Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска




Kubu - Отели: отдых в австрии цены.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

На крыльях муссонов

Александр Македонский был еще мальчиком, когда на глазах у своего отца, царя Филиппа, и всей его свиты обуздал неукротимого коня. Царь Филипп был горд и счастлив. Он поцеловал Александра и сказал: "Ищи, мой сын, царство по себе, ибо Македония для тебя слишком мала".

Так рассказывают древние книги о знаменитом полководце Александре Македонском и о его любимом коне Буцефале. Буцефал вместе с Александром проделал поход от берегов Дуная до Инда и пал на тридцатом году жизни под чужим небом Индия не столько от ран, сколько от старости.

Жил Александр Македонский в IV веке до нашей эры. Еще при его отце Филиппе Македония стала возвышаться среди других государств на Балканах, и маленький Александр с завистью следил за военными успехами отца.

"Мальчики, - говорил он своим товарищам-сверстникам, - пока мы вырастем, мой отец одержит все победы и ничего не оставит на нашу долю". Так велико было честолюбие Александра, выше всего на свете ценившего славу.

С самого раннего детства его готовили стать воином. Его воспитатель, по имени Леонид, растил мальчика по-спартански: приучал его к выносливости, равнодушию к роскоши, к еде. Сам Александр потом рассказывал, что Леонид "на завтрак давал мне ночной переход, а на обед - скудный завтрак". И в историю Александр Македонский вошел как покоритель могущественного Персидского царства, как гениальный полководец.

Отец его рано умер, пал от руки убийцы, и Александр двадцати лет стал царем и полководцем. Он жестоко расправился с некоторыми непокорными греческими городами, а потом вместе с греками пошел войной на их общего врага - персов.

В этой войне Александр одерживал блестящие победы над персидским царем Дарием. Одна за другой отпадали от Персии завоеванные ею Сирия, Палестина; пал после семимесячной осады финикийский город Тир; изгнал персов Александр и из Египта, где он решил заложить новый город в дельте Нила, на берегу Средиземного моря. Пал и Вавилон, погиб в последнем сражении от руки своего же сатрапа и сам царь Дарий. Александр был провозглашен вавилонским властителем, получил древнейший титул "царя Вавилона и четырех стран" и пожелал устроить свою столицу в Вавилоне. Но сначала он решил идти дальше, на восток, покорить все другие персидские владения и саму Индию. Александр хотел стать властелином всего мира.

Александр Македонский
Александр Македонский

В 327 году до нашей эры начался индийский поход Александра. Шел он с войском такими местами, где раньше не бывали греки. Его путь лежал через пустыни и горы Средней Азии, через богатые и культурные сатрапии Персидской державы, ныне исчезнувшие: через Бактрию, которая находилась на территории нынешнего Афганистана, через Согдиану - в нынешней Туркмении, Ученые-археологи до сих пор находят в наших среднеазиатских республиках различные предметы, принадлежащие к времени Александра Македонского.

Вместе с войском шли ученые. Александр Македонский, ученик знаменитого философа древности Аристотеля, сам был человеком образованным и высоко ставил науку, знания. Он хотел, чтобы ученые записывали все, что видели в чужих краях, а потом об этом рассказывали в своих книгах. По книгам народы Средиземноморья узнавали бы о далеких странах, а там, где шло войско Александра, люди знакомились с греками. Так расширялись рамки мира, хотя Александр Македонский и не ставил это своей первейшей задачей - он был завоеватель, а не путешественник.

Армия Александра дошла до реки Инда. И здесь полководец узнал, что Индия обширна; что в глубине ее текут теплые воды Ганга, где цветет, как и на Ниле, прекрасный лотос; что много на берегах реки селений и прекрасных городов, и властелины, раджи, ездят на слонах, возвышаясь над толпой как боги, а в лесах, джунглях, водятся необыкновенные звери. Значит, мир куда больше, чем думали греки, не видно ему ни конца ни края. И Александр Македонский загорелся желанием идти дальше, до самого океана, и покорять чужие народы.

Но тут случилось неожиданное: македонские солдаты отказались следовать за своим любимым полководцем. Они устали, измучились, сколько лет уже не были дома. Нет, они не могут больше воевать.

И пришлось Александру, как он ни гневался, подчиниться требованиям своих солдат и оставить дерзкие мечты о покорении мира. Теперь ему следовало подумать: каким путем возвращаться обратно, домой, в свою новую столицу - Вавилон.

* * *

Если вас вызовут к доске и спросят: "А ну-ка, расскажите нам, что вы знаете о муссонах?" - вы бойко ответите, если, разумеется, накануне выучили урок, что муссоны - это сезонные ветры, что зимой они дуют с суши на море, а летом - с моря на сушу, что когда-то они подгоняли парусники и что классическая страна муссонов - Индия.

А теперь представьте себе такую необыкновенную картину: к доске вызывают Александра Македонского во всем его блистательном воинском облачении и задают ему тот же вопрос:

"Благоволите, государь, сообщить: что известно вашему величеству о муссонах?"

"Не задавайте глупых вопросов, - скажет он. - Разве вам не известно, что я для того и приказал выстроить на Инде флот, чтобы поплыть к устью Евфрата по морской, новой для нас дороге и исследовать эти самые муссоны. Индийские-то мореходы знают муссоны, они ими пользуются, а вот мы - нет! Я назначил флотоводцем умного, смелого человека - Неарха и вполне полагаюсь на него. Он сделает все, что только можно, и сообщит нам подробности о муссонах. А для меня это очень важно: царство мое огромное, оно простирается далеко на восток, до самой Индии, должен же я найти морскую дорогу к покоренным мною народам, к самой Индии для торговли с нею! Как видите, это вопрос государственной важности, и муссоны меня очень интересуют, но сказать о них я пока еще ничего не могу".

Так ведь оно и было. Разумеется, кроме школьной доски, к которой вызывали Александра Македонского. И раз уж мы заговорили об этом, то мне хочется напомнить вам, что каждая строчка учебника добыта трудом ученых, путешественников, исследователей. И то, что сегодня для вас - школьная истина, когда-то ставило в тупик умных и широкообразованных для своего времени людей.

Что же касается муссонов, то Александр Македонский действительно построил на Инде громадный флот - восемьсот кораблей транспортных и боевых. Он посадил на них моряков и солдат, всего пять тысяч человек, и приказал своему военачальнику Неарху идти вдоль берегов Индийского океана до устья Евфрата. А сам с другой частью войск пошел сухим путем, но тоже по новой дороге, невдалеке от побережья. Он обещал позаботиться о продовольствии для моряков и назначил примерно место для встречи с Неархом во время пути. Обо всем этом говорилось предположительно, потому что пути были неисследованные, незнакомые ни ему самому, ни его флотоводцу.

И вот Александр, распростившись с Неархом, двинулся своим путем, а Неарх - своим.

Неарх вышел в плавание раньше, чем повернули муссоны, и пришлось ему поджидать попутного ветра в устье Инда, так как выше по течению реки население было настроено враждебно к пришельцам и оставаться там было небезопасно. Впрочем, и море не было ласково к морякам Неарха. Флот выдержал сильнейшую трехдневную бурю, три корабля затонули; к счастью, они стояли вблизи берега, и команда спаслась вплавь.

Целый месяц поджидал Неарх попутного муссона, дующего с востока, и только тогда, когда этот ветер наполнил паруса его кораблей, он поплыл вдоль незнакомых, пустынных, негостеприимных берегов. Жители побережья относились враждебно к морякам и не хотели кормить их, да и при желании вряд ли могли прокормить этакую ораву молодых, сильных людей с отличным аппетитом. А между тем у Неарха зерно кончилось, и пришлось морякам грабить этих несчастных бедняков, которые и сами-то кормились только тем, что давало им море. Их и называли ихтиофагами, иначе - рыбоедами, потому что рыба была их главной пищей. Даже муку они делали из сушеной рыбы, даже своих немногочисленных овец кормили рыбой, так что мясо их пропахло рыбой; даже дома свои они строили из рыбьих костей. Самым лучшим строительным материалом были кости китов; иногда море выбрасывало туши этих громадин на отмель, и они здесь так и умирали, а остовы китов ихтиофаги использовали для постройки домов.

Рыба... Рыба... И еще раз рыба! Можно себе представить, как она надоела морякам, да и ее не всегда было вдосталь. А черепах, которые здесь водились тогда в изобилии, моряки есть не решались. Теперь-то мы знаем, что суп из черепахи - изысканное блюдо, а тогда Неарховым морякам это и в голову не приходило.

Не раз случалось, что голодных моряков на берегу поджидали воинственно настроенные жители, ощетинившиеся остриями своих деревянных копий. Но их пугал блеск греческого, несравненно более сильного оружия, быстрота и натиск хорошо обученных солдат, и бедняги, вооруженные лишь деревянными копьями, обращались в бегство. А моряки так и оставались голодными.

День за днем плыли моряки, и никто не мог сказать, долго ли им еще придется мучиться.

Но в записках Неарха появились различные наблюдения над муссонами, над течениями, над звездным небом, отмелями, природой незнакомых берегов. Все это было очень важно, необходимо для тех, кто пойдет потом этими водами в Индию.

Муссоны давно уже исправно дули в одном направлении и быстро подгоняли Неарховы парусники. Вот повстречался морякам на пути остров, о котором они наслушались много диковинок. Говорили, будто на этом острове живут какие-то странные существа: наполовину птицы, а наполовину люди - девушки с дивными голосами. Они так поют, что никто, заслышав их пение, не может пройти мимо этого острова, а если уж высадится, то больше никогда не вернется домой. В поэме древнегреческого певца Гомера "Одиссея" рассказывается легенда об этих существах - сиренах, и Одиссей, чтобы не соблазниться и не высадиться на острове, когда будет проплывать мимо него, приказал всем заткнуть уши, а себя привязать к мачте, чтобы не поддаться чарам сирен. Но моряки Неарха со страхом и любопытством решили все-таки высадиться на этом сказочном острове и были разочарованы! Увы! Никакого сладкого пения, никаких сирен; побродили по берегу и вернулись спокойно на свои корабли!

Гораздо более волнующей оказалась встреча с морскими чудовищами - китами, которые плавали в море и пускали в воздух фонтаны. Моряки так испугались китов, что хотели повернуть обратно. Но лоцманы - проводники, которых взял с собой Неарх из числа прибрежных жителей, - объяснили, что китов можно прогнать сильным шумом. Неарх сел в лодку, поплыл от корабля к кораблю и уговаривал своих людей не бояться; он посоветовал им бить посильней в барабаны, в котлы, трубить в трубы, чтобы загнать морских животных в глубину. Моряки так и сделали, и действительно великаны не выдержали неистового джаза и ушли под воду, а моряки постарались проскочить поскорей опасное место. Когда они его миновали, то увидели за кормой снова выплывших на поверхность китов и фонтаны воды, которые серебрились на солнце. Моряки стали восхвалять своего начальника - умного, бесстрашного и находчивого Неарха.

Легендарный остров и вполне реальные морские чудовища - это лишь незначительная часть приключений, которые запомнились морякам Неарха, несущимся на крыльях муссонов из Индии к устью Евфрата.

Долго плыли они мимо безрадостных берегов, долго не получали никаких известий от Александра. А войско Александра шло между тем по скупой, неласковой земле, солнце палило нещадно, люди болели, страдали от жажды, от голода, и так длилось целых два месяца. Наконец они миновали негостеприимные места и вступили в благословенные области Южной Персии, где их поджидали заготовленные для них и еда и питье. Много воинов пало в пути, остальные были истощены и устали. Но хорошая пища и отдых сделали свое дело. И дальше они шли по плодородной местности, и было это шествие больше похоже на карнавал, чем на военный поход. Головы солдат украшали венки из зелени, копий не было видно. Вдоль дороги стояли громадные сосуды вина, и каждый мог черпать его сколько захочет. Сам Александр ехал впереди, он сидел на высоком помосте вместе со своими друзьями и пировал; восьмерка коней везла их медленно, а за ними тянулись колесницы, убранные свежими ветками, пурпурными и пестрыми коврами.

Потом Александр устроил отдых для всех, и воины пировали и веселились, и всюду слышалась музыка - свирели и флейты.

Повстречался с Александром и Неарх, и морякам тоже доставили продовольствие. Мучения долгого морского перехода кончились.

Поход в Индию закончился. И было это в 324 году до нашей эры.

Но недолго после возвращения в Вавилон прожил молодой царь. Он стал хворать, и вот по столице поползли тревожные слухи: говорили, что царь очень болен, возможно даже, и умер, только приближенные скрывают это.

Тогда старые македонские ветераны отправились к дворцу и потребовали, чтобы их впустили к царю.

Открылись тяжелые двери вавилонского дворца, и воины в одних хитонах вошли в громадную залу, где на возвышении лежал больной царь. Они прошли мимо его ложа, повернув к нему головы, и Александр молча следил за ними глазами. Он прощался со своими солдатами...

В 323 году до нашей эры Александра не стало. И тело его покоилось в роскошном саркофаге в новом городе, в Александрии, построенной в дельте Нила, в том месте, которое выбрал еще сам Александр Македонский.

И этому городу суждено было сыграть большую роль в развитии древней культуры.

Это была эпоха великолепного расцвета наук и искусств, и одним из центров эллинистического мира была Александрия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"