Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Послесловие

Итак, мы познакомились с книгой Ричарда Перри "Мир моржа". Автор показывает разные стороны жизни этих удивительных морских исполинов, обитающих в суровых условиях Арктики, а также и то, какое значение имел промысел моржей в прошлом и какое значение он имеет сейчас в жизни народов Севера. Он описывает, как развивался сам промысел и как хищническое истребление этих животных привело к такому уменьшению их численности, что некоторые популяции были уничтожены, другие же оказались на грани исчезновения.

Книга Р. Перри может быть интересна советскому читателю еще и тем, что, пожалуй, она одна из первых научно-популярных работ о ластоногих, роль и значение которых в круговороте жизни, а, следовательно, и в жизни человека, не менее важны, чем значение, скажем, китов и дельфинов. Но если о последних за прошедшие два десятилетия у нас появилось немало книг и брошюр, своих и переводных, то о ластоногих широкому кругу читателей почти ничего неизвестно. А между тем это не менее интересные и удивительные животные, чем столь популярные ныне дельфины.

Р. Перри рассказывает о результатах исследований многих зоологов, особенно английских и американских, что само по себе представляет известный интерес. Эти строгие научные данные тесно переплетаются с красочными описаниями встреч с моржами известных полярных путешественников и мореплавателей прошлого, с воспоминаниями капитанов и промышленников, занимавшихся промыслом морских млекопитающих в высоких северных широтах. Все эти разнообразные сведения, собранные в одной книге писателем-натуралистом и сдобренные умеренной порцией сообщений случайных наблюдателей, в рассказах которых иногда с трудом можно отделить реальные факты от домыслов, создают в целом увлекательное повествование о жизни одного из представителей ластоногих - моржа.

Ластоногие, как вторичноводные млекопитающие, прошли длительный путь развития. Не вызывает сомнения, что предками тюленя и моржа были общие наземные хищные млекопитающие, но еще не решен окончательно вопрос, от каких именно древних хищных ведут они свое происхождение.

Отряд ластоногих подразделяется на три семейства: моржей, ушастых тюленей (котики, сивучи и др.) и безухих, или настоящих, тюленей (морской заяц, кольчатая нерпа и др.).

Ластоногие характеризуются тем, что питаются исключительно в водной среде, с большой ловкостью и сноровкой отыскивая там разнообразную добычу. В воде же они спасаются от опасности, без видимых признаков усталости проплывают большие расстояния во время миграций и в поисках корма. Однако ластоногие приспособлены не только к длительному пребыванию в воде, но и сохранили некоторые морфофизиологические особенности своих наземных предков, что позволяет им проводить немало времени на льду или на суше. Такой "земноводный" образ жизни ластоногих, и в частности моржа, кажется многим следствием того, что эти животные как бы не до конца завершили свое превращение в морских млекопитающих. Р. Перри приводит высказывания Педерсена, в которых тот выражает сомнение в "законченности" развития приспособлений моржа к водному образу жизни (стр. 30) и утверждает (стр. 50), что морж "в море чувствует себя не в своей стихии". Однако подобные суждения не соответствуют действительности. Нельзя рассматривать животных с точки зрения того, "лучше" или "хуже" других они к чему-то приспособлены. Каждый вид в процессе длительной эволюции по-своему превосходно приспособился к конкретным условиям своего существования. Что касается ластоногих, то их приспособленность к жизни в воде отчетливо превалирует над сохранившимися от древних предков способностями существовать и на твердом субстрате. Об этом следует рассказать читателю хотя бы в сжатом виде, тем более что Перри только затрагивает многие важные особенности организма моржа, позволяющие ему обитать в воде.

Уже внешний вид ластоногих, и моржа в том числе, говорит за то, что перед нами млекопитающие, сама форма тела которых приспособлена к обитанию в воде, к быстрому и энергичному плаванию (напомним, что плотность воды в 800 раз больше плотности воздуха); туловище у них обтекаемое; шея, как правило, толстая, без резкого перехода от туловища к голове. Конечности, превратившиеся в ласт, гораздо больше пригодны для плавания, нежели для передвижения по суше и льду.

Как уже было сказано, все ластоногие добывают пищу в воде, ныряя в поисках ее на довольно длительное время. Животные прекрасно приспособлены к длительному пребыванию под водой, так как в процессе эволюции у них произошли изменения не только в физиологии органов дыхания, но и в физиологии сердечно-сосудистой системы - основных поставщиков и переносчиков кислорода, необходимого для жизнедеятельности организма.

На первый взгляд кажется, что моржам для длительного погружения достаточно захватить с собой побольше свежего воздуха, а потому их легкие должны иметь больший объём, чем у наземных млекопитающих. Однако легкие моржа лишь немного больше, чем легкие наземных млекопитающих. По подсчетам американского физиолога Ирвинга, количества кислорода, заключенного в легких, едва должно хватить на 2-3 минуты пребывания под водой; то есть морж или тюлень может захватить с собой совсем небольшой запас кислорода. А ведь некоторые из ластоногих способны находиться под водой до получаса безо всякого ущерба для организма! Далее было установлено, что у морских млекопитающих запасы кислорода в легких используются значительно полнее, чем в легких наземных млекопитающих. Однако и это открытие не могло объяснить, каким образом ластоногие могут нырять на длительное время. Еще не все удивительные приспособления организма ластоногих, связанные с продолжительным нырянием, открыты до конца.

Так, например, кровь ластоногих способна поглощать значительно больше кислорода, чем кровь наземных животных, благодаря тому, что в эритроцитах крови ластоногих очень высокое содержание гемоглобина, да и самой крови по объему в 1,5-2 раза больше, чем у наземных млекопитающих. В дальнейшем была открыта еще одна, не менее удивительная особенность млекопитающих, ведущих водный образ жизни, в том числе ластоногих. Оказалось, что запасать кислород способна не только кровь, но - и это самое удивительное - и мышцы, в которых содержится огромное количество так называемого миоглобина, вещества, близкого по свойствам к гемоглобину и тоже способного хорошо аккумулировать кислород. Таким образом, в целом в организме морских млекопитающих накапливаются значительные резервы кислорода, при нырянии они расходуются очень экономно. Так, кислород, запасенный миоглобином, расходуется только на поддержание работоспособности самих мышц. Любопытно, что мышцы, принимающие непосредственное участие в плавании, оказываются наиболее насыщенными миоглобином. Кислород же из крови к мышцам почти не поступает, так как во время ныряния резко сужаются те сосуды, которые питают мышцы кровью, когда животное находится на поверхности. А кислород крови при нырянии поступает к таким наиболее важным органам, как головной мозг, сердце, органы чувств: ведь оставить без кислорода мозг или органы чувств - это, значит, лишиться возможности ориентироваться в окружающей среде и действовать нужным образом, а в конечном итоге - это потеря сознания и смерть.

Поскольку при нырянии подавляющая часть крови поступает всего к нескольким органам, то и особой необходимости в обычной работе сердца, как мощного насоса, нет. Возможно, поэтому биение сердца у ластоногих раз в десять замедляется. Естественно, что на поверхности, когда животное усиленно дышит, частота ударов сердца снова увеличивается до нормы, так же как увеличиваются просветы артерий мышц, и организм животного вновь насыщается кислородом.

Казалось бы, что воздушные мешки моржа тоже должны принимать непосредственное участие в запасании кислорода. По мнению некоторых зоологов, воздушные мешки, кроме выполнения основного своего назначения - поддерживать на поверхности отдыхающего моржа,- могут выполнять и другие, не менее важные функции. В первую очередь следует отметить, что воздушные мешки моржа - уникальное образование, которое не встречается больше ни у одного из ластоногих (пожалуй, за исключением полосатого тюленя, у которого они, однако, устроены иначе, чем у моржа, и значение их совершенно неясно).

Было высказано предположение (Фей, 1960), что воздушные мешки - это резонаторы звуков, издаваемых моржами. Можно предположить, что они действуют подобно воздушным мешкам дельфинов. Перегоняя воздух из одного мешка в другой, дельфины могут издавать разнообразные звуки, служащие и для локации, и для коммуникации друг с другом. Звуковая сигнализация, по всей видимости (если проводить аналогию с другими морскими млекопитающими), позволяет моржам совершать странствия плотными стадами, собираться на лежбища и в местах, богатых кормом, а заблудившиеся животные могут находить своих сородичей по издаваемым ими звукам. (Недавно А. Г. Томилин, изучавший моржей на острове Врангеля, отчетливо слышал звуки, которые издавали животные в воде во время кормления.) Не исключено, что воздушные мешки в качестве все тех же резонаторов могут играть определенную роль и во время размножения, обеспечивая встречи половозрелых особей.

Высказанные здесь предположения еще нуждаются в тщательном исследовании, как и предположение о том, что мешки эти могут служить для временного хранения собираемых на дне моллюсков. Указанные соображения базируются на том, что сами воздушные мешки - по сути дела выросты пищевода. И хотя, кроме Педерсена, никто не обнаруживал в мешках пищи, тем не менее полностью эта возможность не исключается.

Дело все в том, что морж из-за некоторых особенностей строения пищевода и органов дыхания не может заглатывать пищу на большой глубине - для этого ему пришлось бы затрачивать слишком большие усилия. (Подсчитано, что моржу, для того чтобы сделать легкое глотательное движение на глубине 100 метров, требуется усилие никак не менее чем в 200- 300 килограммов. Мускулатура гортани выполнить такую большую работу, видимо, не может.) По этой причине такие ластоногие, как сивуч, морской котик, обыкновенный тюлень, нерпа, надо полагать, поедают добычу на поверхности воды, хотя и добывают ее на относительно большой глубине. Большинство из названных ластоногих вылавливает сравнительно крупную добычу - рыбу или головоногого моллюска. Морж за одно погружение не ограничивается добыванием единственного моллюска. По всей видимости, не имея возможности проглотить под водой даже добычу небольшого размера (а у моллюсков еще необходимо и удалить раковину), моржи заталкивают ее в мешки движением языка (вход в мешки расположен в глубине ротовой полости по бокам глотки). У поверхности же воды благодаря сокращениям мускулистых стенок самих мешков добыча может поступать или в желудок (если раковины уже удалены) или в ротовую полость (для очистки от раковин).

Как видим, исследования моржа продолжаются, и это удивительное животное "откроет" еще не один из своих секретов.

Р. Перри, как и многих других иностранных авторов, следует упрекнуть в недостаточном знании работ русских и советских зоологов, освещавших те или иные стороны биологии моржа. Это замечание справедливо хотя бы потому, что чуть ли не половина арктических морей омывает берега Советского Союза, и отечественные зоологи внесли ощутимый вклад в изучение ластоногих и разработку практических мероприятий для рационального ведения промысла. Такой пробел в книге о морже весьма ощутим, тем более что зарубежные исследователи в силу ряда причин - в основном, по-видимому, из-за катастрофического уменьшения запасов ластоногих и китообразных в водах зарубежной Арктики - почти не занимались изучением ластоногих Севера всю первую половину XX века. (Читатель, наверное, обратил внимание на то, что Перри приводит очень много данных авторов прошлых веков и современных зоологов 50-х и 60-х годов - именно в эти два последние десятилетия иностранные ученые, в основном канадские и американские, активизировали исследования моржа).

Что касается отечественных зоологов, то, начиная с 20-х годов целая плеяда энергичных исследователей проводила планомерное и эффективное изучение ластоногих Советской Арктики. Известные советские зоологи Н. Смирнов, К. Чапский, С. Фрейман, В. Арсеньев, П. Никулин и другие выполнили фундаментальные исследования по ластоногим. В последние два десятилетия ряды зоологов нашей страны, занимающихся изучением морских млекопитающих, намного увеличились. Большинство работ советских исследователей содержит оригинальные данные, полученные при непосредственном изучении животных в естественной среде обитания. Для информации о проделанных исследованиях, для согласования планов и программ очередных работ советские специалисты регулярно собираются на Всесоюзные совещания по изучению морских млекопитающих. На 1 международном конгрессе по млекопитающим, состоявшемся в Москве в 1974 году, доклады советских зоологов о ластоногих и китообразных имели большой успех. Много внимания уделяет изучению морских млекопитающих недавно организованное Всесоюзное общество териологов под председательством академика В. Е. Соколова.

В настоящее время накоплен достаточно богатый материал по биологии ластоногих, что позволяет давать обоснованные рекомендации по охране промысловых животных, а также по регулированию и организации рационального промысла. Это касается также и моржа, запасы которого в Советской Арктике были подорваны еще в прошлом.

История промысла моржей в русских арктических водах - это не только истребление моржей отечественными промышленниками. Это одновременно и яркий пример того, как хищническая эксплуатация наших природных богатств, наших вод иностранными промышленниками привела к печальным результатам в довольно короткое время. Следует еще раз напомнить читателю то, о чем в книге упомянуто мимоходом. Начиная с XVII века английские и норвежские зверобои, хозяйничавшие в западной части арктических морей, увозили ежегодно из наших вод огромную добычу в виде моржовых клыков и жира, а с XIX столетия в поисках богатых запасов моржей регулярно приходили в Карское море норвежцы, которые вели там промысел вплоть до 1914 года. В водах Тихого океана, в Чукотском и Беринговом морях, в течение многих и многих лет истребляли моржа на береговых лежбищах главным образом американские зверобои, они беспрепятственно хозяйничали в прибрежных водах северной Камчатки и Чукотского полуострова. При этом пострадали не только запасы моржа. Почти полностью был истреблен калан (морская выдра) и буквально в сотни раз (по подсчетам советского зоолога Э. А. Тихомирова) уменьшилось поголовье другого ценного пушного зверя - морского котика.

К началу второй четверти XX века запасы моржа оказались столь малы, что советскими зоологами (К. К. Чапский, 1936; П. Г. Никулин, 1940) был поднят вопрос о прекращении промысла. И с этого времени промысел моржа ведется по строго ограниченным лимитам. После Великой Отечественной войны лимиты эти были еще более сокращены.

Однако быстрое промышленное освоение Советской Арктики требовало принятия мер по охране полярных животных в целом, поскольку вмешательство человека в природу Арктики могло нарушить складывавшуюся веками экологическую устойчивость всего естественного комплекса. В 1956 году Правительство РСФСР приняло постановление "О мерах по охране фауны Арктики", предусматривающее целый ряд практических мероприятий по сохранению арктических животных; в частности, был введен запрет коммерческого промысла моржа. Добывать моржа разрешалось только местному населению Чукотского полуострова для собственных нужд; кроме того, промысел моржа теперь централизован, потери при добыче животных сведены к минимуму.

И, как отмечает Р. Перри, меры эти принесли свои положительные результаты. Аэровизуальные наблюдения, учет распределения животных и их численности на лежбищах, проводившиеся за последние 10-15 лет, показали, что численность моржей стала уже стабильной (В. Крылов, 1968). В настоящее же время количество животных из года в год увеличивается.

Моржи заселяют лежбища, которые пустовали до этого десятилетиями, они стали появляться даже за пределами их прежнего ареала.

В США, Норвегии и Канаде также ведется лимитированный промысел моржа для нужд местного населения. И все же назрела настоятельная необходимость принять международную конвенцию по охране моржа. Ведь, как известно, моржи в своих странствиях бывают не только в территориальных водах одного какого-то государства, но перебираются из одного сектора Арктики в другой. Поэтому заинтересованные государства все чаще и чаще стремятся договориться как о всестороннем изучении этих животных, так и о международных правилах охраны и рационального промысла, который не подрывал бы жизнеспособности популяций. Такие международные конвенции существуют много лет по промысловым видам китообразных, по морскому котику и некоторым другим видам животных.

Уже после того как Р. Перри написал эту книгу, между США и СССР наладилось деловое и научное сотрудничество. Примечательно, что среди многих важных договоров и соглашений в 1972 году было подписано и Соглашение о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. В частности, это соглашение предусматривало создание ряда рабочих групп, которые должны выработать программы по организации мероприятий, направленных на сохранение редких и исчезающих видов животных и растений и общую защиту животного мира и его регулирование.

Важно отметить, что была создана рабочая группа советских и американских зоологов по изучению морских млекопитающих. Работа этой группы проходит весьма успешно. Ученые собираются на совместные совещания в Москве, Вашингтоне и Ленинграде (1973, 1975), регулярно обмениваются подробной информацией о проведенных исследованиях в каждой стране. Кроме того, осуществляется обмен специалистами, запланированы совместные экспедиционные исследования.

И нет ничего удивительного в том, что предметом особого внимания зоологов США и СССР оказался животный мир Чукотского и Берингова морей. Эти моря, разделяющие великие державы, давно известны своими разнообразными видами морских млекопитающих, которые и сегодня представляют большую ценность не только для этих двух государств, но и для других стран мира. Для восстановления и обеспечения биологической продуктивности этих морей, как и всего Мирового океана, в первую очередь необходимы всесторонние знания, которые мы получим во время расширенных объединенных исследований СССР и США, проводящихся на основе совместных долгосрочных программ.

Что касается моржа, то советские и американские специалисты единодушно пришли к выводу о необходимости созыва специального совещания в 1976 году в СССР. Предполагается выработать совместную программу исследований этого уникального живвтного, в практической реализации которой примут участие ведущие специалисты СССР и США.

Будем надеяться, что первые меры по защите редких и исчезающих видов, принятые зоологами СССР и США, будут поддержаны зоологами всего мира и помогут сохранить многие виды животных, существование которых находится под угрозой.

Книга Р. Перри "Мир моржа" сыграет здесь не последнюю роль.

Соколов А. С., канд. биол. наук

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"