Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Географическое распространение моржей

Невозможно закончить книгу об истории моржей, не сделав попытки рассмотреть подробнее сложное распределение стад по всему ареалу и соотнести их с уже известными нам популяциями.

Группа 1, границы обитания которой в настоящее время простираются от бассейна Кейна до северного побережья полуострова Лабрадор и далее на запад до бассейна Фокс и Гудзонова залива, относится к атлантическому подвиду. Прежде границы распространения этой группы уходили и дальше к югу - до заливов Джемс, Унгава, полуострова Новая Шотландия и залива Св. Лаврентия, где у моржей были лежбища не только на островах Магдален, но и на островах Сент-Джон, Антикости и Принца Эдуарда. И по сей день дрейфующие льды иногда заносят случайных путешественников через пролив Белл-Айл в залив Св. Лаврентия (в 1937 году одного моржа видели даже в заливе Фанди).

Члены этой группы могут принадлежать либо к одной широко мигрирующей популяции либо - что тоже вполне вероятно - к нескольким в общем-то замкнутым популяциям. Разобраться в этой проблеме можно было бы с помощью мечения животных. В Гудзоновом заливе около семидесяти моржей, а затем еще две дюжины на островах Моржовом (Уолрес) и Малом Диомиде были помечены стрелами из нержавеющей стали, сконструированными так, чтобы пробить на редкость грубую шкуру моржа. Наконечник такой стрелы застревает в подкожном жире, а снаружи остается метка с нужными данными. Однако метод этот себя не оправдал. Мэнсфилд считает, что относительно замкнутые популяции моржей осели в мелководной северной части бассейна Фокс (группа 1а), где и поныне встречаются стада в 1000 голов: превышающие 100-метровую отметку глубины южной части залива создают для моржей непреодолимый "голодный" барьер. Жителям острова Саутгемптон давно известно, что моржи, обитающие в бассейне Фокс, в среднем немного крупнее своих сородичей из Гудзонова залива, да и бивни у них длиннее; очевидно, это объясняется большим обилием моллюсков в северной части бассейна. Но, с другой стороны, не совсем ясно, почему "голодная" полоса, имеющая в ширину менее 200 миль, является препятствием для животных, которые почти ничего не едят в период миграции в других районах ареала.

Зимовья группы 16 тянутся на 150 миль вдоль западного побережья Гренландии от Хольстейнсборга до Суккертоппена (отдельные моржи иногда заходят на юг до Готхоба). А на лето стада перекочевывают на острова, расположенные неподалеку от Туле, добираясь до залива Инглфилд и бассейна Кейна (некоторые даже остаются около Туле на зиму, как и в проливе Джонс). Иохансен установил, что они появляются в этом районе в начале мая, когда начинают взламываться льды. С июня по сентябрь эти самые северные в мире моржи проводят большую часть времени во фьордах, и только в конце октября, когда полярная ночь уже началась, но лед еще не окреп, они снова возвращаются в прибрежные воды. Осенью большая часть этих стад мигрирует, как уже отмечалось, вдоль западных берегов моря Баффина, проходя мимо полуострова Камберленд, прежде чем вновь повернуть к побережью Гренландии. Не исключено, что раньше некоторые из них шли дальше на юг и вторгались на акваторию группы 1в в заливе Унгава, где еще в начале этого столетия моржи встречались в юго-западной части залива на островах Гирфалкон. Сейчас они остались только на острове Акпаток.

По мнению Педерсена, стада группы 16 одно время водились и у северного побережья Гренландии. Однако, учитывая, что здесь постоянно держатся сплошные льды, предположение это следует считать маловероятным. Кроме того, моржей никогда не встречали севернее 81010' северной широты, где в 1912 году их обнаружил Иохансен (хотя сам Иохансен считал, что моржи могут забираться и дальше на север - почти до южных границ бассейна Холл). Западные границы распространения группы 16 остались прежними: пролив Принс-Риджент и остров Корнуоллис у выхода из пролива Барроу.

В группу 1в входят стада, переселяющиеся на лето в бассейн Фокс, Гудзонов пролив и Гудзонов залив, в котором сегодня они редко заходят южнее островов Белчер; прежде в эту группу входили и моржи из сектора Унгава - Лабрадор - Новая Шотландия. Учитывая сроки появления этой группы в разных районах ареала, можно предположить, что некоторые стада зимуют вместе с хольстейнсборгской группой моржей, численность которой сильно увеличивается в феврале. К многочисленным стадам самок, размножающихся на льду у западного побережья Девисова пролива с марта по июнь и затем мигрирующих на север к банкам в районе Туле, иногда примыкают и самки из группы 1в. Мы не знаем, где зимуют стада групп 1а и 1в; нам известно только одно-единственное их зимнее лежбище - у Иглулика на крайнем северо-западе бассейна Фокс.

В прежние времена стада самок из лабрадорской группы моржей, двигаясь осенью на юг, добирались до Батла; самцы же с яловыми самками обычно не заходили дальше островов Окак, лежащих на 500 миль севернее Батла. Как пишет Фрейхен, ни одно из этих стад не оставалось на лето в районе Лабрадора.

О современных границах распространения группы 2, к которой относится тихоокеанский подвид, мы писали подробно, отметив, что она, по-видимому, состоит из трех обособленных популяций. Первая из них устраивает временные летние залежки в Анадырском заливе, вторая проводит лето в районе острова Врангеля, а третья - у северного побережья Аляски. Вполне вероятно, что часто эти популяции смешиваются и стада Аляски время от времени увеличиваются за счет сибирских моржей. На западе стада этой группы прежде доходили на юг до острова Унимака и островов Шумагина у полуострова Аляска (в 1887 году Эллиот застал здесь бесчисленное количество животных) и проникали в залив Аляска. На востоке они добирались до Командор и расположенного рядом побережья Камчатки. Моржи из русских вод заходили на запад до Колымы.

Русские, очевидно, правы, считая, что весьма многочисленные стада группы 3, обитающие сейчас в море Лаптевых в районе Северной Земли, составляют отдельный подвид141. По имеющимся сведениям, самцы этой группы имеют почти такие же размеры, что и самцы тихоокеанского подвида (а также и самцы с Земли Франца-Иосифа), но бивни у них значительно меньше. Об этом подвиде почти ничего не известно, хотя и предполагают, что в свое время этот сектор заселили стада моржей Берингова и Чукотского морей.

Принято считать, что пол и примерный возраст моржей, а также принадлежность к популяции в естественных условиях можно установить по размеру и строению бивней. Рей, например, делит всю мировую популяцию моржей на три группы. В первую входят животные, обитающие на востоке Канадской Арктики,- они самые мелкие из всех, бивни у них слабо развиты. Вторая группа включает более крупных моржей, обитающих в водах Северной Европы и центральной Сибири,- для них характерны более длинные бивни. И, наконец, третья группа моржей - моржи Берингова моря - превосходит две первых размерами туловища и длиной бивней. Однако надежность этих двух критериев вызывает сомнения. Бивни и вообще трудно измерить точно, не говоря уже о том, что в отчетах редко оговорено, замерялась ли и та часть бивня, которая находится внутри челюсти,- а она составляет пятую или четвертую часть всей его длины. По данным Локрея, наружная часть бивня атлантического моржа-самца никогда не превышает 60 сантиметров, в то время как Педерсен приводит максимальную длину - 76 сантиметров. Ламонт, обследовавший, по его словам, более тысячи моржей промежуточной популяции в шпицбергенских водах, называет цифру 78,5 сантиметра. Наружная часть бивня тихоокеанских моржей-самцов, как известно, превышает 76 сантиметров и редко бывает менее 45 сантиметров. Средняя длина бивня самцов атлантического подвида и подвида моря Лаптевых составляет 45-50 сантиметров; а вот в Канадской Арктике, по свидетельству Мэнсфилда, бивни длиннее 35 сантиметров встречаются нечасто. У самок бивни редко превышают 25 сантиметров, максимальная их длина составляет 33 сантиметра, а у тихоокеанских самок - целых 50 сантиметров.

Начиная с 1815 года, когда тихоокеанский морж был выделен в особый подвид, считается, что основное различие между атлантическим и тихоокеанским подвидом состоит в следующем: бивни тихоокеанских самцов расходятся в стороны и расстояние между их концами может доходить до 38 сантиметров, а у атлантических самцов бивни загнуты концами внутрь. Но на самом деле эти различия вовсе не такие четкие. Сейчас подвергается сомнению даже то, что тихоокеанские моржи крупнее атлантических. Еще в 30-е годы Сетон убил пару моржей на острове Саутгемптон: длина самца равнялась 3,8 метра, а самки - 3,2 метра. Даже местным эскимосам не доводилось убивать таких громадных животных.

Невозможно сопоставлять современные данные с прежними, когда длину животного измеряли от носа до кончика распластанных задних ластов, а не до кончика 6-сантиметрового хвоста, как это делают сейчас. По свидетельству Мэнсфилда, длину тихоокеанских моржей замеряли по брюху, благодаря чему они и оказывались на 10% длиннее атлантических особей142. Основной и неоспоримый признак, по которому тихоокеанский подвид отличается от атлантического,- более крупные бивни и более глубокий вырез верхней губы. Кроме того, у тихоокеанских моржей ноздри на черепе расположены выше, а вибриссы, судя по имеющимся сведениям, короче, чем у моржей атлантического подвида.

Группа 4 обитает в Баренцевом и Карском морях, северные ее границы простираются к Земле Франца-Иосифа, Шпицбергену (в прошлом они доходили и до острова Медвежьего), а восточные уходят к Енисейскому заливу. Прежде восточные границы захватывали и Хатангский залив, где в 1908 году обнаружили огромное количество моржей. В 30-е годы моржи еще довольно часто водились на мелководье между мысом Канин Нос и островом Колгуев, время от времени заходили в Белое море (и даже появлялись у Мурманска), куда в далеком прошлом они обычно возвращались на зимовку. Сейчас моржей редко видят западнее Печоры и Новой Земли, так же редко бывают они на острове Медвежьем (разве что занесет случайного моржа на дрейфующей льдине) и на Шпицбергене, где когда-то их водилось великое множество. Летом 1960 года на Шпицбергене Лёнё143 только раз удалось видеть моржа с моржихой на дрейфующей льдине и еще нескольких отдельных моржей, пасущихся у берега.

Баренцево и Карское моря всегда считались местом зимовки моржей этой группы, стада которой, по мере того как таял лед, перекочевывали к северным берегам Новой Земли и Земли Франца-Иосифа. Здесь и обнаружил их скопища Нансен (мы уже цитировали его), хотя ему и не попадались ни разу большие стада в 1000 особей. Педерсен, однако, писал, что моржей-самцов можно встретить в море на обширной акватории севернее Земли Франца-Иосифа и зимой. В 1936 году Чапский сообщил, что более 90% моржей, отстрелянных у берегов Земли Франца-Иосифа, составляли самцы, а свыше 80% убитых в Карском море, то есть на 400 миль южнее,- самки и молодые моржи. Распределение их в этом секторе по разным широтам отражает типичную картину частичного разделения полов, придерживающихся каждый своего географического района. Нансен, например, зарегистрировал стада моржих на северо-востоке Шпицбергена (в 30-е годы то же самое отметил и русский зоолог Цалкин144), стада же самцов находились в это время в юго-восточной части архипелага.

Одни зоологи считают эту группу промежуточной между атлантическим и тихоокеанским подвидом, а другие четко относят ее либо к первому, либо ко второму подвиду. Моржи, в отличие от белых медведей, не зависят от дрейфующих льдов во время миграции, но, тем не менее, ледовые условия - немаловажный фактор и для них. Именно поэтому основное направление течений у сибирского побережья (а, следовательно, и направление дрейфа льдов) с востока на запад дает возможность предположить, что стада моржей этой группы, как и стада моря Лаптевых, ведут свое происхождение из Берингова и Чукотского морей.

Все только что сказанное относится и к группе 5, обитающей в восточной части Гренландского моря. Прежние границы ее расселения простирались более чем на 700 миль - от Земли Германия (Германия-Ланд) до южных районов залива Скорсби. За последние двадцать лет или около того границы эти резко сузились и сейчас охватывают только задав Скорсби и Датский пролив. По мнению Педерсена, эта группа не имеет постоянных зимних банок, часто покидает насиженные места и больше на них не возвращается; самцы и самки могут держаться отдельно, причем самцы предпочитают более северные воды с дрейфующим льдом, а самки - более южные, свободные ото льда. Во времена Педерсена летом стада моржей встречались вдоль всего побережья. Особенно много их водилось у входа в залив Скорсби, у острова Сабин, у мыса Борлейз-Уоррен и близ островов Шаннон и Коллевей.

Уже упомянутое течение, прежде чем повернуть к югу, доходит на западе до северной Гренландии. Отдельных моржей, дрейфующих с этим течением, несомненно, заносит в восточные районы Гренландского моря Очевидно, когда-то течение это принесло нескольких моржей, которые вы брались на восточное и северное побережье Исландии (как сообщают, в 19 столетии здесь видели восемь или девять животных, а в 20 столетии только пять взрослых моржей вышло на берег между февралем и августом). Тем же путем, по-видимому, попали три моржа на Фарерские и двадцать семь на Британские острова.

Вероятно, это же течение заносило моржей и к южным берегам Норвегии, Дании, Швеции и Голландии, так как трудно допустить, что звери, начав путешествие в Баренцевом море, прошли вдоль западного побережья Норвегии против северной ветви Гольфстрима. То обстоятельство, что моржи чаще посещают Британские, чем более северные острова, объясняется исключительно дрейфом льда по Восточно-Гренландскому течению, которое разветвляется у северных берегов Исландии, проходит севернее Фарерских островов и, встретившись с теплыми водами Гольфстрима, резко поворачивает на юг к Шетландским островам. Из двадцати семи гостей Великобритании десять видели у Шетландских островов, десять - у Оркнейских, трех - близ Гебридских островов, одного - в заливе Ферт-оф-Клайд, одного - севернее залива Шаннон на западном берегу Ирландии и двух - непосредственно у берегов Англии. В последнем случае мы опираемся, во-первых, на свидетельство Кэкстона, упоминающего о том, что одного моржа видели в Темзе в 1456 году; а во-вторых, на сообщение от 1339 года, где говорится о морже, побывавшем в устье Северна. В прошлом моржи, вероятно, чаще заходили в британские воды. Спустя семьдесят лет после сообщения Кэкстона Гектор Бесе напишет; "В Оркнее есть большая рыба, больше любой лошади. Эта рыба, когда засыпает, хватается зубами за скалу над водой".

Большинство гостей посетило Британские острова летом или осенью; в 1920 году один из моржей с июля до середины октября пробыл в водах, лежащих к западу от Шетландских островов. Вполне возможно, что три других моржа там и перезимовали. Все они, как и следовало ожидать, были одиночками, и только однажды, в 1849 или 1850 году, в воды Оркнейских островов зашли два моржа - взрослый и молодой. Летом 1960 года морж с моржихой посетили Силт у берегов Дании. За исключением трех моржей, о которых упомянуто выше, все они были неполовозрелыми животными, просто потерявшими ориентировку. Из трех взрослых моржей один, с огромными бивнями, появился в бухте Этрик залива Ферт-оф-Клайд 8 августа 1884 года. Второго, "очень крупного" моржа с 40-сантиметровыми бивнями видели в 1825 году у Оркнейских островов. А третий - бивни его равнялись 30 сантиметрам, но сам он достигал в длину 3,7 метра - путешествовал в водах Шетландских островов примерно с 1 октября до начала декабря 1926 года, хотя его еще в октябре ранили из ружья с расстояния в несколько метров. Янсен145 ошибался, предполагая, что это тот же самый морж, который 25 или 27 октября объявился недалеко от Хёугесунна (юго-западная Норвегия) и после этого проделал еще 450 миль на юг к Ден-Хелдеру в северной Голландии, откуда и пришло сообщение о том, что он пробыл там с 11 по 14 ноября. Затем он прошел еще 275 миль на север к Лильстранду на датском берегу (25 Декабря) и 80 миль до мыса Скаген (5 января). В конце концов, проплыв 60 миль по Скагерраку, он оказался в заливе Бохус в Швеции, где и был убит.

Норвежец X. М.-К. Лунд146 проследил тяжкие странствия двух моржей доказывающие, что зверей нередко относит дрейфующими льдами далеко от родных вод и они не могут найти дороги обратно. Один из моржей был ранен выстрелом около острова Халландс-Ведерё в Швеции 18 апреля 1939 года. 27 апреля он уже добрался до Травемюнде в Любекской бухте пройдя на юг около 250 миль, а к 1 мая проделал еще 25 миль до бухты Висмар, где его и видели в последний раз. Второго путешественника впервые обнаружили у Вортерё, на крайнем северо-западе Норвегии, 8 января 1953 года 3 февраля он уже был у островов Трена, лежащих у побережья Нурланда, то есть на 375 миль южнее, а к 15 марта прошел еще 450 миль и добрался до Флоре; 28 апреля он снова вернулся к островам Трена 1 июня его видели у острова Меле, за 80 миль от побережья Нурланда а 6 июня - у Лофотенских островов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"