Их очень многозначительно больше, чем можно судить по описаниям Р. Перри (...В 1950 году Сперк подсчитал, что число медведей, добываемых во всей Гренландии, уменьшилось на 65%, причем в юго-восточной части острова — на 90%. Сорок лет назад норвежские китобои ежегодно убивали в Гренландском и Баренцевом морях до 800 медведей, а к 1940 году — менее 350, хотя, по данным Ингстада, зимой 1946-47 года трое тюленебоев застрелили на Шпицбергене 146 медведей. Как полагают, с 1924 по 1940 год численность медведей в европейском секторе Арктики уменьшилась наполовину (вероятно, аналогичное явление имело место и ранее). Совершенно очевидно, что такое сокращение объясняется хищнической охотой на этого зверя...), вероятно, не менее тысячи. Нескслько месяцев они живут в прибрежных тундрах и даже в лесотундре, питаясь растительной пищей, линными утками, полевками и той пищей, которую море выбрасывает на берег. Только здесь звери устраивают "летние берлоги" (...Рассказы о том, как ведут себя медведи на суше, противоречивы. Первые путешественники отмечали, что они беспрерывно бродят по берегу, редко задерживаясь подолгу на одном месте, пока не приступят вновь к охоте на тюленей, когда осенью залив начинает снова замерзать. Однако позднейшие исследования позволили установить исключительно интересный факт: медведи, проводящие лето на побережье, подолгу отдыхают в ямах, которые отрывают в склонах песчаных или галечных холмов на островках или дюнах. Диаметр этих ям составляет 1,5—3 метра, глубина — от 30 до 90 сантиметров. В сентябре 1963 года половина медведей, замеченных на побережье залива, залегала в таких ямах, причем по внешнему виду сразу можно было отличить тех немногих животных, которые провели в них весь август и сентябрь. Забавно, что даже эти сравнительно небольшие — по-видимому, еще не достигшие зрелости — звери сохраняли статус-кво вооруженного нейтралитета, ибо два таких медведя занимали ямы, вырытые на противоположных концах острова...), вырытые в грунте до уровня вечной мерзлоты. А для рождения медвежат самки уходят в глубь побережья Гудзонова залива на 10-20 километров на болотистую равнину с редким ельником. Берлоги они устраивают совершенно иначе, чем звери на арктических островах: выкапывают их в земле, в крутых обрывах у рек и озер, где наметает много снега, - почти так же, как это делают у нас бурые медведи, которые на востоке Северной Америки не водятся.

Вероятно, еще несколько самостоятельных популяций населяют Канадский Арктический архипелаг, а также область северо-западной Гренландии и остров Элсмир.

В общем реальная картина оказалась близка к той, которую предполагал и Р. Перри. Многие белые медведи кочуют на сотни, а изредка и на тысячи километров - гораздо дальше, чем их лесные сородичи. Они пересекают границы национальных вод и секторов Арктики. Однако с гипотезой о циркумполярных странствиях приходится расстаться совсем. Наоборот, как уже было сказано, намечается целый ряд самостоятельных географических популяций белых медведей. Некоторые из них не покидают пределов одной страны, другие же имеют огромные ареалы, включающие земли и воды двух-трех стран, а также международные воды. Все это, как увидим ниже, оказалось чрезвычайно важным для принятия практических мер по сохранению нашего зверя.

Из всего сказанного ясно, что образ жизни белых медведей в разных частях Арктики неодинаков, несмотря на кажущееся сходство условий. Медведи Гудзонова залива, конечно, случай совсем особый. Однако есть и другие факты. Медведи, обитающие на заполярных островах Канады, вероятно, проводят больше времени на суше и поедают больше "наземной", особенно растительной, пищи, чем звери в других арктических районах. То же, вероятно, относится к "фьордовым" медведям северной и восточной Гренландии, не особенно удаляющимся в открытое море. Отчеты путешественников и исследователей, наблюдавших медведей именно в этих районах, послужили основным материалом для работы Р. Перри. Видимо, этим объясняется тот факт, что при чтении книги в целом создается впечатление о белом медведе как о преимущественном обитателе побережий и прибрежных акваторий. Местами даже частые встречи со зверями во льдах открытого моря, например, между Гренландией и Шпицбергеном, трактуются как косвенное свидетельство их переходов между этими островами (...Нет сомнения, что многие медведи попадают в саму Гренландию, совершив более чем 500-километровый переход со Шпицбергена. Мы знаем также, что время от времени медведи наведываются и в Исландию, расположенную более чем в 360 километрах от ближайшего побережья Гренландии. Это происходит в те весны, когда поля дрейфующего льда особенно обширны, а также в тех случаях, когда большие массы льда отрываются от глетчеров северной Гренландии или от припая и дрейфуют на юг. В Исландии белые медведи появлялись в основном на северном и восточном берегах этого острова, причем обычно заходили только отдельные животные. Однако в те годы, когда льда бывало особенно много, на острове одновременно отмечалось до тридцати медведей А Эгеде сообщил, что в 1271 году ураганный ветер с северо-востока на гнал к берегам Исландии огромные массы льда, а с ними и множество медведей. 1274, 1275, 1321 и 1518 годы также вошли в историю Исландии как «медвежьи»...).

В Канаде и Гренландии дело, вероятно, так и обстоит, но в евразиатской части Арктики белый медведь - в основном "морской" зверь, и многие животные, по-видимому, вообще не испытывают нужды приближаться к суше. Самые "морские" медведи населяют тихоокеанский сектор Арктики, особенно льды к северу от Аляски. Эти звери вообще почти не выходят на сушу; как уже говорилось, даже размножающиеся самки теряют с ней связь и порой приносят детенышей на морском льду. Все это говорит о том, что жизнь вида необходимо изучить во всех районах его обитания; только тогда мы сможем правильно использовать и охранять его запасы.

Еще один важный вопрос: как распределяется население белых медведей по полу и возрасту? Зная эти, так сказать, демографические показатели, мы можем рассчитать возможную скорость прироста популяций и определить допустимые нормы охоты. Выяснилось, что количество самцов и самок у белых медведей в природе, по-видимому, одинаково, а около половины всех животных - это молодняк в возрасте 1-4 лет, еще не участвующий в размножении. Взрослые, способные к размножению самки составляют около 25 %. Каждая из них участвует в гоне обычно раз в три года, и ежегодное количество приносящих потомство медведиц не превышает 8-10% популяции. Конечно, там, где самки скапливаются для размножения, доля их среди наблюдаемых зверей может быть гораздо выше (например, на западе Земли Франца-Иосифа - до 20%, в чем усомнился Р. Перри, см. стр. 130). Среднее число медвежат в выводке, населяющем берлогу, составляет 1,75. Расчеты показывают, что нормально в популяции белых медведей около 25% составляют взрослые самцы, 25% - взрослые самки и около 50% - молодые звери, в том числе 12-15% - родившиеся в этом году и 10-12% - годовалые. Учитывая небольшую естественную смертность зверей после одного года, можно допустить, что при ежегодной добыче 7-8% общего числа животных численность популяции сокращаться не будет.

Современные исследования затронули и некоторые другие проблемы. Так, оказалось, что 50-70% белых медведей (а кое-где и больше) поражены трихинеллезом, которым они, по-видимому, заражаются при поедании тюленьего мяса. Болезнь эта крайне тяжело протекает у человека, который имеет все шансы заразиться, отведав медвежатины. Поэтому употреблять в пищу медвежье мясо теперь крайне рискованно.

В Канаде и на Аляске ученые обнаружили в жире белых медведей чрезвычайно высокое содержание остатков ядов типа ДДТ и полихлорбифеиилов. Эти яды, к сожалению, еще применяются в сельском и лесном хозяйстве, но, конечно, не в Арктике. И то, что эти яды обнаружены там, свидетельствует о далеко зашедшем процессе их глобального разноса. Симптом чрезвычайно тревожный.

Конечно, большое внимание, как и прежде, привлекает проблема взаимоотношений белого медведя и человека. Нам сейчас не приходится опасаться сколько-нибудь серьезного экономического ущерба от этого зверя, хотя и случается, что медведи ломают охотничьи ловушки, избушки, склады, поедают приманку в ловушках и портят пойманных зверьков. Нерп - основной пищи медведя - пока хватит и медведям, и зверобоям. Однако еще широко распространен взгляд на крупных хищников как на опасных и потому вредных животных. Нужно сказать, что Р. Перри, приведя много фактов, касающихся этой стороны дела, все-таки не высказал своего взгляда на этот счет. И приведенные им, и накопившиеся с тех пор сведения еще предстоит осмыслить. Современные взгляды зоологов на этот предмет сводятся к следующему.

Белый медведь - крупный и сильный, хищник, поведение которого не может быть точно предсказано заранее. Как всякий хищник, он небезопасен, тем более, что незнакомые с человеком звери могут не испытывать перед ним страха, а порой способны принять его за свою добычу - тюленя. Однако это не повод для истребления животных.

В прежние времена белые медведи, незнакомые с человеком и его оружием, были смелее, и столкновения происходили чаще, о чем немало пишет Р. Перри. Теперь же ситуация изменилась. В поведении белого медведя осторожность преобладает над агрессивными тенденциями. Зверь этот в общем очень миролюбивый, так что инциденты с белыми медведями исключительно редки и вызываются особыми обстоятельствами; например, в советской Арктике за 1930-1967 годы известно лишь девять таких случаев, из них четыре со смертельным исходом. И убийство белых медведей в целях "самообороны", разрешавшееся в свое время, практически служило лишь для прикрытия намеренного браконьерства. Конечно, всегда может произойти непредвиденный несчастный случай. Однако чтобы их предупредить, нужно делать то же, что и в других аналогичных ситуациях: необходимо соблюдать определенные правила (не ликвидировать же автомобили для предупреждения автомобильных катастроф!). Не следует подходить к зверю, пытаться "вступить в контакт", дразнить его - это всегда чревато бедой. Зверя, подошедшего к жилью, обычно можно (хотя и не всегда) прогнать криками и выстрелами в воздух. Многие медведи боятся собак. Самое опасное - пытаться убежать, ибо всякому хищнику свойствен инстинкт преследования, а медлительность зверя обманчива. Важно знать и то, что единственная причина, привлекающая медведя к жилью, - это запасы пищи и отбросы. Поэтому если запасы хранить надлежащим образом, а отбросы уничтожать или своевременно убирать, нежелательных контактов можно избежать. И, конечно, всегда нужна разумная осторожность.

Совершенно особая ситуация складывается осенью у Черчилла на берегу Гудзонова залива (Канада). В это время года медведи собираются там на побережье, десятки их оказываются в поселке и вокруг него. Они роются в пищевых отбросах, привыкают к "нахлебничеетву" и теряют страх перед людьми. Звери не могут не привлекать внимания; любопытные окружают их, фотографируют, ксрмят, дразнят, порой даже бросают в них камнями или гоняют на автомашинах. Рассерженные животные бросаются на людей, и уже было несколько случаев увечья и один смертный случай. Удивительно не то, что это происходит, а то, что это бывает очень редко. Ситуация складывается аналогичная той, которая сложилась в национальных парках США, где столкновения бурых медведей, привыкших кормиться на свалках, с людьми выросли в целую проблему. Здесь, у Черчилла, это тоже проблема. Зверей отпугивают разными способами, ловят в специальные ловушки и увозят, некоторых даже приходится отстреливать. Самое, конечно, радикальное средстве - полная очистка поселка от отбросов.

Все сказанное, безусловно, не ставит под сомнение необходимость сохранить белых медведей как вид и увеличить их количество, хотя от отдельных зверей с "дурными привычками", по-видимому, и впредь придется избавляться.

Белый медведь - украшение, гордость и, можно сказать, "эмблема" нашего Севера. Наше национальное (и интернациональное) богатство, уникальная "модель" для ряда научных исследований, связанных, например, с адаптацией организма к условиям жизни в Арктике. Богатство, которое необходимо сохранить - и для себя, и для будущих поколений. К счастью, сейчас это уже хорошо поняли и лица, ответственные за охрану природы во всех странах, и широкая общественность.

После выхода книги Р. Перри в 1966 году всеми странами, владеющими Арктикой, были приняты новые серьезные меры по охране замечательного зверя. Прежде всего, стало более строгим регулирование охоты во всех странах. Повсеместный запрет ее пока нереален, поскольку для некоторых народов Севера (прежде всего для эскимосов Канады и Гренландии) это и источник существования, и национальная традиция, и акт воспитательного значения. Может быть, такой полный запрет в будущем никогда и не понадобится.

Единственно, что запрещено теперь во всех странах, - охота на медвежат и сопровождающих их медведиц.

В Канаде и Гренландии охотиться могут почти исключительно коренные жители - эскимосы. Но охота ограничена определенными сроками (с октября - ноября по май) и способами; во многих местах запрещено для этой цели применение моторного транспорта, включая самолеты. На Северо-Западных Территориях Канады, где ведется почти вся охота на белого медведя в этой стране, ежегодно устанавливается общая норма добычи - около 400 зверей. На Лабрадоре медведей очень мало, и охота там запрещена. В общем, регулирование охоты в Канаде поставлено хорошо и, вероятно, пока не нуждается в дальнейших изменениях.

На Аляске охота также ограничена сроками и нормами, а практиковавшаяся в течение долгого времени "спортивная" охота с самолета, к счастью, с 1972 года запрещена.

На Шпицбергене и в омывающих его водах в 60-х годах медведей добывали сотрудники полярных станций, промысловые охотники, экипажи зверобойных судов и туристы - всего до 300-400 зверей в год. В 1970 году Норвегия установила новые Правила охоты на белых медведей; они запрещают применение традиционных там самострелов, а также ядов, моторных судов и самолетов; охота допускается лишь по лицензиям. Наконец, с июля 1973 года Норвегия полностью запретила охоту на белого медведя сроком на пять лет.

В СССР, как и прежде, единственная допустимая форма хозяйственного использования белого медведя - это ежегодный отлов 12-15 медвежат для зоопарков, цирков и пр. Отлов этот ведется только на острове Врангеля в период ухода семей из берлог и при обязательном обездвиживании самок, отстрел которых, разумеется, запрещен. Всякая охота на белых медведей, как уже говорилось, в СССР с 1956 года запрещена. Мы смогли сделать это, кстати, и потому, что с подъемом экономики малых народов Севера охота на белого медведя потеряла для них какое-либо значение. Разумеется, не может быть и речи о необходимости этой охоты для приезжего населения и современных полярных экспедиций, оснащенных всем необходимым. Браконьерство карается штрафом - в разных областях от 200 до 700 рублей.

В целом масштабы ежегодной добычи белых медведей после введения всех этих мер должны снизиться по крайней мере до 700-800 зверей в год (по сравнению с 1500 в середине 60-х годов). Это, вероятно, обеспечит некоторый рост численности зверей в ближайшее десятилетие.

Однако для сохранения диких животных, как уже говорилось, мало только ограничить прямое их истребление. Нужно обеспечить им необходимые условия для жизни и воспитания потомства. Что касается белого медведя, то первостепэнную важность имеет охрана мест размножения (не только охотники, но и люди вообще не должны беспокоить здесь зверей) и недопустимость нарушения привычного ландшафта. В СССР главный "родильный дом" на острове Врангеля объявлен постоянным заказником республиканского значения. Некоторые виды хозяйственной деятельности (оленеводство, песцовый промысел) там разрешены, другие же запрещены, в том числе, конечно, охота на белых медведей. Более того, места, где бывает особенно много берлог, являются особо охраняемыми, и пребывание людей там в марте - апреле, в период. выхода семей из берлог, без разрешения администрации заказника запрещается.

На Шпицбергене важные места размножения медведей находятся на Земле Короля Карла - нескольких небольших островках на северо-востоке архипелага. Они были объявлены медвежьим заказником еще в 1939 году. Сейчас на этом архипелаге появился целый ряд охраняемых территорий. Одна из них - огромный "природный резерват Северо-Восточный Свальбард" - охватывает все важнейшие места залегания медведиц в берлоги. По режиму охраны он должен быть близок к нашим заповедникам.

На северо-востоке Гренландии места, где медведицы приносят потомство, входят в громадный "Национальный парк северо-восточной Гренландии". Впрочем, эти места и так почти безлюдны.

Наконец, в Канаде у юго-западных берегов Гудзонова залива организован "Провинциальный (то есть находящийся в ведении властей провинции Онтарио. - А. К.) парк белых медведей". Он включает и места осенних скоплений медведей, и места размножения. Этот парк сравнительно доступен и, вероятно, привлечет много людей, желающих увидеть замечательного зверя в его родной стихии.

Нужно иметь в виду, что белые медведи не признают государственных границ, и некоторые их популяции явно "интернациональны". Поэтому, несмотря на усилия отдельных стран, благополучие нашего зверя не будет обеспечено, пока жизнь каждой такой популяции не будет согласованно охраняться всеми заинтересованными странами. Первый шаг в этом направлении - подписание в ноябре 1973 года представителями Дании, Норвегии, Канады, СССР и США Международного соглашения о прекращении охоты на белого медведя в международных водах (открытых морях). В дальнейшем международное сотрудничество в этой области, вероятно, пойдет либо по пути заключения двух - или трехсторонних соглашений, оговаривающих использование отдельных "интернациональных" популяций, либо по пути заключения единой международной конвенции об охране белого медведя.

Если, работая над книгой, Р. Перри имел основание усомниться, не слишком ли поздно мы взялись за проблему сохранения прекрасного полярного хищника, то меры, которые приняты уже сейчас, позволяют нам смотреть на вещи более оптимистично. Конечно, нет повода почивать на лаврах, ибо в нашем быстро меняющемся мире диким животным Арктики, и в числе их белому медведю, угрожают новые опасности (загрязнение среды ядами, загрязнение вод при добыче нефти на арктических островах и на шельфе и др.). Ученые должны быть постоянно готовы к ответу на новые, порой неожиданные вопросы. Однако непосредственная угроза истребления от белого медведя сейчас отведена. И в этом есть немалая заслуга Р. Перри, внесшего свой вклад в изучение этого зверя.

Ричард Перри - автор целого ряда книг о природе и животных. Эта книга - первая, переведенная на русский язык. Хочется надеяться, что она не будет последней.

Профессор Банников А.Г.

Вице-президент Международного союза охраны природы и природных ресурсов.

Кищинскии А.А.

Член Рабочей группы по белому медведю Международного союза охраны природы и природных ресурсов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"