Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дружественные создания

Самка осьминога использовала эту расщелину в скале не только как охотничью засаду; она превратила ее в фантастические морские ясли. Вначале щель между скалами, наверное, казалась ей слишком большой, хотя на самом деле щель была так узка, что было просто непонятно, как такое крупное и мощное существо может протиснуться в нее. Поэтому осьминожиха притащила сюда и уложила на дно щели несколько больших крабьих панцирей, отчего размеры щели сильно уменьшились. В оставшемся пространстве она отложила яйца, и теперь ее страшные глаза неусыпно наблюдали за всеми, чье приближение могло нести угрозу ее потомству.

Осьминожиха отложила на скалу позади себя около пятидесяти тысяч яиц в виде длинных гроздей, напоминающих виноградные. Когда не нужно было охотиться и ничто не предвещало вражеского вторжения, осьминожиха просовывала одно щупальце под гроздья яиц, расправляла его на конце, так что оно превращалось в подобие гигантской ложки, а затем поднимала, переворачивала и гладила яйца. Потом она тщательно омывала их водой, пропуская ее через свое тело, чтобы не дать морским паразитам угнездиться на яйцах. После нескольких недель неустанных материнских забот из этих яиц должны были выклюнуться детеныши; именно это и спасло жизнь Страннице.

Осьминоги в период выведения потомства теряют в весе и слабеют, как курица, высиживающая яйца. Эти животные, наводящие ужас на всех обитателей глубин, такие заботливые матери, что нередко умирают от истощения вскоре после того, как детеныши вылупятся из яиц. Самка, схватившая Странницу, также была очень ослаблена, потому что она не позволяла себе выйти из щели на охоту, оставив яйца без присмотра, а животные, которыми обычно питаются осьминоги, давно уже не проплывали мимо ее жилища.*

* (Охраняя яйца, самка осьминога не покидает своего убежища и не питается в течение 2-4 месяцев. Судя по наблюдениям над самкой, содержавшейся в аквариуме, она совершенно отказывается от пищи и отбрасывает от гнезда даже ту еду, которая прежде считалась у нее самой лакомой. Так что скорее всего осьминожиха схватила Странницу не из желания перекусить, а из опасения за свое потомство.)

При виде Странницы тело осьминожихи, обычно грязно-зеленое, приобрело зловещую темно-красную окраску, и она инстинктивно высунула из щели несколько из восьми своих щупалец, снабженных двумя рядами присосок. Но она была слишком слаба сейчас, к тому же из-за меха, покрывавшего твердую кожу тюленя, присоски не смогли мгновенно прикрепиться к ней, и, сделав судорожный рывок, Странница выскользнула из чудовищных объятий. С бешено колотящимся сердцем она понеслась прочь, стараясь запутать преследователя и то и дело оглядываясь назад. Но преследователя нигде не было. Осьминожиха уже втянула свои хоботоподобные щупальца в трещину. Ярость ее улеглась, тело из мутно-красного постепенно опять стало мутно-зеленым. Казалось, она вся опала после этой схватки. Безуспешно подождав, не проплывет ли поблизости какая-нибудь другая добыча, она повернулась к гроздьям яиц и снова принялась нянчить и ласкать их.

Странница плыла под водой вдоль побережья. Ее любопытство ничуть не уменьшилось. Всего лишь полчаса назад оно привело ее буквально в пасть смерти, и вот уже каждый нерв Странницы снова был охвачен жаждой очередных приключений. Лениво скользя почти над самым дном недалеко от побережья, она увидела битву пигмеев, армию лилипутов, атаковавших подводную линию Зигфрида: огромное скопище морских звезд напало на колонию устриц.

Иногда за год с устричных банок близ побережья Коннектикута удаляют пятьдесят тысяч бушелей морских звезд; но это всего лишь часть того войска, которое заполоняет здесь морское дно. Странница дрейфовала в нескольких футах над полем боя, наблюдая за финалом этого маленького подводного сражения: морские звезды атаковали большую устрицу, размером несколько дюймов в поперечнике, которой в течение двенадцати лет удавалось избегать повседневных опасностей существования в этом мире.

Теперь она была единственной еще оставшейся в живых из десяти миллионов своих "близнецов". Крабы, медузы, морские звезды, моллюски, губки, черви, балянусы, бесчисленные болезнетворные микробы - все берут с них дань. Огромное множество представителей семейства устриц поедает человек. Сотни устриц погребает под собой во время штормового волнения песок.

Много врагов нападало на устрицу-долгожителя. Однажды улитка морское сверло пробурила своим острым язычком отверстие в мощной раковине ветерана. Потом другой морской охотник, проплывавший мимо, решил полакомиться сверлильщиком и съел его. Устрица заделала отверстие, выделив изнутри строительный материал. Но сегодня пришел конец и ей, последней из десяти миллионов "близнецов", и Странница стала тому свидетелем.

Пятилучевая морская звезда вместе с полком своих сородичей промаршировала со скоростью шести дюймов в минуту сквозь джунгли и сахары морского дна и вскарабкалась на бронированную спину устрицы. Укрепив присоски двух своих ножек на одной створке раковины и трех - на другой, она напрягла их. Устрица может выдержать неожиданный натиск, но против длительной атаки ей не устоять. Ворота замка медленно раскрылись. Ни на секунду не ослабляя чудовищную хватку, морская звезда извергла из ротового отверстия желудок и, накрыв им беспомощную обитательницу раковины, начала переваривать ее. Как и человек, она поедает устриц живьем.

Поверхность моря близ устья реки Гудзон кишела судами и лодками, и это заставило Странницу сделать большой крюк. Спустя некоторое время она увидела впереди какое-то странное создание. Грандиознее любого айсберга, оно скользило по воде, почти не уступая в скорости гигантской акуле. Странница вильнула от него в сторону, но оно не обратило на нее никакого внимания. Темное снизу, белое в надводной части, с двумя длинными щелями в носовой части, похожими на глаза, оно величественно рассекало волны, оставляя за собой летящий шлейф дыма и длинные пенистые следы на воде.

Поскольку это создание не преследовало Странницу, оно не встревожило ее, а, наоборот, заинтересовало. Она подплыла к нему поближе. Когда же она поравнялась с лайнером, с борта его дождем посыпалось что-то такое, что любое морское животное приняло бы за икру,- это стюард выбросил за борт крошки хлеба, оставшиеся от завтрака.

В любом обитателе моря зрелище икрометания возбуждает необычайный интерес. Туча рыб кинулась к кильватерной струе в надежде полакомиться белыми нежными икринками. За ними последовали их естественные враги, и среди них Странница. Столь же всесильная против этих мусорщиков моря, как судно против нее самой, она скользнула в глубину и, настигнув рыбу, схватила ее зубами.

Рыба билась и трепетала в челюстях тюленя. Странница не была голодна - она ела всего лишь полчаса назад, но, возбужденная сопротивлением жертвы, она встала в воде стоймя и, держа добычу в передних ластах, принялась потрошить ее брюшко. Дважды судорожно дернувшись с силой, почти невероятной для такого маленького существа, рыба обмякла, и жизнь покинула ее.

Странница не видела, как поверхность моря футах в пятидесяти один от другого рассекли два спинных плавника, подобных треугольному парусу, и устремились ей навстречу. В последнюю минуту она услышала какой-то звук и исчезла в воде, как будто кто-то потянул ее вниз. Первая из двух косаток, летевших со скоростью моторной лодки, щелкнула зубами двухдюймовой ширины с таким звуком, с каким захлопывается капкан. Косатка промахнулась, но челюсти ее сомкнулись так близко от спины Странницы, что рыба, которую она держала, ударила прямо в белую глазницу кита. Другой кит нырнул под первого, но тоже промахнулся буквально на волосок, и Странница ринулась вниз, в глубины.

Она неслась, петляя, как заяц, убегающий от собак. Косатки мчались следом. Каждым своим нервом они предвкушали хруст ее позвоночника и вкус крови, которыми почти всегда вознаграждаются их охотничьи набеги. Они гнали Странницу объединенными усилиями; увернувшись от одного кита, она оказывалась на пути у другого. Сердце ее дико колотилось, налитые кровью глаза почти ничего не видели. Внезапно дно стало подниматься.

Киты тут же описали гигантский разворот, потому что их размеры не позволяли им последовать за своей добычей на отмель, и, забыв о Страннице, которую только что преследовали, понеслись обратно - охотиться за всем, что могли завидеть их ненасытные глаза. Но Странница этого не знала и продолжала бегство. Когда сердце ее готово было лопнуть, ее подняло волной и швырнуло вперед. Волна откатилась, гремя галькой. Тюлень оказался на отмели и судорожно забарахтался, пытаясь уйти от волн.

Раздался пронзительный крик человека. Вся мокрая, словно большая собака, обессилевшая и перепуганная, Странница с трудом подняла глаза и увидела перед собой неясное желто-розовое пятно. Оно излучало то, что доступно ощущению всех животных, - любовь.

Вид этой золотоволосой девочки никак не напоминал ей ни эскимосских охотников, ни зверобоев - единственных представителей этого вида животных, с которыми ей приходилось сталкиваться до сих пор. Это было первое двуногое создание, настроенное к ней дружески. Странница была перепугана преследованием и искала безопасного укрытия. Поэтому, дернувшись напоследок, она легла к ногам дружественного создания и умиротворенно закрыла глаза, не в силах больше шевелиться.

Девочка, боясь двинуться, чтобы не спугнуть тюленя, издала воркующий звук - и материнский, и детский вместе - и тихо, но настойчиво позвала своего друга, шедшего вдоль пляжа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"