Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

На досуге

И вот мы снова на станции, среди удобств и комфорта...

«Сегодня вечером баня!» - передают друг другу важную весть. Баня в Антарктиде - это событие номер один. Не потому, конечно, что зимовщики ходят гряз­ными. Вымыться при желании можно когда угодно.

Но баня, куда обычно ходят раз в семь-десять дней, имеет немалое психологическое значение. Опыт­ные полярники живут от бани до бани, даже ведут под­счеты: «До конца зимовки осталось столько-то банных дней!» А для нас, вернувшихся с гор, баня не только удовольствие, но и первейшая необходимость. За завт­раком, обедом только и разговору, что о бане. Героем дня оказывается дежурный, которому досталась очередь истопить баню. Ему советуют: «Пара не жалей, сбегай в ближайший лесок нарезать березовых веников» и т. п. Велика ответственность дежурного!

Еще днем полярники сговариваются, когда пойти в баню. Кто любит погорячей - на первый парок, кто по­прохладнее - в конце. К вечеру в условное время идут вдвоем, втроем с чистым бельем под мышкой. Банные помещения на антарктических станциях обычно ма­ленькие, сразу больше пяти полярников не войдет, но зато пару много. На деревянных скамьях, стоящих вдоль стен, жестяные шайки; в углах баки с горячей и холод­ной водой и один черпак - великая ценность.

На каждой зимовке есть свои признанные специалис­ты по массажу. Даже массаж изобретен особый, антарк­тический, лютый - спина после него багровая, как ар­буз. Кто покрепче и помоложе, шумно моется с массажем, кто постарше, кряхтит в своем уголке, на­слаждается. Летчики - народ рисковый, распарившись, выбегают наружу, валяются по снегу, а летом окунаются в озеро.

Да, баня великая вещь, встряска всему орга­низму!

За ужином обычно полагается в такой день граммов по 150. На этот счет - как начальник станции распо­рядится.

После напряженной рабочей недели умеренная вы­пивка способствует выходу накопившихся чувств и переживаний, приводит к определенной душевной разряд­ке. Здесь важно только не потерять чувства меры. Это тоже зависит от начальника станции - хранителя спиртных запасов.

Раскрасневшиеся после бани полярники собираются в кают-компании. Одни оживленно разговаривают, дру­гие молча покуривают - думу думают.

Никогда и нигде не испытывал я такого острого вол­нения от воспоминаний. Как правило, воспоминания эти касаются интимных, личных вопросов. Они святы, ими обычно не делятся, хотя порой кое-кто и не выдержи­вает. Но очень редко говорят на зимовках о женщинах неуважительно. Такие высказывания почти сразу же встречают отпор и возражения.

Чаще всего обсуждаются «общие проблемы нрав­ственности». Спорщики горячатся, разбиваются на два лагеря: «консерваторов» и «либералов», - но каждый остается при своем мнении. У возвратившихся из экспе­диции часто спрашивают: «Как переносится в Антарк­тиде отсутствие женщин?» Действительно, как?

По-всякому пытаются полярники скрасить отсут­ствие прекрасного пола. В экспедицию обязательно берут дорогие сердцу семейные фотографии. Их часто пе­ресматривают.

Что говорить, мужчины скучают в Антарктиде. Одна­ко некоторые считают, что отсутствие женского обще­ства имеет свои преимущества: вносит особую цельность в отношения между мужчинами, позволяет избегнуть ссор, соперничества и посвятить себя целиком науке. Это, конечно, вопрос спорный. Во всяком случае, нет никакого сомнения, что в будущем сюда проникнут женщины (отдельные примеры этого уже были) и Антарктида потеряет право называться мужским материком...

После ужина в банный день всех ждет еще одно удо­вольствие - кино. Правда, все картины уже просмотре­ны помногу раз, но, несмотря на это, все жаждут зрелищ.

Какой фильм крутить - это самый больной вопрос. Известно, что одни любят фильмы про войну, другие про любовь. Если пустить решение этой проблемы на самотек, то дело может кончиться крупным препира­тельством. Поэтому на станции заведено, что фильм вы­бирает дежурный. Ему можно, конечно, советовать, про­сить, но его слово - закон. Зато никому не обидно, придет твой черед дежурить - тогда сам будешь рас­поряжаться.

У каждого зимовщика есть свой любимый фильм, и он его назначает. Однако некоторые дежурные злоупо­требляют своим правом. Один раз, когда дежурный-фа­натик заказал фильм «Возраст любви» в восьмой раз, коробку с кинолентой спрятали от него под подстилку, на которой спал станционный пес Механик. Однако со­бака стала вести себя очень беспокойно, и пропажа бы­ла обнаружена. Зрители негодовали, свистели, но фильм закрутили, и никто не ушел домой.

Перед началом фильма обычно показывают несколь­ко киножурналов. Если художественные фильмы от зи­мовки к зимовке частично обновляются, то киножурна­лы здесь остались от первых экспедиций и представляют несомненную историческую ценность. Еще бы, очень да­же интересно увидеть события «давно минувших лет». Порой здесь есть над чем призадуматься.

Иностранные полярники, гостившие на наших стан­циях, подарили несколько фильмов, большей частью ков­бойских, со страшными названиями: «Дерево-виселица», «Обезьяна-убийца». Хотя фильмы на английском языке, их любят смотреть и обсуждать. Относительно сюжета заграничного фильма и характера его героев у поляр­ников складываются самые противоречивые мнения. За разрешением споров идут к тем, кто изучает или из­учал когда-нибудь иностранный язык.

Иногда, чтобы как-то разнообразить вечер, пускают киноленту задом наперед. Некоторые любители выреза­ют из разных фильмов наиболее волнующие эпизоды и склеивают их один за другим, создавая насыщенный острыми моментами короткометражный фильм. Такой экстракт пользуется шумным успехом.

Но, конечно, не только баня и кино скрашивают досуг полярников. Важное место занимает чтение. На всех наших станциях неплохие библиотеки, в них есть книги на любой вкус. Здесь можно найти самые разные книги, от томов БСЭ до собрания сочинений Томаса Манна.

Чтение и жажда самообразования, самосовершен­ствования охватывает почти всех зимовщиков. Некото­рые читают и конспектируют энциклопедию. Один ме­ханик за зимовку одолел десять томов. Большинство, правда, не выдерживало на втором и переходило на художественную литературу.

В жизни полярников, лишенных семейных прав и обязанностей, оказывается сравнительно много свобод­ного времени, когда можно читать, размышлять «о вре­мени и о себе», переживать прошлые ошибки и неудачи, делать выводы на будущее, строить планы. Человек на зимовке, не растрачивая свои силы на мелочи и суету, становится, как правило, более собранным, цельным. «Большинство людей при соприкосновении один на один с величественной природой испытывают минуты душев­ного прозрения и находят некоторые философские прин­ципы, которыми могут руководствоваться при возвра­щении к обычной жизни», - писал о работе в Антарк­тиде австралиец Лоу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"