Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Таймыр-река

Вот ты и на Таймыр-реке, о которой мечтали зимой. Осуществлена первая половина интересного, большого маршрута.

Таймырское озеро, из которого вытекает эта река, находится где-то к юго-западу от нас, за хорошо видными горами. Почему нам хотелось сюда попасть? Конечно, были веские деловые - научные - соображения. Мы замкнем с юга магнитную съемку северной части Таймырского полуострова, определим элементы гидрологического режима реки в период паводка - все это делается впервые. Вероятно, уточним карту.

Но не только это. Мы еще не знали, что сюда заходили русские люди три, а может быть и четыре, века тому назад. Мы не ворошили остатков имущества в избе, понимая, что это должны сделать специалисты-археологи. Но мы знали, что здесь два века тому назад скрещивались пути многих отрядов Великой Северной экспедиции. Отсюда, из устья реки, не раз выходили маленькие группы, возглавляемые офицерами русского флота - такими же молодыми парнями, как и мы. Они стремились достичь отсюда крайней северной точки материка.

Многие погибали.

А мы пришли сюда оттуда - с мыса Семена Челюскина, пришли, пользуясь их трудом, их глазомерной съемкой, впервые выявившей очертания берега, горных хребтов и рек, пришли, пользуясь, в сущности, той же самой "техникой" (нарты, собаки, лыжи) и той же выносливостью и сноровкой, что и они. Сюда с юга на лодке спустился почти сто лет назад академик Миддендорф, а недавно - знаменитый геолог Урванцев.

Как и они, мы пришли сюда для дела. Конечно, оно было далеко не столь важным, как первые открытия Великой Северной экспедиции или исследования Урванцева, но все же существенным. Это был наш вклад в науку, в освоение Арктики, пусть и ничтожный сравнительно с их вкладом.

И это было для нас очень важно.

Наступала весна. Весна в тундре. Я не раз читал о том, как быстро она здесь развивается, но пока еще этого не видел. Теперь она проходила на глазах. А я валялся в спальном мешке.

9 июня с утра я почувствовал себя плохо. Измерил температуру. Медицинского термометра мы не взяли, пришлось воспользоваться максимальным термометром из запасного комплекта метеопоста, он здоровенный - около 40 сантиметров длиной. Оказалось 38,3. Вероятно, сказались купание 6-го и поход 8-го. Улегся в мешок. Высокая температура - иногда выше 40° - держалась несколько дней. Затем быстро спала. Прекратилась боль в горле, постепенно прошли какие-то болячки во рту, которые не давали есть. Питался супом, его варил Виктор из какой-то утки, пахнувшей рыбой.

За десять дней тундра совершенно преобразилась. Снег начисто сошел. Остался лишь на горах, что на севере, и в ложбинах. Снег с речного льда тоже сошел, обнажив его сероватую, бугристую, сухую поверхность. Вдоль берега тянутся две узкие, в три-четыре метра шириной, промоины, как бы каналы, по которым стекает вода, попадающая в русло реки.

Масса птиц - крупные гуси, чайки-бургомистры, утки различных пород, кулики и всякая мелочь. Они летают попарно и небольшими группами. Садятся у многочисленных озер и луж. Местные жители тоже меняются, самки куропаток уже совсем посерели. У самцов начинают проглядывать серые перышки. Быстро растет, зеленеет трава. Распускаются какие-то маленькие желтые цветы. Листья их толстые и мохнатые.

Скоро мы отправимся с Виктором вверх по реке. Собак с собой не возьмем. Их будет очень трудно переправлять каждый день через прибрежные каналы. После вскрытия реки, вероятно, придется на клипер-боте плыть. Собак туда не погрузишь. Они сейчас полностью обеспечены олениной - пусть отдыхают.

22 июня. Вечер. На островке. Вчера в 17.30 мы с Виктором вышли из лагеря по льду, таща с собой нарты с 16-дневным запасом продовольствия, горючего, с приборами и снаряжением. Все переправили на клипер-боте через береговую промоину, затем, погрузив клипер-бот на нарты, пошли. Груза около 140 килограммов. Под ногами сухой шероховатый лед, и нарты тянуть по нему легко. Но местами ео льду ямы с водой или жидким снегом, там нарты застревают, часто кувыркаются.

Провожавший нас Вася, пройдя около 8 километров, ушел домой. Постепенно дорога становилась все хуже и хуже. На тринадцатом километре подошли к месту, где река сильно суживается и течет в скалах. Посредине реки перед нами оказался островок. С большим трудом добрались до него. Вниз по течению от островка отходила песчаная коса. На скалистой возвышенной части островка сидело десятка два чаек-бургомистров и бродил песец. Очевидно, шарил по гнездам. Бургомистры гоняли песца, налетали на него. У песца ляжки и лопатки черные, морда грязная. Когда мы переправились на островок, он удрал по льдинам.

Устроили лагерь на возвышенной части островка - в 3-4 метрах от уровня воды. Осмотрели гнезда бургомистров. Их около 20, но лишь в двух нашли яйца. Ясно, что гнезда до нас обобрал песец. Яйца собрали и съели. Они оказались слегка насижены. Легли спать около 04 часов 22 июня.

Встали сегодня в 13 часов. Поели. В 15 часов налегке отправились по реке на разведку. Еще вчера было видно, что дальше на нартах идти нельзя. Лед разломан на отдельные поля и небольшие куски, между которыми много чистой воды. Поплыли на клипер-боте вдоль западного берега реки. Примерно в 3 километрах выше островка с запада впадает солидная река, в устье ширина ее около 300 метров, а в километре выше по течению 70-100 метров. Лед всплывает с шумом, большими кусками.

В устье этой речки торчит небольшой островок-скала, похожий на наш. На нем около десяти гнезд бургомистров. На этом островке нашли остатки сухой анодной батареи, несколько маленьких элементиков. Кто-то там был.

Здесь был, как выяснилось позже, Н. Н. Урванцев - он спускался по реке Таймыре на лодке. То, что мы посчитали притоком, и была река Таймыра. А мы уходили в ее неисследованный, нанесенный пунктиром на карту приток Траутфеттер. Он в месте впадения был гораздо шире Таймыры.

Вышли на западный берег Таймыры (т. е. Траутфеттера), к югу от притока. Нашли здесь мамонтовую кость.

Я поднялся на горку, что находилась на берегу. Встретил оленя. Одинокий бык подбежал ко мне метров на сто пятьдесят, отбежал под ветер и удрал. Мы часто видим оленей, но всегда долго следим за их бегом. Дикие олени бегут быстро, большими скачками, но так плавно и изящно, что кажутся выполняющими медленный танец. Как будто летят в воздухе, лишь едва прикасаясь копытцами к земле.

24 июня. 18 часов. На втором островке. Вышли 23-го около 16 часов. Долго грузились. Положили в клипер-бот все. Однако, переплыв полоску воды между островом и льдом, мы увидели, что весь груз для клипер-бота слишком велик. Лодка напрягалась и была неустойчивой - слишком высоко приходился центр тяжести. С трудом выгрузились на лед. Затем в три приема перетащили груз и лодку на другую сторону льда на расстояние около 100 метров. Затем в два приема перевезли все на западный берег реки. Тут на высоте около 10 метров над водой аккуратно сложили нарты, малокалиберную винтовку, лыжи, лопату, топор, планшетку и кое-какую мелочь, которая нам дальше не понадобится. Остальное погрузили в клипер-бот и двинулись вверх по реке. Виктор греб в клипер-боте, а я шел, ведя съемку, по берегу.

Так добрались до притока (то есть до впадения Траутфеттера в Таймыру). В одном месте пришлось потянуть лодку лямкой из-за быстрого течения. Раз сломалось весло, но Виктор быстро сделал новую ручку. В устье я тоже сел в клипер-бот, и мы поплыли ко второму островку, где решили заночевать.

На самом высоком месте островка, около 5 метров над уровнем воды, раскинули палатку и подтащили к ней весь груз. Отметили уровень воды. Пока располагались на ночлег, из притока сильно пошел лед.

Вот тут нам можно было сообразить, что это не приток, а река Таймыра - она течет с юга и более полноводна, поэтому на ней ледоход и начался раньше. Однако, обращая внимание лишь на ширину и общий внешний вид, мы продолжали считать главную реку притоком.

Лед шел всю ночь, и к утру наш островок оказался окружен мелкобитым льдом, который не может пока пройти к низу, вероятно, там затор. Идти по такому льду никак нельзя, и нам приходится сегодня сидеть здесь.

Вода с 24 часов 23 июня до 15 часов 24-го прибыла всего на 2 сантиметра.

На палатку часто садится пуночка и кричит во всю глотку, раздражает Витькин слух. Недавно с какой-то стати метрах в шести от палатки сели два гуся, но быстро испугались и взлетели. Нанес вчерашнюю съемку на карту. Виктор варит кашу.

25 июня. 12 часов. Там же. В ночь с 24 на 25-е лед от островка ушел куда-то вниз. Сейчас можно переехать в лодке на оба берега. Что делается на самой реке выше, видно плохо. Кажется, есть промоины по краям ледяного покрова. Сейчас поедим и пойдем на разведку.

От 15 часов 24-го до 12 часов 25-го вода прибыла всего на 6 сантиметров. Ночью был дождь и ветер с востока. Ветрено и сейчас.

26 июня. 13 часов. На западном берегу реки выше притока. Вчера перебрались с островка сюда в два приема. Русло реки выше притока было подо льдом, а промоины у берегов очень узкие и часто тоже загромождены льдинами. Решили подождать вскрытия русла реки. А приток (то есть река Таймыра) был чист, поэтому мы налегке отправились на клипер-боте вверх по нему. Прошли около 5 километров вверх. Здесь он течет в крутых берегах, образующих скалистые обрывы высотой 30-40 метров.

Скалы очень часто причудливой формы - торчат шпилями. Это результат выветривания. На обратном пути вышли на северный берег у ручья, который образует красивый водопад, стекающий с высоты около 2 метров. Этот ручей выносит куски черного окаменевшего дерева, или молодого каменного угля. Оно в воде тонет. Взяли образчик.

Вернулись в лагерь в 02 часа 26 июня и легли спать. Ночью, около 04 часов, тронулся лед по основному руслу, и сейчас в пределах видимости река чистая.

27 июня. 15 часов. На западном берегу реки. Вчера свернули лагерь и вышли около 17 часов. Я шел по восточному берегу, ведя съемку, Виктор с грузом плыл вдоль берега. Встретил песца белого, много гусей, зайцев. Прошли около 4 километров. Затем путь преградил ледяной затор. Переправили груз и клипер-бот по берегу. Пошли дальше. В 2 километрах выше опять затор. За ним еще один. Через 2-3 километра выше снова видим затор, очень большой. Поэтому мы остановились в 24 часа 26 июня на западном берегу. Течение здесь слабее, чем в притоке (то есть в Таймыре). Поели, отдохнули. Сейчас измерили уровень воды. Он тот же, что и в 01 час ночи. С 04 часов опять пошел лед. Ближайшие заторы прорвались, и теперь по реке идут отдельные льдины. Собираемся выходить дальше.

28 июня. 01 час 30 минут. На западном берегу реки у впадения маленькой речки. Вышли вчера в 18 часов. Я шел по берегу со съемкой, Виктор вел клипер-бот по реке. На пути примерно на два часа задержала подвижка льда. Переждав ее, пошли дальше. Встретил волка.

Я шел налегке по бровке высокого берега, как всегда, считая шаги. Имел в руках только буссоль и легкую деревянную треногу для нее - от фотоаппарата. Берег высокий, но скалы торчат только в береговом обрыве, а здесь, наверху, их нет, плавные склоны неглубоких поперечных долинок. Почва подсохла, погода хорошая, идти легко. Впереди справа, подальше от берега, заметил округлый холм.

Решил пойти на него и оттуда засечь направления на разные приметные точки. Тут увидел, что справа на расстоянии 100 метров неторопливо идет параллельным курсом крупный полярный волк.

Когда я свернул к холму, он вышел вперед и улегся на моем пути. Подхожу ближе - не уходит. Драться мне с ним нечем. Взял немного левее - мимо него на край холма. Зверь поднялся, пробежал вперед и снова лег мне на пути.

Теперь я сообразил, что он (или она) охраняет свою нору, расположенную, видимо, у холма. Ничего не поделаешь. Свернул обратно к берегу. Убедившись, что я не иду к холму, волк встал и неторопливо пошел туда сам...

Остановились перед следующим ледяным затором в 01 час, пройдя всего лишь около 6 километров.

29 июня. 19 часов 30 минут. На левом берегу реки. Встали вчера в 15 часов. Нанес на карту вчерашнюю съемку. Виктор сготовил еду. Поели. Сейчас собираемся выйти. Ледяной затор перед нами пронесло, а тот, что рядом, ниже нас, пока еще стоит.

Вышли в 19.40. Льда впереди не было. Как обычно, я шел по берегу и вел съемку. Берега пошли более отлогие. Скал уже нет. Река делает большие излучины, откладывает песчаные островки.

Много гусей летают и сидят стайками по 6-10 штук. Встретили больших куликов.

Встали сегодня в 16 часов. У нас мясо кончается, поэтому Виктор ушел за гусями. Я стал делать магнитные определения. Теперь буду прокладывать съемку. Варю обед.

Вода прибывает - примерно 30 сантиметров за сутки.

30 июня. 16 часов. Там же. Вчера Виктор вернулся с охоты в 20 часов. Безуспешно. Я кончил чертить. Поднялся изрядный ветер, 12-15 м/сек, с юга. Плыть было невозможно. Решили, что я пройду вперед осмотреть пойму, а Виктор опять пойдет охотиться.

Прошел к востоку 7 километров. Пересек пойму, вышел на возвышенный берег.

Серые гуси летают стайками по 5-10 штук, иногда парами. Гнезд еще не видно. Утки с большими шишками на носу встречаются на пойме группами по две-пять штук. Самцов гораздо больше, чем самок, может быть, те уже сидят на гнездах. Повсюду кричат всякие птицы, мелкие и крупные.

На возвышенном берегу вдали видел оленей, стадо в че-тыре-пять штук. Вернулся в 04 часа. Виктор уже пришел. Убил какую-то птицу величиной с крупную утку. Лапы перепончатые, посажены так, что, по-видимому, птица сидит почти вертикально на хвосте. Клюв острый, крупный, без крючка, как у чаек, а скорее напоминает клюв кулика, только короткий. Питается растениями.

Сейчас солнце. Тепло, +15°. Вода в мелких озерах теплая, + 14°, в ней развиваются какие-то водоросли. Порядочный ветер. Вода сильно прибывает - за сутки повысилась на 70 сантиметров, вероятно, с озера гонит ветер.

Это не ветер, это показывает, что развивается половодье на Траутфеттере, по которому мы идем. Его бассейн лежит севернее, чем бассейн Таймыры...

Сейчас поедим и двинемся дальше. Вчера сделал съемку вперед по маршруту. Теперь придется заняться буксировкой. Здесь течение сильное и ветер встречный, грести трудно.

1 июля. 16 часов. На левом берегу реки у впадения ручья.

Вчера вышли в 20 часов. Переплыли на остров, затем я поволок клипер-бот против течения и ветра. Было довольно трудно идти, хотя берег был удобный. Остров слоистый: слой мха, слой песка. Очевидно, сложен из наносов, откладывающихся во время ежегодных половодий. Видно, что когда-то здесь были высокие подъемы воды и очень сильное течение. Галечные гряды по берегам, иногда даже гряды булыжника.

Погода постепенно портилась. Ветер крепчал, пошел дождь. Мы пробирались с острова на остров вверх по течению. Наконец добрались до точки, засеченной во время вчерашней съемки. Здесь суживается вся большая пойма, а с левого берега впадает большой ручей. Дальше долина реки идет на север, а потом, кажется, поворачивает к востоку. С трудом перебрались, царапая резиновым дном нашего тонкого суденышка каменистую гряду, через мелкий, но стремительный ручей на другой его берег, и остановились. Раскинули лагерь на возвышенном берегу около 01 часа 1 июля. Сейчас же поставили сеть на слабом течении под защитой мыска. Как только поставили палатку, увидели, что поплавки частью утонули, хотя сеть стояла всего 15 минут. Решили посмотреть. Выудили хорошую рыбу, около 40 сантиметров длиной, кажется, омуль. Сварили его и съели. Самец до икрометания - есть молоки.

Сегодня встали в 15 часов. Продолжается сильный ветер. Двигаться нельзя. Вытащили на берег сеть, простоявшую всю ночь. Там много рыбы - штук десять. Одна здоровая, с полметра, толстая, рот зубастый, чешуя мелкая, мясо красное, по бокам розовые пятнышки. Ее сейчас съели, остальные сидят в мешке.

2 июля. 12 часов. Около того же места. Вчера решили перебраться на сухое место. Перенесли лагерь примерно на 750 метров вверх по реке. Затратили на это 3 часа. Вода вечером 1 июля и ночью продолжала прибывать - за 7 часов уровень повысился на 50 сантиметров. Ветер продолжался есю ночь. Температура ночью была +5°.

Сейчас ветер тише. Солнышко. Тепло: +16° в воздухе, на почве +17 и на мху +20°. Вода сегодня утром начала убывать. Сейчас двинемся дальше.

3 июля. 20 часов. На правом берегу реки. Вышли 2 июля в 15 часов. И через 5 часов остановились, так как пошел сильный дождь и вновь начался ветер. Мы очень промокли.

Этот вчерашний переход дал нам очень мало. Обошли излучину и продвинулись по прямой линии всего лишь на 5-6 километров. Течение очень быстрое. У излучин здесь мели не песчаные, а галечные. Больше половины пути тащил лодку на буксире.

Остановились на правом берегу у впадения ручья. Река дальше идет на восток.

Вода быстро спадает, прямо-таки на глазах. За время нашего пути уровень снизился примерно на 50 сантиметров, судя по остаткам пены. В излучине клипер-бот вспугнул здоровенную рыбину, во всяком случае не меньше метра. На пойме сидели и паслись гуси.

Встали на ночлег в 21 час 2 июля. Вода снова начала прибывать. Всю ночь сильный ветер полоскал палатку. Барабанил дождь. Максимум воды был около 10-12 часов 3 июля, затем началась убыль. Мы долго не могли заснуть, привыкли ложиться в 4-5 часов, а сейчас время изменили.

Проснулись около 12 часов. По-прежнему ветер, дождь. Около 15 часов поели яичницы. Опять залегли. Теперь погода немного улучшилась. Ветер ослаб. Дождя нет. Возможно, прояснится. Готовим пищу и сушим куртки, затем, если будет можно, пойдем дальше. Провизию мы можем растянуть, пользуясь рыбой и мясом, числа до 10-го.

5 июля. 10 часов. На правом берегу реки. Вышли с прошлой стоянки 3 июля в 23 часа 30 минут. Погода прояснилась, ветер был попутным. Но сильное течение не позволяло выгребать, и почти всю дорогу я тянул клипер-бот на себе. Река уходила, делая петли, в общем к северо-востоку и никак не хотела сделать давно ожидаемого поворота на юг. Вода очень мутная. Грязь чувствуется даже на ощупь. Отмели и косы сложены из плохо обкатанного, лишь чуть сглаженного щебня и довольно крупных обломков, до 3-5 сантиметров.

Берега здесь отлого подходят к реке, а у самой еоды или обрываются - на наружных дугах излучины обрывы высотой 3-10 метров, или сходят на нет на внутренних дугах. Почва песчаная или глинистая. Здесь в тундре травы больше, чем мха. Она разных сортов - и злаковая, и вроде маленькой осоки, и с овальными листиками, похожая на щавель. Все зеленеет. Почва не пропускает воду, и на берегах постоянно встречаются озерки, уровень которых выше реки на 3-4 метра. В тех, которые побольше, много птиц: разные утки, кулики. Гусей встречали стаями в 20-30 штук. Они очень осторожны. Попадаются и парами. С криком летают, гоняются друг за другом. Опять видели вдали 5-6 оленей.

Используя хорошую погоду, шли 16 часов. Совершенно замучились. Прошли по реке 12 километров, а по прямой - всего 7. Остановились перед большой поймой.

Разбили лагерь и легли спать в 17 часов 4 июля, съев пару рыб и утку. Положение у нас неважное. Мы забрались настолько к северо-востоку, что озеро от нас теперь никак не ближе 50-60 километров к югу, если оно хоть мало-мальски верно нарисовано на карте.

Конечно, это не Таймыра, а скорее всего тот ее приток, Траутфеттер, что пунктиром отмечен на карте. Он совершенно не обследован, и с этой стороны неплохо, что мы сюда попали. Так или иначе, времени у нас уже не остается. К 10-11 июля нужно вернуться в лагерь Либина, чтобы быть готовыми к обратному пути. Да и провизии у нас хватит, с небольшой натяжкой, только до 10 числа. Решаем сделать еще один переход вперед, затем постараемся залезть на какую-нибудь гору повыше, посмотреть оттуда, сделать астрономический пункт и возвращаться.

Сегодня встали в 02 часа. Начал прокладывать вчерашнюю съемку. Это заняло очень много времени, так как почти все точки держатся только на углах (то есть на засечках, опирающихся на одну и ту же измеренную базу). В должности бурлака шагов не считаю - они очень мелкие. Затем сделал магнитные определения, после чего полез с теодолитом на гору, что высилась недалеко, в полутора километрах. Оттуда хорошо видны все горные вершины вокруг. Засек их и измерил высоты. Покончил со всем этим к 09 часам. Виктор готовит обед, затем двинемся в последний переход. Сейчас ветер, но не сильный. Солнышко, +13°. Подсохли.

7 июля. 06 часов. На правом берегу. 5 июля вышли около 15 часов все еще вверх по течению с попутным ветром. Виктор даже попробовал приладить парус, но толку не получилось. Зайдя в большую пойму, увидели, что слева, с северо-запада, в нее впадает порядочный приток, очень быстрый и мутный. Это он и мутит воду ниже по течению. Река выше него чистая. Вода зеленоватая и теплая. В северном конце поймы +9°. Это и чистота воды говорит за то, что река течет из какого-то озера и что лед в том озере растаял. Но, конечно, это не Таймырское озеро.

Остановились около 01 часа 6 июля на правом берегу.

По приходе сейчас же поставили сеть и через час осмотрели. Там сидели небольшая 30-сантиметровая горбушка и здоровый таймень около 80 сантиметров, килограммов на пять-шесть. Последнего посадили на кукан и пустили гулять. Сеть опять поставили. Поели, легли спать около 06 часов.

Встали в 16 часов 6 июля. Было солнце, но облака часто закрывали его. Осмотрели сеть. Там было два тайменя, 60 и 70 сантиметров, самец и самка. Икра крупная, примерно как гречневая крупа, у самца по бокам розовые и голубые пятнышки, у самки - белые. Кроме того, пара горбуш.

Около 18 часов удалось взять серию высот солнца. Погода быстро испортилась. Небо сплошь заволокло. Пошел сильный дождь. Ветер переменился - в последнее время дул с юго-запада, а теперь с северо-востока. Вода убывает. Около 22 часов поели и залегли. Ни идти, ни плыть нельзя.

В 18 часов смерил температуру. В воде +11, в воздухе + 16°. С началом ветра похолодало.

Сейчас утро 7 июля. Дождь. Ветер. Приходится пережидать погоду. Керосина нам осталось еще на четверо суток, всякой провизии - сахара, соли, крупы, галет, исключая мясо,- примерно на трое суток. Как только прояснится, Виктор отправится на юго-восток, километров на пятнадцать, по возможности повыше, чтобы посмотреть, не видно ли озера. А я кончу астрономические наблюдения. Затем будем возвращаться.

7 июля. 23 часа 30 минут. Там же. Сегодня около 14 часов дождь прекратился. Ветер по-прежнему с северо-востока, сильный - 8-10 метров. В 15 часов поели, затем осмотрели сеть. Там было 5 горбуш и 2 тайменя. Большие, около 60 сантиметров. В 16 часов Виктор отправился в путь. Я остался в надежде поймать солнце. Провожу последнюю съемку.

Солнца нет и нет. Высокие слоистые облака быстро проходят с востока.

8 июля. 08 часов. Там же. С 3 часов повезло. Показалось солнце. Взял высоту в 03, в 04 и в 06 часов. Виктор пришел в 07 часов совершенно замученный. Видел, между прочим, стадо оленей в 5-6 штук, среди них два черных. Сейчас поели. Возьму еще раз высоту солнца, и будем спать. Вода спадает.

8 июля. 19 часов. Там же. Ну, теперь все сделано. Сделали промеры глубины. Река неглубокая, 1-2 метра. В 18 часов взял последнюю серию высот солнца. Затем стало пасмурно. Пошел дождь. Сейчас собираемся в обратный путь.

10 июля. 05 часов. На большой пойме. Вышли с последней стоянки в 0 часов 9 июля. Спускались по течению сначала быстро, а под конец пути очень мешал сильный встречный ветер, так что пришлось мне вернуться к старому испытанному способу - надеть лямку. По дороге встретили начавших линять гусей. Они не могли летать, а удирали по берегу при нашем приближении. Троих мы убили палкой. Н6 это не так-то просто. Гусь, вытянув шею низко над землей, улепетывает так быстро, что приходится бежать за ним около километра, пока не устанет. Видели два стада оленей. В одном месте нашли выход угля. Пласт выходит прямо в обрыв на реку. Рядом с его выходом валяется много кусков окаменевшего дерева черного и коричневого цвета.

Добрались до поймы в 14 часов 9 июля и встали на ночлег на левом берегу крайнего левого рукава, поближе к горе. Река сильно обмелела по сравнению с тем, как было при прошлой нашей стоянке здесь. Уровень упал метра на полтора. Появилось много новых островов, часты перекаты, где наибольшая глубина 40 и даже 20 сантиметров.

Сейчас встали, позавтракали, около 7 часов пойдем на гору, затем поплывем дальше.

10 июля. 23 часа. Там же. В 22 часа пришли с горы. Ходили больше тринадцати часов. Здорово устали. Ветер стих, и было жарко. С горы видна наша река, второй приток, что ближе к нам, и, кажется, первый приток (то есть Таймыра). На юге и юго-западе большие горы. Озеро где-то за ними, его не видно. Высота горы над рекой по анероиду 150 метров.

13 июля. 07 часов. На островке. Вышли с последней стоянки в 14 часов 12 июля. Ветер ослаб. Вид реки в пойме и ниже ее почти прежний, уровень упал на 40-50 сантиметров. Сейчас же ниже поймы попытались измерить течение. Ветер не дал возможности измерить, гнал поплавок вверх. Во всяком случае течение там очень слабое. Двигались частью волоком, частью на веслах. Видели большие стада гусей, в 100-200 штук, два раза стадо оленей в 5-6 голов. Трех гусей убили.

Перед впадением первого притока опять промерили глубину. Ветер к этому времени стих. Здесь глубины оказались громадные, в середине около 25 метров. Так все время от начала сужения. Течение в этой части реки неравномерное, много водоворотов.

В 06 часов прибыли на наш памятный островок - "курятник". По дороге обобрали одну скалу с чаечьими гнездами. Живем. Вот галеты у нас кончились и Виктор страдает от недостатка хлеба. Придумал сделать оладьи из риса, а получился какой-то пудинг.

13 июля. 18 часов. Там же. Встали сегодня в 15 часов. Поставили сеть. Сейчас поедим и сходим вверх по притоку (то есть по Таймыре) налегке для промера. Затем отправимся вниз к Яше. Здесь никаких следов ребят нет. Очевидно, разыскивать нас они еще не начинали.

14 июля. 17 часов. Лагерь Либина. Вчера около 20 часов вышли в приток для промера. Поднялись на 3 километра. Сделали промер. Глубины большие - 15-20 метров. Вернулись в 3 часа 14 июля. Поели. Вынули из сети всего трех горбуш. Собрались. В 7 часов 14 июля отплыли вниз. По пути опять много гусей, однако убить ни одного не удалось. Приплыли в лагерь к ребятам в 12 часов. Наговорились, наелись, отдохнули. По дороге обобрали первый "курятник" - около 70 штук яиц, сильно насиженные.

17 июля. 16 часов. Там же. 15-го делали промер скорости течений и глубин у водомерного поста. Провозились весь день. С солнцем не везло. Все время облака.

Яша решил пройти вверх по течению до первого притока и спуститься оттуда на клипер-боте, делая промер фарватера. Ввиду явно больших глубин и спешки мы промеров там не делали.

Ребята довольно долго собирались и вышли около 17 часов 16 июля. Предполагали вернуться к 13 часам 17-го. Вернулись раньше - в 08 часов, когда мы завтракали. Вперед шли хорошо - 14 километров за 4 часа с грузом около 18 килограммов на каждого. Но когда поплыли вниз, сильный ветер сдувал в сторону. Они оставили клипер-бот на берегу и пришли пешком. Теперь придется идти за клипер-ботом. Это еще оттягивает наше возвращение. Меня это очень беспокоит.

Погода скверная: +1°, мокрый снег, ветер. Сейчас Вася и Яша спят. Виктор кончает готовить обед. 15-го Виктор поставил сеть. Через 8 часов он выудил из нее около 20 килограммов рыбы, в том числе одного здорового тайменя и около 10 штук горбуш. 16-го в сеть попалось еще около 35 килограммов - 17 горбуш и один экземпляр какой-то рыбы, похожей на сома.

А сеть-то наша - полоса около восьми метров в длину и около метра в высоту. Один ее конец закрепляем за какой-нибудь камень на берегу, на верхнюю часть другого конца привязываем поплавок, а на нижнюю камень и выбрасываем на 5-6 метров от берега. Рыбины спокойно остаются в сети, если зацепятся за нее зубом или просунут в ячейку голову.

18 июля. 20 часов. Лагерь Либина. Вчера Виктор с Яшей отправились наверх и благополучно спустились по течению, делая промеры. Глубины большие.

Я сделал повторные магнитные определения. Сейчас через реку на нас переплывало стадо оленей. Виктор залег за кучу гравия. Убил при выходе на берег одного. Остальные в панике развернулись и уплыли обратно. Сейчас Вася строит знак. Виктор и Яша обдирают тушу. Нам нужен собачий корм.

Нужен и транспорт для собак. Мы со всем необходимым имуществом уложимся в два клипер-бота. Однако собак туда не возьмешь. Могут бежать за нами по берегу? Но им придется не раз пересекать притоки, а несколько раз и Таймыру. Отстанут.

И Вася делает еще одну лодку. У нас есть большой кусок перкаля - непромокаемой ткани. Вася обтягивает им нарты. Получается что-то вроде лодки. Она достаточно вместительна. В ней мы и попробуем везти собак.

22 июля. 3 часа. Устье реки Таймыры. У астрономического пункта, сделанного в июне. В 5 часов 19 июля мы окончательно собрались, закончили знак, все уложили, оставили записку. Сложили вещи, которые оставляем, к знаку, и принялись грузиться. В последнюю очередь стали грузить собак в Васину лодку. Их тесно привязали. Они загрузили посудину довольно сильно. Как только отплыли от берега на несколько метров, собаки забеспокоились, стали возиться, кренили свою лодочку. Она черпала воду. Собаки еще сильнее барахтаются. Черныш и Вайгач отрываются, выскакивают и вплавь удирают.

Дело худо. Высаживаем всех собак на берег, и пока отпускаем. Клипер-боты отчаливают в 6 часов 30 минут. Впереди Вася и Яша делают промер. Сзади Виктор с Васиной лодкой на буксире. Попробую идти по берегу и звать собак за собой. Перед отходом мы очищаем лагерь от остатков мяса, чтобы собак тут ничего не привлекало. Однако невозможно прибрать все мелкие косточки, жестянки и все барахло. Псы с жадностью роются везде, облизывают, подчищают. Со мной никто из них не хочет идти, хотя я приманиваю их мясом. Наконец Степка, Нерпа, Челюскин поняли, что идти со мной выгоднее, чем копошиться в остатках лагеря, и побежали. Черныш и Вайгач где-то далеко. Казак, Первый, Обалдуй с остервенением роются в остатках. Ну ладно, поведу троих. Остальные должны побежать по следам, когда подчистят все. Теперь вопрос: будут ли переплывать ручьи и мелкие речки. На первой же речке все стопорится. Выбираю узкое место, подманиваю собак. Переезжаю на клипер-боте, маню о другого берега. Все трое хотят перейти, но боятся воды. Нерпа и Челюскин еще залезают в воду, но не плывут, а Степка и лап не мочит. К тому же они не голодны. Надеясь перевезти собак в лодке, мы перед отъездом хорошо их покормили.

В тундре масса леммингов, птичьих гнезд. Псы бегают, нюхают, роются, что-то хватают. Конечно, эту тройку можно было бы перевезти, но считаю более целесообразным проложить им след до остановки и подождать там. Проголодаются - придут, а если не придут - черт с ними. Все равно весь путь возиться с ними, перетаскивать через речки, ловить - мы не сможем.

Иду дальше, срезая излучины реки. Выйдя к берегу, вижу: на противоположном - правом - берегу оба клипер-бота стоят. Что с ними? Вероятно, ждут меня. Кричу. Ребята тоже что-то кричат, не пойму. Они уходят в какой-то овражек, затем тащат оттуда лодку. Вот дела! Немного возятся с лодкой и спускают на воду. Привязывают, затем Вася с Яшей уплывают на одном клипер-боте вперед, а Виктор переезжает ко мне. Оказывается, заметили около берега лодку. Очевидно, оставленную какой-то экспедицией.

Это была та же экспедиция Н. Н. Урванцева, остатки батареи которой мы с Виктором нашли на островке.

Лодка достаточно велика для всего нашего груза, включая собак, и требует лишь небольшого ремонта.

К 14 часам спускаемся в клипер-ботах к астрономическому пункту. Но высаживаемся против него, на правом берегу. Здесь я делаю астрономические измерения. В 04 часа 20 июля выходим пешком по берегу за лодкой. Вперед Вася и Виктор, за ними через два часа мы с Яшей, приготовив обед. До лодки два часа хода. Временами накрапывает дождь.

Вася и Виктор немного починили суденышко. Пережидаем под ним большой дождь и отплываем вверх к старому лагерю - что у гидрологического поста. Через три часа подходим к лагерю. Там только пять собак: Челюскин, Нерпа, Обалдуй, Первый и Казак. Остальных нет, но и то хорошо, хотя псов жаль. Виктор стреляет несколько раз, может быть, подойдут на выстрелы. Обедаем. Суп из консервов Вилькицкого. Собираем все пригодное снаряжение, которое было оставлено, и уплываем вниз по реке. За несколько минут до отхода явился Черныш. Километрах в трех ниже увидели на берегу труп оленя и около него объевшихся Степку и Вайгача. Теперь все в сборе. Олень выкинут рекой, тот, которого несколько дней назад ранил Яша.

Через три с половиной часа подходим к нашему последнему лагерю против астропункта. По дороге я и Виктор убиваем по одному гусю.

В 3 часа 21 июля едим и ложимся. Спим до 13 часов. Теперь нужно окончательно отремонтировать лодку и выбрать дальнейший путь. Дальше река разбивается на рукава. Нам нужно найти главный фарватер. Виктор и Вася чинят лодку, а мы с Яшей уходим искать фарватер.

25 июля. 8 часов. На правом берегу в дельте Таймыры. Около 9 часов 22-го вышли от астрономического пункта. Была волна, встречный ветер. С трудом пробирались вперед. Лодка начала сильно набирать воду. Мы уложились так, что откачивать на ходу было неудобно, надеялись на качество своего ремонта. Собаки забеспокоились, пришлось идти к берегу. Однако до берега дойти нельзя. Мелко. Пришлось на клипер-боте перевезти собак и часть груза. Подтянули облегченную лодку. Выгрузились. Я пошел осмотреться на вершину. Оказалось, что мы на острове. Поставили палатку. Виктор готовит еду. Вася и Яша пошли на клипер-боте посмотреть фарватер. Нашли глубины около 7-8 метров. Дальше не пошли. Река здесь очень широкая. Волнение сильное.

Я пересек остров. Вышел на восточную сторону, и там определился. Считаю протокой то, что за островом, так как основное течение, судя по направлению отмелей на реке,- в западном рукаве. Восточная протока неглубокая. На ней порядочно мелей. Вернулся. Через некоторое время пришли ребята. Поели, погрузились. Часть багажа переложили в клипер-бот, чтобы тянуть его на буксире. Лодка пошла легче. Устроились так, что было можно отливать воду на ходу.

В 14 часов добрались до острова с поставленным нами в июне гурием. Пройти немного дальше, до избы, не хватило духу. По пути видели на воде большие стада гусей, в 200-300 голов. Сейчас у гусей вывелись птенцы. Мы наблюдали, как птенцы со всего стада собираются в две-три группы, штук по тридцать каждая, под присмотром двух-трех взрослых. Остальные родители свободны. Чем не детский сад?

К востоку от острова расстилается обширная пойма. Возвышенный берег далеко, он едва виден. Основной рукав к западу от острова, он очень глубок. Течение в нем 1-2 м/сек.

Легли спать 23 июля около 18 часов. Встали 24 июля в 6 часов. Я пошел на гору. Вася с Яшей поплыли с разрезом глубин через рукав. Виктор готовит обед. На горе засек все отметки и получил вид вперед и назад. Впереди опять пойма, уже налево, с западной стороны. Как будто там впадает река.

Вернулся с работы около 12 часов... Поели...

В 16 часов вышли опять. Солнечно, но ветер порядочный и соответственно волна. Течение помогало. К 19 часам добрались до избы. Я повторил здесь магнитные наблюдения, доели гуся, и в 21 час пошли дальше.

В гурии, что возле избы, оставили вторую записку. Обнаружили, что Зуев и Соловьев на своем обратном пути сюда не заходили и записки не оставляли. Вели промеры глубин, держась правого берега, здесь, по-видимому, проходит фарватер глубиной около 10 метров. Около 04 часов 25 июля подошли к мысу, за которым коренной берег, делая широкую излучину, уходит далеко к востоку. Внутри излучины пойма. Где-то на этом берегу одна из наших баз, оставленных в конце мая.

Останавливаемся на ночлег 25 июля в 06 часов. Завтра я пойду по берегу, разыщу эту базу и проведу съемку.

28 июля. 11 часов. Остров Бэра. Встали 25 июля в 18 часов. В 21 час я вышел в обход поймы по коренному берегу. Виктор и Яша поплыли на лодке с промером глубин, а Вася пошел проводить меня, показать место их ночевки 30 мая. Около 23 часов мы с ним подошли к точке, откуда видно это место. Тогда Вася повернул обратно, а я пошел дальше, ведя съемку.

На пойме, что оставалась левее меня, много озерков, луж и большие стада линялых гусей - по 200-300 штук, на коренном берегу, правее меня, ходят олени - в одиночку или небольшими группами.

Встретил куропаток, таких выше по реке мы не видели. Здесь они серые, держатся группками по 3-4 штуки.

Перешел вброд три больших ручья, один оказался глубоким - около метра. Я здесь вымок. Поэтому, выйдя на беpeг выжал портянки, носки, штаны - разложил сушиться на солнышке. Заметил молоденького песца, он серо-зеленый, под цвет тундры. Пушистый, как котенок. Поймал его, подержал на коленях и выпустил.

Около 06 часов 26-го закончил обход поймы и вышел на крутой берег в ее северной оконечности.

Здесь нашел склад. Он был на верхушке высокого мыса у остатков какого-то старого знака, сооруженного из консервного ящика, куска вагонки (похоже, что от склада Вилькицкого) и дерна. Тут в беспорядке валялось 20 банок консервов экспедиции Вилькицкого (куда только их не растащили!) - все испорченные, несколько банок мясных консервов, похожих на современные, тоже испорченные, раскупоренная жестянка с сухими фруктами, большая часть которых заплесневела, несколько пустых жестянок и бидон, наполовину залитый керосином.

Здесь Зуев и Соловьев оставили записку, что они были тут 8 июня, предположили, что здесь астрономический пункт, и взяли отсюда 15 банок консервов Вилькицкого. Чье же остальное?

Вероятно, здесь побывала не так давно какая-то, пока неизвестная нам экспедиция.

Часть фруктов годилась в пищу, и я решил сварить компот - вот обрадуются ребята.

Я уже видел лодку. Она ушла далеко к левому берегу, очевидно отыскивая фарватер, и затем скрылась за островом. Скоро весь левый берег и острова затянуло туманом. Туман надвигался и на меня. Ну, теперь придется мне тут куковать, пока не прояснится. Ветер и порядочное волнение вместе с туманом, конечно, заставят ребят где-нибудь пристать и выждать погоду. Я развел костер, перепробовал все консервы. Нашел только одну годную банку, сварил ее и съел. Дальше время потянулось очень нудно. Я перенес свой лагерь вниз к воде в защищенное от ветра место. Прошелся по берегу, пытался спать, но больше 20-30 минут не мог, мерз, несмотря на костер.

Просидел здесь сутки. Только в 9 часов 27 июля, пользуясь небольшим прояснением, приехал Виктор на клипер-боте с полным снаряжением, палаткой и прочим, я как раз варил себе кофе в консервной банке. Мы разбили палатку, передохнули и поехали на остров к Яше. Туман ослабел, ветер утих.

Виктор перед отъездом с пункта прошлой ночевки 25 июля нашел в километре выше поваленный столб с надписью: "Астрономический пункт № 11. Т.Э.К.Г." По-видимому, астрономический пункт экспедиции Толя, а чей же знак у стоянки, где сухофрукты?

28 июля. 22 часа. На моем ночлеге. Сегодня в 14 часов снялись с места при ветре и тумане. Спешили перебраться с острова на берег, чтобы быть более независимыми от погоды.

Переплыли к мысу с остатками знака, где я сидел, и легли отдыхать. Отдохнувши, поели. Удивил Яшу и Васю компотом. Сейчас поставил хороший знак. Двигаемся дальше. Туман. Ветер стих.

31 июля. 23 часа. Полуостров Короля Оскара. От места моего ночлега тронулись в 0 часов 29 июля вдоль правого берега губы. Был сильный туман. Видно всего на 300-400 метров. Так и шли, держась берега. Километрах в восьми от стоянки увидели развалины избы. Остатки стен. Внутри какая-то утварь, металлические предметы. Мы ее сфотографировали, зарисовали, но ничего не трогали. Оказывается, хозяин первой избы не один был здесь.

Через 7 часов гребли берег стал поворачиваться к северу, а затем к востоку. Ясно, что мы выходили в море. Вскоре туман рассеялся и перед нами оказался лед. Ничего не попишешь. Пришлось вылезать на берег. Тут стояли развалины еще одной избы - сравнительно хорошо сохранившиеся. Скорее всего она сложена отрядами Великой Северной экспедиции. Выгрузились. Втащили лодку на берег.

Мы были близ северо-западной оконечности полуострова Короля Оскара. Для проверки сходил на ближайший мыс к северо-северо-западу. Оттуда берег, действительно, уходит на северо-восток.

Поели. Втащили лодку и все хозяйство, которое нужно было оставлять, еще выше - за линию прибоя. Отдохнули и стали думать, как быть дальше. Нам нужно было выбирать - либо ждать неизвестно сколько времени, пока лед отойдет от берега, и двигаться с удобствами на лодке, либо идти пешком с рюкзаками. Стали подсчитывать груз. Выходило около 30 килограммов на человека, если брать приборы. Тяжеловато. Сможем проходить лишь 10-12 километров в день.

В 18 часов сделал астрономические наблюдения, а в 18.15 мы увидели самолет. Он был не из отряда нашей станции. Большая летающая лодка пересекла конец полуострова Короля Оскара, вылетела в губу Таймыры, покружилась там в 15 километрах от нас и ушла в глубину губы. Через 2 часа оттуда вернулась и ушла на северо-восток. Мы жгли костер, вертели клиперботом, выложили "Т" и все, что было можно. Несмотря на все старания, нас не заметили.

Было очень обидно. Посадка перед лагерем для летающей лодки была прекрасной. Хотя бы приборы взял от нас. Мы снова задумались, как быть дальше. В конце концов решили сделать так. Двоим налегке, без приборов, двигаться скорее на станцию и достичь ее за 10-12 суток. Двоим остаться и дожидаться присылки самолета со станции. Если же ничего не выйдет, то 21 августа также двигаться в лодке - если отойдет лед - или пешком, уже не торопясь. Это давало некоторые преимущества. Если самолет еще раз прилетит и найдет лагерь, ушедшая партия оказывается все же в лучшем положении, чем если бы шли все четверо, так как идет с меньшим грузом. Если самолет не прилетит совершенно, то оставшаяся партия имеет много шансов быть снятой самолетом или судном после прихода первой партии на станцию. В конце же концов оставшейся партии - на худой случай, если лед сохранится,- придется сделать такой же переход пешком с грузом, большим, чем у первой партии, лишь на 10 килограммов на обоих. Продуктов у остающихся было на 30 дней.

Идти нужно было мне и кому-либо из ребят. Васе следовало остаться для возможного ремонта самолета, если прилетит и сядет. Хотел остаться и Яша, чтобы провести кое-какие гидрологические работы. Но Виктор попросился остаться, так как его стертая нога дает себя чувствовать.

Мы с Яшей собрались к вечеру 30 июля. Я проделал астрономические и магнитные определения. Подготовили груз. Берем с собой клипер-бот, кусок меха для подстилки, кусок Клеенки, меховые рубашки, кожаные брюки, брезентовые куртки, белье, провизии на трое суток, до Гафнер-фиорда, где находится база Вилькицкого, примус, котелок, кружки и всякую потребную мелочь.

Это составляет два вьюка весом около 25 килограммов каждый.

Вышли из лагеря 30 июля в 22 часа. Взяли с собой одну собаку - Нерпу. Виктор провожал нас пять часов. Сначала было очень тяжело, в особенности давил большой рюкзак. Потом переложили, подогнали, пошли легче.

Погода все время была хорошая. Ясно. Ветерок. Легли спать в клипер-боте в 12 часов. Встали в 22 часа. Сейчас пойдем дальше морем - лед здесь от берега в нескольких километрах.

2 августа. 17 часов 40 минут. Гафнер-фиорд. 1 августа вышли с места первого привала в 02 часа. Плыли и волокли на лямке клипер-бот против ветра больше четырех часов. В 07 часов встали на ночлег на песчаной косе, за которой большая лагуна. Ветер был сильный. По пути Нерпа изловила нам гуся - вот и оправдала свое присутствие. Сварили его кое-как. В тундре по берегу встречается ягель. Лед от берега в 15-20 километрах.

Проснулись в 18 часов 1 августа. В 21 час тронулись пешком. С большими трудностями выбрались из топкой лагуны. Пришлось идти пешком, так как берег был очень отмелый и ветер навстречу сильный. Шли четыре с лишним часа и здорово устали. Когда ветер стих, вышли на берег, отдохнули и поплыли дальше на клипер-боте.

Скоро пошел ровный приглубый берег. Было хорошо буксировать, и неожиданно быстро, в 07 часов 2 августа, мы добрались до входа в Гафнер-фиорд. Погода прекрасная: тепло, ясно. Только ветер порядочный. Здесь была база, оставленная группой Либина. Вскупорили ее. Взяли 2 банки молока, 3 плитки шоколада, 100 граммов кофе, немного чая, сахара, соли, одну банку бобов. Тут же было 20 банок консервов Вилькицкого. Взяли из них 8 банок. Хорошо покормили Нерпу.

Пересекли на клипер-боте ворота фиорда. Для этого мы и тащили клипер-бот на себе. Обходить Гафнер-фиорд - значит, сделать пешком лишних 90 километров. Из фиорда шло сильное, примерно 6 км/час, отливное течение.

На северном берегу Гафнер-фиорда отдохнули. Наелись вволю, и сейчас двинемся дальше. Ясно. Тепло. Но ветер с востока все еще сильный, около 8 метров.

3 августа. У базы Вилькицкого. Около 19 часов 2 августа вышли от Гафнер-фиорда на клипер-боте. Все время приходилось усердно грести при довольно сильном встречном восточном ветре.

Через 7 часов непрерывной гребли наше утлое суденышко пришло к устью реки Фонтанки. Там много островков и отмелей. Немного отдохнули, и пошли через залив Дика напрямик к мысу Могильному. Через 5 часов гребли прибыли туда. Вскупорили здешнюю базу, также оставленную Либи-ным. Она оказалась беднее, чем ожидали, - ни риса, ни масла там не было. Котлеты пропали, скисли и заплесневели. Испортилась часть галет. Взяли галет четыре пачки, одну банку консервов бобовых, одну банку молока. Поели рисового супа из консервов Вилькицкого. Он неважен. Сильно устали и быстро улеглись спать.

6 августа. Бухта Палландера. В 0 часов 4 августа вышли пешком с базы Вилькицкого через тундру напрямик к южному мысу первой большой лагуны. Клипер-бот дальше нам не понадобится. Оставили его на базе.

В тундре много ягеля, как будто плесенью подернута почва. Много оленей. За 5 часов перехода Нерпа вспугнула совсем рядом 4-5 групп оленей по нескольку штук. Песцовых следов меньше, чем в районе Таймырской губы. Леммингов здесь также гораздо меньше, чем на Таймыре. Там Нерпа через каждую сотню шагов совала нос в землю, а здесь редко.

Погода благоприятная, прохладно. Солнце. Вот только ветер надоел - уже давно некуда от него спрятаться.

В 05 часов были у южного мыса бухты Палландера. Остановились отдохнуть и поесть.

В 07 часов тронулись опять в обход бухты. Вскоре наткнулись на широкую дельту какой-то речки. Переходя первый рукав, сняли только башмаки, но замочили штаны. Оказалось, глубоко. Потом сняли и штаны. И прошли так, без штанов, всю дельту, шириной километра в три, пересекая множество рукавов. Холодно. Ветер около 10 метров. Температура + 5°.

В глубине бухты на мысе заметили знак. Раньше его здесь не было. Подошли. Написано на доске: "Встречаем вас в восточной части бухты. Телега и 10 собак. Зуез, Соловьев. Спешите". Здорово. По восточная часть бухты очень обширна. Бухта вытянута с севера на юг. Вот, халдеи, не могли написать точнее, где сидят. Искали по берегу около четырех часов, устали. Остановились на берегу. Я стал готовить еду. Яша налегке отправился еще поискать. Пропал надолго. Я приготовил отличную кашу. Съел половину. Улегся спать. Солнышко немножко пригрело. Яша долго не возвращался, вероятно, нашел лагерь и разговорился там. Так и было.

На берегу вдали с северной стороны показался человек. По походке напоминал Федора Никифоровича. Действительно - это был он. Скоро пришел и Соловьев. Взвалили они наши ноши на себя, а я пошел налегке. Их лагерь был в 5 километрах к северу, в северной части бухты.

Откуда же телега? Сделана аккуратно. Площадка примерно 1,5х2,0 метра. Передняя ось поворачивается - все как полагается. Оси с колесами - запасные от самолета У-2, на резиновых шинах. Только что без рессор.

- Кто же придумал?

- Да мы собирались пешком идти вас встречать, а Дмитрич говорит - бери, дядя Федя, две оси от У-два и мастери телегу - тундра подсохла, отлично пойдет. И верно - идет хорошо.

Действительно, собаки тянут ее легко. Что по мокрой тундре на нартах ездят - слышал, но чтобы на телеге - такого еще не бывало. До Папанина, разумеется. Это здорово.

Встали после отдыха около 3 часов 5 августа. Опять поели, вернее, налопались. У ребят было много провизии, и мы с Яшей наверстывали упущенное.

Пошел сделать невдалеке магнитные наблюдения. В это время товарищи уже вышли из лагеря, с тем чтобы я их догонял. Через час нагнал. Они меня поджидали. Яша чувствовал себя неважно после очень обильного обеда.

Остановились в 22 часа в северной части бухты Паллан-дера. Выспались. Хорошо поели. Сейчас 10 часов 6 августа.

Нам осталось до дому около 50 километров, за два перехода дойдем.

8 августа мы пришли домой. На рейде уже стоял "Сибиряков", разгружавший нашу смену. Сейчас же прошу Ивана Дмитриевича поднять самолет и посмотреть, где Виктор и Вася,- может быть, надо им помочь, может быть, привезти их сюда.

Посадочная полоса подсохла, и 9 августа мы с Праховым взлетаем на колесах на У-2. Идем к юго-западу вдоль трижды пройденного мною и зимой, и летом берега.

Полоса чистой воды шириной 5-10 километров тянется вдоль берега. Проходят мимо знакомые мысы, бухты, лагуны. Ну вот и лодка! Примерно в 60 километрах от станции ходко движется наша лодка, Виктор и Вася машут руками - показывают, что у них все в порядке. Делаем над ними пару кругов и, успокоенные, возвращаемся. Будут дома завтра или послезавтра.

Так закончился наиболее ответственный и трудный для меня в ту пору поход. Трудный физически и ответственный морально. Ведь всего предусмотреть было невозможно. Но нам удалось провести его четко, по расписанию, без каких-либо потерь.

Закончилась работа на мысе Челюскин. Наши с Аней результаты - кипы фотобумаги с записями колебаний магнитного поля, журналы контрольных наблюдений, журналы наблюдений за полярными сияниями и измерений радиоактивности воздуха. В них содержатся ценные научные данные, но чтобы разобраться в них, нужны годы камеральной обработки, сопоставления с наблюдениями многих других обсерваторий наших и зарубежных.

Только тогда станут яснее особенности магнитных бурь, связь их с полярными сияниями и деятельностью Солнца, станут более понятными процессы в ближнем космосе, которые в настоящее время приобрели столь большую актуальность. Все это очень интересно, но это не для меня.

Мне не терпится скорее завершить ту дополнительную, "инициативную", как сейчас говорят, работу, которую я выполнял вместе со своими товарищами в походах,- магнитную съемку и проверку карты.

Сейчас при выгрузке новой смены аврала почти нет. Никаких новых домов строить не нужно. Только уголь и продовольствие - это пустяки. И я начинаю обработку полевых наблюдений сейчас же. Аня уже сменила гнев на милость. Она еще до моего прихода закончила все отчеты по обсерваторской работе, подготовила к передаче сменяющим нас товарищам всю аппаратуру. Теперь она помогает мне считает "во вторую руку" результаты астрономических и магнитных измерений. Вводит в магнитные измерения поправки, основанные на учете колебаний магнитного поля, зафиксированных в обсерватории.

Но только я могу вести чистовую прокладку маршрутов (вчерне я делал это в пути), связывать в одну схему все те мысы, изгибы берега, повороты русла реки, горы, на которые я тысячи раз наводил визир буссоли или трубу теодолита. Они увязаны между собой измерениями расстояний на маршрутах, многократными засечками тех же приметных мест с разных точек пути. Они зарисованы на сотнях панорамных схем, иногда мерзнущей рукой, иногда под дождем, и только я могу разобраться, что есть что. На всех маршрутах есть повторные точки, их сходимость демонстрирует качество И точность всей работы.

Я заканчиваю ее уже дома, в Ленинграде. Закрываю почти весь пол нашей маленькой комнаты рулонами ватмана и кальки.

Походы на полуострове Таймыр в 1935 году.
Походы на полуострове Таймыр в 1935 году.

Сначала на координатную сетку наносятся астрономические пункты, затем между ними прокладывается, и при этом корректируется, линия маршрута. После этого наносятся пункты магнитных измерений. Сейчас они приобрели географические координаты, независимо от карты. С магнитной съемкой все.

А карта? Я помню, с каким интересом в Арктическом институте встретили в 1933 году результаты полуинструментальной съемки, проделанной мною в походах по Земле Франца-Иосифа.

Там было много проще - на плоскости морского льда лежали острова. Важнее всего было уточнить их очертания и расположение в горизонтальной плоскости. Съемка была двумерной.

Здесь мы шли по пересеченной местности, подымались на горы, постоянно меняли высоту. Съемка становилась трехмерной. Я повторял засечки на одни и те же горы и другие местные предметы на разных маршрутах. Мы видели множество неправильностей в нанесенных на карте очертаниях береговой линии. А во внутренней части полуострова многое наносили на карту впервые - отроги гор Бырранга, реку Траутфеттер. Все это потребовало большого труда.

Труднее всего было обработать результаты полуинструментальной съемки последних маршрутов - в Гафнер-фиорд и на реку Таймыру. Но мне казалось, что они будут полезными, и я трудился не отрываясь несколько недель.

И вот я тащу в Гидрографическое управление Главсевморпути большой рулон ватмана, где в крупном масштабе нанесена вся северная часть Таймырского полуострова от мыса Челюскин до реки Таймыры.

Там обозначены очертания местности, нанесенные по старым картам, которые имелись в моем распоряжении, и новые - по нашей съемке. Кое-где расхождения очень существенны.

С. С. Рузов, один из руководителей Гидрографического управления, вежливо принял этот материал и поблагодарил меня, но очень скоро я понял, что вся наша работа никому не нужна.

Не потому, что она была плохо сделана, а потому, что устарела, еще не будучи законченной. Я понимал, разумеется в общем, огромный размах и высокие темпы, которые придала наша партия работе по освоению Северного морского пути. Но не заметил конкретного выражения этого именно в той области, которой взялся заниматься попутно.

Еще в 1930-1932 годах полуинструментальная съемка в Арктике использовалась широко и весьма успешно, например Ушаковым и Урванцевым в экспедиции на Северной Земле, в 1933 году она была еще уместной, но в 1934 году уже устарела. Летом 1934 года вышли первые гидрографические суда Главсевморпути и первые сухопутные геофизические и топографические отряды. Планом их работ была охвачена вся прибрежная Арктическая зона. В 1935 году они уже начали давать результаты. Началась аэрофотосъемка. Кстати, тот самолет, который крутился над нами в Таймырской губе, как раз и вел аэрофотосъемку.

В этих условиях наша полуинструментальная съемка оказалась просто-напросто лишней. Эта методика исследований ушла в прошлое, именно сейчас - в этом году. В ходе советского освоения Арктики счет шел не на десятилетия, а на месяцы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"