Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Истребление моржей

Позвонки моржей находят при раскопках одного из самых ранних поселений, относящихся к бронзовому веку, - в Ярлсхофе на Шетландских островах. На острове Льюис (Гебридские острова) на побережье залива Уиг в земле обнаружено семьдесят восемь шахматных фигур и четырнадцать шашек из моржового бивня, сделанных в Скандинавии или Исландии приблизительно в XII веке. Короли и королевы вырезаны из основания бивня, слоны и ладьи - из его средней части,, а фигуры помельче - из концов.

Первые упоминания в европейской литературе об этом легендарном животном относятся к 870 или 890 году нашей эры, когда предприимчивый скандинав Оттар отправился на Белое море. Он рассказывал Альфреду Великому117, что, "помимо желания узреть страну, его влекли туда китовые лошади, ибо кость их зубов отменна, а шкуры годны для корабельных канатов". Из исторических документов известно, что Оттар с командой из пяти человек за два дня охоты убил 56 моржей.

В Гренландии кости моржей находят далеко на юге - у самого Юлианехоба, в местах поселений викингов, то есть в 300 милях от ближайших отмелей, где бывали моржи. Нам известно, что во времена Оттара или немного позже скандинавские колонисты юго-западной Гренландии платили дань папскому легату в Риме бивнями ростунгура118. Известно, что в 1266 году у берегов Исландии потерпел крушение корабль, везший из Гренландии шкуры и бивни. В XV веке гренландцы отправляли моржовые бивни в Берген как дань норвежским правителям. В средние века моржовая кость высоко целилась в Европе. Альберт Магнус еще в начале XV века писал, что моржовая кость "ставится высоко среди скифов, московитов, русских и татар", а в 1512 году архиепископ Валькендорф докладывал папе Льву X о путешествии в Финмарк (область на севере Норвегии): "Имеется там еще один устрашающий зверь, который зовется Rosmar119, длиной он доходит до одиннадцати, двенадцати или тринадцати эллов120, а шириной до семи или восьми. Голова у него ужасная, со множеством зубов. И сверх того вооружена двумя невиданной величины клыками, которые торчат из верхней губы. Каждый клык насчитывает в длину целый элл. Клыки почитаются ценными, и русские весьма их домогаются". На севере Норвегии имеется шестнадцать географических названий, происхождение которых так или иначе связано с моржом. Но основная масса моржового бивня шла из Белого моря, где русский Соловецкий монастырь держал в своих руках монополию на эту прибыльную торговлю. Викинги охотились на моржей севернее Белого моря.

Песчаные отмели близ Печоры издавна славились обилием моржей. Однако настоящий промысел моржа начинается только с XVII века.

В 1604 году английский моряк Стивен Беннет121, возвращаясь домой с Кольского полуострова, где вел переговоры с русскими от имени Московской компании122 в Лондоне, шел более северным курсом, чем обычно. Он обнаружил стада моржей на острове Медвежьем и привез с собой в Лондон несколько бивней и живого моржонка. Перчес пишет о моржонке: "Король и многие знатные особы взирали на него с восхищением, дивясь его странному виду, ибо подобного ему в Англии доселе не видели". Девять лет спустя Баффин тоже привез живого моржонка с Лисетских островов, расположенных к западу от Шпицбергена. В том же году Роберт Фодерби123 встретил стадо в 300 моржей на одном из побережий Шпицбергена в начале июня, а в июле убил 32 моржа из 40, отдыхавших на берегу. В 1616 году Джонас Пул сообщил, что некоторые островки к западу от Шпицбергена сплошь заняты спящими моржами; животных так много, что в любом маленьком заливе их скапливается до тысячи. В том же году Томас Эдж124 собрал тысячу пар бивней со стада, лежавшего на одном из восточных островов архипелага Шпицберген, которому мореплаватель и дал свое имя. В 1645 году немецкий моряк Зоргдрайер обнаружил огромное число моржей в Рюке-Исе - опять-таки на восточном побережье Шпицбергена, а также в районе Новой Земли, где английский моряк Стивен Барроу125 встретил моржей на островах Сент-Джемс еще в 1556 году. Позднее, в XVII веке, русские тоже обнаружили множество моржей в этом секторе на песчаных отмелях, лежащих к западу от полуострова Ямал.

Пока на морских млекопитающих охотились только викинги да несколько тысяч местного населения Арктики, вооруженные копьями и гарпунами, существование моржей как вида не подвергалось опасности. Но когда состоялось открытие Арктики европейцами с их коммерческим складом ума, дело приняло совсем иной оборот. Предприимчивые европейцы сумели обратить себе на пользу единственное слабое звено в системе защиты животных; которая до сих пор помогала им выжить,- их привычку залегать тысячами на легкодоступных берегах. К счастью для моржей, через регулярные промежутки времени они покидали береговые лежбища и возвращались на свои излюбленные отмели, где на них могли охотиться (да и то не всегда, ибо некоторые моржовые банки лежат в таких отдаленных районах, где вообще не ступала нога человека) только эскимосы.

В 1606 году во время своего третьего похода к берегам Шпицбергена Беннет убил на острове Медвежьем 600 или 700 моржей менее чем за шесть часов. Два года спустя он побил свой собственный рекорд, прикончив, чуть ли не 1000 моржей за семь часов, а в 1610 году добыл еще 700 моржей Может быть, он несколько преувеличивает число добытых им моржей Но тем не менее тот факт, что в 1609 году на острове Медвежьем было убито 50 белых медведей из огромного числа тех животных, которые питались там тушами сотен убитых моржей, достаточно красноречив Бакан усомнился в том, что такое множество моржей можно убить всего за несколько часов, особенно если принять во внимание их необыкновенно толстые шкуры. Он считает, что его команде это было бы не под силу, так же как не под силу было бы и не выпускать с лежбища 500 исполинских зверей - как похвалялись другие моряки.

Те моржи, которые лежат к воде ближе остальных будут убиты первыми
Те моржи, которые лежат к воде ближе остальных будут убиты первыми

Как бы там ни было, ясно, что Беннет не единственный капитан, разрабатывавший эту золотую жилу - остров Медвежий. Так, например, отчет, присланный в 1611 году в Московскую компанию в Лондоне, гласит: "По прибытии нашем на остров выпало три или четыре дня превосходной погоды, в эти дни в изобилии появлялись моржи. Но они никак не желали выходить на те берега, где их прежде убивали. Сорок либо пятьдесят животных запрятались в расщелины среди скал, расщелины были такие тесные, крутые и скользкие, что мы с трудом добрались до них. Но к этому времени звери все попрыгали в море. Ни Мастере, ни Вильям Гурдон подобного не доносили".

Судя по тому, что Московская компания в Лондоне уже в 1609 году наказывала своим капитанам идти дальше на север и восток в поисках новых стад, на острове Медвежьем моржей истребляли в огромных количествах. В 1613 году Баффин записывает, что шестеро матросов с судна "Желание", высаженных на острове Медвежьем на несколько месяцев, убили до середины июля, когда их снова взяли на борт, всего лишь одного моржа - то ли моржей на острове перебили, то ли вынудили отступить к востоку. Правда, Понтоппидан126 записывает в 1753 году, что иногда моржи посещают берега Финмарка, "хотя и не столь охотно, как Шотландию и Шпицберген". В районе Мурманска постоянные стада моржей держались еще в 15 столетии.

Как выглядели первые встречи европейских предпринимателей с моржами? На этот счет у нас нет никаких иллюзий Моржей, отдыхавших на берегу, атаковали со стороны моря, убивая сначала тех, что устроились ближе к воде; убитых бывало столько, что лежавшие выше по берегу, пытаясь в панике бежать к морю, когда очередь доходила и до них, не могли перебраться через горы трупов. "Они прикрывали головы вытянутыми вперед передними ластами и позволяли убивать себя без всякого сопротивления", - писал Зоргдрайер. Двести семьдесят лет спустя Макмиллан повторит слова Зоргдрайера: "Много раз я видел, как умирали моржи, но ни один не умирал так тяжко. Ему наносили гарпуном рану за раной, в него всадили по крайней мере шесть пуль, а он все продолжал жить. Теперь мне понятно, отчего в старину говорили, будто застрелить моржа нельзя. Наконец раненый зверь лег в воде на спину, положил передние ласты на голову и закрыл глаза. Жест этот, хотя и случайный, показался мне трогательно человеческим. Если бы я мог вернуть ему жизнь, я бы с радостью сделал это".

Открыв моржей на Шпицбергене, гренландские китобои, промысел которых переставал приносить прибыль, перешли на добычу моржей. Результат налицо: моржовые кости по сей день усеивают такие традиционные лежбища, как берега архипелага Тысяча Островов. И все же в норвежском секторе Арктики моржей было так много, что они не только выдерживали натиск китобоев до первой трети XIX века, но даже начали возвращаться на свои старые места. В 1818 году Бакан, оказавшийся прекрасным июньским днем в заливе Магдалены, записывает: "Куда бы мы ни направили свои шаги, группы моржей, нежившихся на солнце, присоединяли свой веселый рев к хриплому лаю тюленей. Когда мы впервые приплыли в этот залив, им мирно владели многочисленные стада моржей. Вид лодки был им так непривычен, что они сгрудились вокруг нас, возмущенные вторжением, и ринулись на лодку, словно хотели разнести ее вдребезги". Удивительно, что такой многоопытный капитан китобойного судна, каким был Бакан, считал, будто моржей водится больше к западу от Шпицбергена, чем в море Баффина или в Беринговом проливе, или в любом другом знакомом ему секторе Арктики, за исключением разве острова Медвежьего.

Зимой 1824-25 года семерым норвежским охотникам удалось добыть 677 моржовых шкур на острове Медвежьем. Однако Скорсби, наблюдения которого заслуживают полного доверия, отмечает в то же самое время, что упорное преследование опять вынудило животных покинуть свои традиционные лежбища в Норвежском море и переместиться на север и восток. В 1860 году известный капитан-полярник Тобиас, зимовавший на острове Медвежьем, сумел убить только одного моржа. К этому времени стада, водившиеся к югу и западу от Шпицбергена, поредели до такой степени, что норвежским тюленебоям приходилось отправляться в те районы архипелага, где раньше почти никто не бывал, и искать новые моржовые лежбища около Новой Земли и в Карском море. В 30-х годах нашего века норвежцы по-прежнему добывали до 1000 моржей в год в Карском море и около Земли Франца-Иосифа, но в 40-х годах здесь добывали уже не более 10-20 моржей в год. Согласно русским данным, в наши дни в этом секторе осталось не более 2000 моржей.

Как мы уже знаем, о моржах Нового Света впервые сообщил Жак Картье, обнаруживший их в 1534 году на островах Магдален, а также в других районах залива Св. Лаврентия. Позднее, в опровержение прежних сведений, выяснилось, что Картье видел их не на реке Муази, впадающей в устье реки Св. Лаврентия, а на острове Миску у выхода из залива Шалер и на мысе Кейп-Бретон, северной оконечности полуострова Новая Шотландия. Сэр Хамфри Гилберт127, побывавший в конце августа 1583 года на берегах какого-то полуострова близ мыса Кейп-Бретон, описывает некое встретившееся ему животное - насколько можно судить, юного моржа с короткими бивнями: "Форменный лев по виду, шерсти и цвету, плывет он не так, как прочие звери, перебирая ногами, а словно скользит по воде, при этом туловище свое, за исключением ног, доверчиво выставляет над водой, а не скрывает. Так он провел долгое время, поворачивая голову туда и сюда, зевая широко разинутой пастью, выставляя свои безобразные длинные зубы и тараща злобные глаза, и под конец, словно прощаясь с нами (он подплыл к самому нашему судну), испустил ужасный рык - мычание или рев, подобный львиному".

Первые переселенцы из Европы, основавшие Массачусетскую колонию, сразу же начинают сообщать о единичных моржах, которых они видели в заливе Массачусетс на 42° северной широты, то есть довольно далеко к югу от обычных мест обитания животных. Безусловно, речь шла об отбившихся от стада моржах с острова Сейбл около Новой Шотландии. Джон Роуз128, в 1633 году потерпевший кораблекрушение у берегов этого острова, обнаружил там "великое изобилие морских коней". Переселенцы из Европы - между прочим, года за два до этого они завезли на остров крупный рогатый скот - вскоре начали переправлять моржовые бивни и жир в Англию. Охотничьи партии побывали на острове Сейбл в 1635 и 1639 годах. В 1641 году двенадцать человек, высадившиеся на остров на один год, добыли за восемь месяцев 12 тонн жира и "четыре сотни пар клыков морского коня, которые были оценены в три сотни фунтов стерлингов". И больше об этом стаде не упоминает никто: очевидно, после такой травли моржи покинули свое лежбище. Но до сих пор на острове после сильных ветров иногда виднеются из земли старые бивни и выбеленные черепа.

В 1734 году в "Бостон уикли рехерсал" появилось следующее объявление: "Смотрите в лавке мистера Бенджамена Ранкера Тинмана, что подле рынка на Док-сквер, весьма диковинное и невиданное животное, называемое Морской Лев, выловленное в декабре в Моньюмент Понд близ Плимута. Подобного ему в тех местах прежде не встречалось. От крестца до головы в нем 9 футов длины, и ширина спины около футов, четыре большие лапы, по пять крепких когтей на каждой. Еще два громадных сильных клыка, белых, как слоновая кость, торчат изо рта на 5 или 6 дюймов... Плата 6 пенсов с мужчины и женщины, 2 пенса, с ребенка».

Может быть, моржи действительно все еще бывали на острове Сейбл. Но скорее всего то был юный морж, отбившийся от стада с острова Св. Лаврентия. На этом острове стада продержались почти до конца 18 столетня, но потом моряки и местные жители истребили их или же вынудили уйти в более северные районы. В 70-х годах 19 столетия американский зоолог Дж. А. Аллен129 обнаружил на острове Миску столько моржовых костей, что они образовывали как бы искусственные берега.

Стада моржей моря Баффина, известные уже гренландским викингам, были вновь открыты Баффином во время его похода в 1616 году к берегам западной Гренландии (ныне здесь находится Туле). К счастью, его настоятельным советам охотиться в этом море на гренландских китов, нарвалов, тюленей и моржей никто тогда не последовал. Прошло еще двести лет, пока в эти воды снова вошло европейское судно Джона Росса130. Он стал первым европейцем, который вступил в контакт с полярными эскимосами.

Еще в 1780 году Фабрициус написал, что западно-гренландский морж "стал ныне редкостью". Может быть, действительно для этого уже имелись основания, хотя до Пири сколько-нибудь серьезной охоты на моржей в море Баффина не было (несмотря на то, что кое-какая торговля шкурами и бивнями между гренландскими китобоями и эскимосами велась). Пири начал охотиться на моржей ради мяса во время своих полярных экспедиций 1891-1909 годов. Позже, почти полностью истребив крупных гренландских китов в Гудзоновом заливе и севернее - в Девисовом проливе, китобои принялись за нарвалов, белух и моржей. В начале XX века одна торговая компания получила за год более 4000 шкур с крупнейшего лежбища атлантических моржей, расположенного около Падлея на полуострове Камберленд. В 1905-1909 годах только китобои из Данди добыли более 3000 моржей в этих водах, а значит, фактически было убито 12000-15000 моржей, поскольку из 4-5 убитых животных выловить успевают только одного (остальные тонут без всякой пользы). Подобная деятельность китобоев привела к резкому сокращению численности моржей в море Баффина. В 40-е годы нашего века годовая добыча моржей гренландцами упала вдвое, хотя норвежцы все еще добывали более 1600 моржей в год. В 1949 году норвежское правительство установило строго ограниченные сроки охотничьего сезона для своих тюленебоев в море Баффина и Девисовом проливе - с 20 мая по 31 декабря.

Веками мировой рынок получал моржовые бивни от чукчей (значительное количество их шло в 17 и 18 столетиях из Сибири в Китай). Казаки и русские исследовали Камчатку еще в конце 17 столетия. И все же в последнюю очередь начали промышлять тихоокеанских моржей. Уже в 1645 и 1648 году казак Стадухин131 нашел бивни моржа около устья реки Колымы, а год-два спустя другой казак, Дежнев132 первым из европейцев проплыл через Берингов пролив на 10-метровом коче. По всей вероятности, Дежнев встречал моржей в Беринговом проливе. Однако прошло три четверти века, прежде чем в 1728 году этим же проливом прошел второй европеец - Беринг133. И только после второй экспедиции Беринга в 1741 году в Берингово море хлынул поток русских тюленебоев. Два года спустя Чириков134, достигший полуострова Аляски (юго-запад нынешнего штата Аляска), заметил, что моржей на Алеутских островах не так уж и. много, хотя отдельные небольшие стада встречались ему даже еще южнее. Открытие островов Берингова мора завершилось в 1786 году, когда Прибылов наткнулся на остров Св. Георгия; однако он вовсе не вез назад домой в качестве груза 12700 килограммов моржовых бивней, как ходили слухи. Если предположить, что пара бивней в среднем весит 3-3,5 килограмма, то это означало бы, что было убито свыше 4000 моржей. Ханна справедливо усомнился в том, чтобы команде одного судна удалось убить такое множество моржей. И действительно, например, донесение агента Русско-Американской пушной компании в 1805 году свидетельствует о том, что это должна быть добыча нескольких судов за целый год, а то и за несколько лет.

Прикинув, какое количество моржовых костей было обнаружено на берегах островов Прибылова, Эллиот счел цифру 4000 вполне достоверной.

Итак, истребление моржей началось. Между 1799 и 1857 годами алеуты и эскимосы, нещадно эксплуатируемые русскими промышленниками, убили, по имеющимся сведениям, более полумиллиона моржей. Тем временем в 1848 году в Беринговом море началась охота на кутов, и в течение последующих пятнадцати лет китобои промышляли также и моржей. До самого конца 19 столетия промысел моржей велся особенно интенсивно. Между 1868 и 1874 годами было добыто 50000 бочонков жира - это результат истребления 85000 моржей. А между 1860 и 1880 годами было уничтожено в целом 200000 моржей. В 1883 году американец Джон Мэрдок135 сообщает, что если прежде китобои добывали к северу от Берингова пролива 100 моржей в день, то "нынче и восемнадцатью в день довольны". В 90-х годах прошлого века в Сан-Франциско ежегодно переправлялось около 10 000 бивней. Американские и английские моряки в течение всего 19 столетия продавали бивни с Аляски в портах Китая. Однако в 1910 году поступление бивней из Сан-Франциско сократилось до сотни и даже менее штук, так что в Китае прекратили производство поделок из моржовой кости.

К 1872 году численность моржей на островах Прибылова сократилась до 400 голов. Последний морж был убит там в 1891 году, хотя вплоть до 1942 года раз в пять - десять лет на остров и заходили отдельные моржи. В первые же годы нашего века к югу от острова Нунивак моржи фактически исчезли, и лишь совсем немного животных встречалось на островах Моржовые (Уолрес) в Бристольском заливе. Сообщение от 1935 года о восьми моржах, зарегистрированных на этих островах, было уже сочтено примечательным событием. В наши дни эти острова - одно из главных лежбищ на американской стороне Берингова пролива. А когда-то углиты имелись и на острове Св. Матвея, и на соседнем с ним острове Холл, и на острове Бесборо в заливе Нортон, на острове Св. Лаврентия, на островах Пунук, на Диомидах - и это лишь самые известные из моржовых пристанищ.

На полярном побережье Аляски мыс Барроу, вероятно, всегда был восточной границей летнего ареала моржей, но до 1880 года большие стада встречались и дальше мыса Барроу, а мелкие стада отваживались заходить на восток до острова Хершел и залива Франклина и даже до островов Банкс и Виктория, вплоть до пролива Долфин-энд-Юнион. Позднее, между 190О и 1914 годами, моржи все реже появлялись к востоку от мыса Барроу, хотя в начале 40-х годов, если верить эскимосам с острова Банкс, отдельных моржей все еще убивали на западном берегу этого острова, а также на острове Хершел.

Что касается русской стороны Берингова пролива, то, по сообщениям Чирикова136, немногочисленные моржи попадались в 1768 году у южной оконечности Камчатки, а также на Командорских островах. Но в первые же годы нашего века моржи покинули свои лежбища, находившиеся у восточного побережья Камчатки, на Командорах и на острове Карагинский137, ибо здесь на них постоянно охотились американские зверобои. В 20-х годах нашего века лишь случайные стада до 500 голов попадались южнее своих традиционных лежбищ в Анадырском заливе, а в марте 1937 года одного бродягу занесло на юг до самой северной оконечности японского острова Хонсю, лежащего на 41° северной широты. (Японцы знали о моржах еще в средние века; два моржа были замечены в Охотском море в конце 19 столетия.) К 1954 году на Чукотском полуострове моржи посещали лишь три из тридцати трех традиционных углитов: один около мыса Беринга (около 2000 моржей), второй на острове Аракамчечен (3500 моржей) и третий - здесь моржи бывали нерегулярно - на мысе Инчоун (от 4000 до 8000 моржей). Сейчас, по данным Федосеева, только одно стадо продолжает посещать Анадырский залив. Моржи залегают сперва на косе Руддер в заливе Креста, а потом перебираются через Берингов пролив к мысу Инчоун. Другие стада как будто устроили себе постоянные лежбища на острове Врангеля, где залегает последние тридцать лет по 2000-3000 животных138.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


на собственной машине для компании выгодная индивидуальная поездка по Европе составляем качественно по городам Европы

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"