Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Детеныши

Лишь в последнее десятилетие американским зоологам37 удалось установить, что беременность у моржихи длится более года, включая и десятинедельную задержку, пока не произойдет имплантация (внедрение) яйца в стенку матки. Судя по размерам эмбрионов, извлеченных у самок, убитых летом и осенью, сезон размножения у тихоокеанских моржих продолжается два месяца - начиная со второй половины апреля и до середины июня, то есть приходится на то время, когда стада мигрируют на север из Берингова моря в Чукотское. Возможно, что самки атлантического подвида размножаются ранней весной. Встречаются упоминания о том, что гренландские моржихи щенятся на льду Девисова пролива в марте. Фрейхен же, а также и некоторые другие наблюдатели считают, что практически детеныши могут рождаться в любом месяце. Имеются достоверные сообщения о появлении моржат на свет в июле и августе. Фрейхен отмечает случай, когда он встретил двух моржат в проливе Фрозен-стрейт 31 января. Поскольку у них еще сохранилась пуповина, им не могло быть больше двух недель отроду.

Как бы там ни было, в начале июня в тихоокеанских и гренландских популяциях много детенышей. В эту пору на банках Неке и Эта, лежащих к северо-западу от Гренландии, встречаются сотни моржей. По словам датского зоолога К. Вибе38, по большей части это самки с одним-двумя щенками. Весьма наблюдательный голландец Геррит де Фер39, зимовавший в конце XVI века на Новой Земле, сообщает, что "обыкновенно при матери состоят два отпрыска". Но хотя среди убитых моржей и попадались самки с близнецовыми плодами, никаких других подтверждений тому, что среди моржат встречаются жизнеспособные близнецы, больше нет (если не считать нескольких русских источников). Самка иногда действительно растит двух детенышей сразу, но, по мнению эскимосов Берингова моря, в таких случаях один из них - приемыш.

В наши дни щенки моржей рождаются на ледяных полях, что случается, как уже говорилось, и вдали от суши. В Девисовом проливе, например, детеныши попадаются в одном-двух днях пути от суши, если добираться туда от побережья Гренландии на моторке, а русский ледокол "Красин"40 встречал их далеко в Беринговом море во второй половине мая. В прошлом моржата рождались и на суше. Есть упоминания о том, что необитаемые острова в море Баффина служили "родильными домами" моржей. Один опытный шкипер XIX века, занимавшийся промыслом моржей в тех водах, утверждал, что моржихи предпочитают щениться на низких и плоских берегах. Судя по таким давним сообщениям, как сообщение Молине Шульдхема41, который в 1775 году обследовал острова Магдален, стада возвращались ранней весной на привычные углиты и сразу же вылезали на скалы, где самки и производили на свет детенышей Спаривание, добавляет Шульдхем, происходило два месяца спустя Надо сказать, что воды, окружающие острова Магдален и остров Сейбл, расположенный в 150 милях восточнее Новой Шотландии и тоже служивший когда-то залежкой моржей, весной свободны ото льда В более же высоких широтах, скажем, у острова Медвежий и архипелага Шпицберген, мощные дрейфующие льды мешали самкам выходить на берег до самого июля или августа, и, таким образом, они могли попасть на сушу много позже периода размножения (как это и сейчас происходит на острове Саутгемптон).

Процесс размножения, как и акт спаривания моржей, редко кому доводилось наблюдать. Одна из причин состоит, по-видимому, в том, что роды проходят очень быстро, без всяких задержек, как и у морского слона после одноразовых обязательных потуг детеныш, по свидетельству очевидцев, вылетает из чрева матери, точно торпеда. Возможно, что моржата иногда рождаются в воде, как утверждает Фрейхен. Они с легкостью переносят погружение в воду сразу после своего рождения. А. Р. Райдеру42 довелось наблюдать с судна роды у моржихи - опершись на передние ласты, она села на льдине более или менее прямо и, корчась время от времени, заглядывала вниз на уже видневшегося детеныша. Новорожденный несколько минут лежал неподвижно. Мать же, заметив приближающееся судно, соскользнула в воду в ледяную кашу. Однако она тут же появилась на поверхности и, держась все время около льдины, следила за новорожденным, пока тот, медленно извиваясь, полз к краю льдины и затем бухнулся в воду. По словам Райдера, ни самка, ни малыш не издали ни звука, не заметил он также, как отделилась пуповина. Один местный житель с острова Св. Лаврентия рассказывал Фею, что слыхал от других, как рожающая моржиха садится вертикально, свешивает голову вниз и, разрешившись от бремени, перетирает пуповину острием бивня. Затем она утаскивает новорожденного минуты на две-три в воду и моет его, после чего опять втаскивает на лед, а сама ныряет за кормом.

Независимо от того, рождаются моржата в воде или нет, ни один из них не проявляет к ней врожденной склонности. В неволе они сперва плавают очень неуклюже, делая какие-то бестолковые, ненужные движения задними ластами - как будто стригут ножницами. На воле матери сталкивают малышей в море, чтобы выкупать, или во время игры, когда самки хватают детенышей ластами и бросают, как мячики, так что те, ударившись об лед, скатываются в воду; упав со льдины, щенки плавают вокруг с жалобными криками, пока их опять не втащат назад. Фрейхен наблюдал, как два новорожденных детеныша то ли не могли, то ли не желали нырять глубже, чем на метр и погружаться более чем на полминуты кряду, когда одна мамаша нырнула на дно, ее детеныш поплавал с ворчанием вокруг, а потом направился в сторону Фрейхена. Никулин, правда, сообщает об одном детеныше, который нырнул вслед за убитой матерью, когда та свалилась со льдины в воду и в течение нескольких минут не появлялась.

Однако, подражая матерям, детеныши в возрасте одной-двух недель уже превосходно плавают и весьма искусно прыгают и ныряют, когда их преследуют охотники. Но даже вполне научившись плавать, моржата продолжают ездить у матери на спине или на загривке, держась ластами, или же она сама несет их, прижимая к груди. Бакан, занимавшийся китобойным промыслом в начале XIX века, сделал много точных наблюдений. Он описывает, как однажды в конце июня, вечером, когда его судно находилось в трех-четырех милях к северу от Шпицбергена, окруженное полосой льда, в разводье неподалеку от корабля показалась моржиха. Удостоверившись, что вокруг все спокойно, она погрузилась в воду и вынырнула снова уже с детенышем. Прижимая его к груди одним ластом, она стала плавать в полынье стоймя, все время поворачивая моржонка мордой к судну. При малейшем движении на палубе она разжимала ласт и заталкивала детеныша под воду; и только когда все успокаивалось, она вновь вытаскивала моржонка на поверхность и опять начинала кружить в полынье.

Если на стадо моржей нападают косатки, детеныши залезают как можно выше на плечи к матерям. Однако попытки двухлеток сделать то же самое (а они к этому возрасту достигают более 2 метров в длину и весят около 360 килограммов) уже терпят неудачу. Вот таким-то образом - верхом на спине у матери или прижатые к ее груди - детеныши и мигрируют вместе со стадами к летним отмелям на расстояние 1500 миль и больше. Один отставший от стада девятимесячный детеныш, замеченный у Фарерских островов в конце декабря 1934 года, сумел, как это ни поразительно, совершить, ничем не питаясь, путешествие по меньшей мере в 500 миль. По словам датского охотника и зоолога Алвина Педерсена43, к северо-востоку от Гренландии, где стада живут постоянно в одних и тех же районах, семейные группы остаются на морском льду, пока не растает прибрежный лед. Тогда они перебираются на отмели в прибойную зону фьордов.

Плывя в воде у самой поверхности, морж делает пару неторопливых толчков задними ластами, продвигаясь при этом вперед сразу на 3-6 метров, передние же ласты сложены и прижаты к бокам, что придает его телу обтекаемую форму. Затем морж всплывает на поверхность и некоторое время плывет, не погружаясь, потом снова ныряет и раза два отталкивается под водой. Когда морж плывет на большие расстояния у самой поверхности воды, максимальная скорость его составляет не более 11 километров в час; но, как предполагают; он может плыть и гораздо быстрее. В таких случаях морж работает сразу и передними и задними ластами, Передние ласты, как и у сивучей, работают поочередно - то один, то другой вытянутый вперед ласт поворачивается в плечевом суставе и загребает к груди; в общем, получается своего рода обратный брасс. Задние же ласты ходят из стороны в сторону волнообразным движением, характерным для настоящих тюленей.

Морж плавает своего рода обратным брассом
Морж плавает своего рода обратным брассом

Директор Нью-Йоркского аквариума Карлтон Рей44, наблюдавший моржей в неволе, заметил, что, хотя животные и могут "отталкиваться" с помощью передних ластов, подолгу они никогда ими не работают. Вытянув передние ласты вдоль боков, моржи отталкиваются то правым, то левым задним ластом (в зависимости от того, в какую сторону им надо плыть) и снова вытягивают их, сводя таким образом сопротивление воды до минимума.

Поскольку морж может оставаться под водой, не обновляя запаса воздуха в легких, до 10 минут, то при своей обычной крейсерской скорости он способен проделать под водой около 2 километров, если только не спешит и не волнуется. Лоу45 отмечает, что моржи, преследуемые лодками, первые 400 метров плывут под водой, но затем они остаются под водой все меньше и меньше и в конце концов ныряют лишь на считанные мгновения. Но надо сказать, что загарпуненный морж еще целый час то ныряет, то выскакивает на поверхность, прежде чем окончательно обессилевает.

Проплыв несколько сотен метров под водой, путешествующий морж поднимается на поверхность. Здесь он либо просто отдыхает, не двигаясь какое-то время, либо, лежа на воде минуты три, то погружает голову в воду, то вновь приподнимает ее, "трубя" и фыркая при этом, точно кит. "Часто слушал я их фырканье, стоя на обрыве неподалеку от небольшого селения Сен-Пол и глядя в морскую даль,- писал Эллиот о своей жизни на островах Прибылова - В одно холодное майское утро я и видел, и слышал стадо моржей, отмечая их путь вдоль восточного побережья острова по маленьким облачкам пара". Перед тем как издать трубный звук, морж, по словам эскимосов, выставляет голову из воды и зорко оглядывается вокруг. Но, начав трубить, он закрывает глаза. Эта привычка помогает охотникам подкрадываться к плывущему моржу; они застывают на месте только в те мгновения, когда морж поднимает голову или готовится нырнуть. Следует, пожалуй, добавить, что непосредственно перед тем, как нырнуть, морж выдыхает небольшое количество воздуха, оставшийся же воздух запирается клапанами в тех отделах легких, которые принимают меньшее участие в дыхании. В результате в организме животного остается столь небольшое количество азота, что моржу не грозит никакая кессонная болезнь.

Только что родившиеся детеныши весят 45-65 килограммов и достигают в длину 0,9-1,2 метра, то есть почти достигают размеров взрослой кольчатой нерпы46. Они рождаются с характерными толстыми складками кожи, поросшей густым серебристо-серым мехом длиной до сантиметра, который через месяц-два сменяется короткой - около 0,3 сантиметра - и более редкой бурой жесткой шерстью. По утверждению чукчей, холодные и резкие весенние ветры приводят к большой смертности среди новорожденных моржей в Тихом океане, но большинство исследователей склоняется к мнению, что молодняк прекрасно выживает в условиях жесточайших метелей. Температура тела у детенышей достаточно высокая. У двух моржат, которых Рей поймал на льду вблизи острова Св. Лаврентия во второй половине мая (самца весом 72 килограмма и самочку весом 73 килограмма), температура тела колебалась между 12 и 34°, и это в то время, когда температура воздуха составляла -2°. Кроме того, детеныши безусловно согреваются и теплом материнского тела. Один двухнедельный детеныш начал быстро расти только после того, как его поместили при "комнатной" температуре - между 10 и 15°.

У самки имеются четыре соска, расположенные в складках кожи. Моржонок сосет мать или на льду, или расположившись вверх "ногами" в воде, для чего ему приходится погружаться под воду с головой на целых пять минут. При этом детеныш обхватывает передними ластами мать внизу живота, задними же упирается ей в грудь, а мать, "стоя" торчком, придерживает его ластами.

Если детеныш не сосет и не ползает по громадному телу матери, он спит у нее на спине - это самое безопасное место, когда вокруг толкутся взрослые гиганты-моржи. Но как бы кормящие мамаши ни пеклись о своих чадах, как бы ни оберегали от толкотни, держась подальше от скучившегося стада, можно с уверенностью сказать, что всякая паника и давка ведут к смертным случаям среди молодняка: более слабые животные оказываются задавленными и задохшимися под тяжестью сотен своих собратьев. Такие случаи весьма часто регистрируются на островах Берингова моря. Весной 1935 года на острове Св. Лаврентия, а также в восьми милях от него, на одном из островов Пунук, были найдены мертвые животные, главным образом самки и самцы-детеныши. Они были сильно искалечены, волосы на их боках стерты - очевидно, результат того, что по ним проползали другие члены стада. Еще 54 трупа, тоже главным образом самок, было обнаружено на островах Пунук в июне 1949 года. В 1960-1962 годах на этих же островах зарегистрировано более 130 трупов самок и детенышей. Полагают, что все они - жертвы паники, вызванной полетами самолетов на небольшой высоте с близлежащего военного аэродрома. Имеются также данные о смертности среди моржей в результате ядерных взрывов.

Некоторые из моржей, без сомнения, гибнут во время коротких, но страшных периодов сжатия паковых льдов, когда гигантские льдины налезают одна на другую. Зимой 1916 года Ханна нашел туши двух молодых моржей на пляже одного из островов Прибылова, а летом на берегу острова Холл он обнаружил еще пять мертвых моржей. По его мнению, все они были раздавлены льдами. Детеныши иногда застревают между валунами на берегу. В конце июля Локрей нашел четырехлетнего моржа, застрявшего в расщелине на острове Уолрес в Гудзоновом заливе. Зверь просидел там несколько дней, обломал себе бивни, пытаясь освободиться. И только когда высокие волны штормящего моря залили расщелину, морж всплыл и кое-как выбрался на волю. К этому времени он так обессилел, что даже не делал попыток защищаться или бежать, когда Локрей подошел к нему. Несколько часов подряд морж лежал на камнях, набираясь сил. Время от времени он опускал голову в лужу солоноватой воды и, видимо, пил из нее. Но это единственный известный случай, когда кто-то видел, что морж на воле пьет воду; в неволе детеныши явно страдают от жажды, если им не дают питьевой воды.

Хотя годовалые детеныши любят сбегать от матери, моржихи все равно продолжают прилежно кормить их своим молоком до восемнадцатимесячного возраста или даже до двух лет. Белопольский обследовал в середине июля беременную самку, которую сопровождал двухлеток,- в ее молочных железах все еще было молоко. Эскимосы рассказывают о таких случаях, когда у убитых шестнадцатимесячных щенков в желудке находили только молоко, а у моржат постарше (лет около двух) - молочно-устричную смесь. Поскольку желудки двадцативосьмимесячных детенышей оказываются пустыми или содержат лишь немного моллюсков, можно сделать вывод, что, видимо, моржата начинают питаться самостоятельно только на третье лето.

Моржовое семейство. Моржиха кормит маленького детеныша (рисунок взят у Белопольского)
Моржовое семейство. Моржиха кормит маленького детеныша (рисунок взят у Белопольского)

Столь затянувшийся лактационный период, более продолжительный, чем у других ластоногих, объясняется, вероятно, тем, что морж может добывать свой излюбленный корм - моллюсков - лишь с помощью бивней. Клыки у детеныша начинают прорезываться между вторым и пятым месяцами, причиняя ему изрядное беспокойство. Поначалу они растут очень медленно и выступают к концу первого года приблизительно на 2 сантиметра, и только к концу второго года бивни увеличиваются до 7-10 сантиметров, то есть достигают той минимальной длины, когда ими уже можно выкапывать моллюсков.

Бывает, правда, что у детенышей до года, с двухсантиметровыми бивнями, в желудке тоже обнаруживают остатки твердой пищи. Известен случай, когда поймали двух хорошо упитанных "сирот" моложе шестнадцатимесячного возраста; в желудках у них нашли моллюсков. Иногда в неволе детеныши, отлученные от матери в 18 месяцев, прекрасно растут и развиваются, питаясь двустворчатыми моллюсками совсем другого вида, чем те, которыми моржи питаются на воле. Едва ли на воле детеныши этого возраста добывают себе моллюсков самостоятельно. Молодые моржи в неволе совершенно не умеют извлекать моллюсков из раковин, хотя и достают их со дна бассейна. Фриц Иохансен47, участник датской экспедиции в Гренландию, состоявшейся в начале этого века, упоминает, что детеныши моржей подбирают со дна пищу, выпавшую у матери изо рта. Хотя принято считать, что малолетние моржата-сироты рано или поздно погибают, а родственники моржей - тюлени - и вообще не заботятся о сиротах, имеется много сообщений о том, как моржи, взрослые и молодые, берут под защиту осиротевших детенышей, когда на стадо нападают враги. Поэтому вполне правдоподобным выглядит предположение, что они также и кормят их.

Длительный период лактации, когда детеныши находятся под неусыпным надзором матерей, очевидно, играет большую роль в сохранении моржа как вида, особенно если учитывать медленные темпы размножения этих животных и то обстоятельство, что обычно более трети семейной группы состоит из неполовозрелых особей. Узы между самкой и детенышем практически нерасторжимы до тех пор, пока детеныш не достигнет двух с лишним лет. Но когда в роли хищника выступает человек, эти узы оказывают моржам плохую услугу, так как детеныши не желают покидать место убийства и либо забираются на спину убитой матери, либо плывут к лодке с охотниками.

Детеныши часто путешествуют на спине у моржихи (рисунок взят у Белопольского)
Детеныши часто путешествуют на спине у моржихи (рисунок взят у Белопольского)

Тщательное изучение большого количества аляскинских моржей, проводившееся в последние годы, показывает, что приблизительно восемь из десяти взрослых самок щенятся раз в два года. Таким образом, подтверждаются наблюдения эскимосов, считающих, что моржихи беременеют через год и что в среднем промежуток между рождениями детенышей составляет 27-28 месяцев. Значит, каждый следующий детеныш появляется примерно в то время, когда предыдущий перестает сосать мать. Фрейхен считает, что самки не спариваются с самцами до тех пор, пока самец-предводитель семейной группы не прогонит бывшего сосунка. В этом случае гонец берется под защиту всей группы. В начале июля Белопольский встретил моржиху, при которой было три детеныша: одному - менее года, другом - два, а третьему четыре года.

Первые 90 дней детеныши растут всего по 10-12 сантиметров в месяц и к концу первого года достигают 1,5 метра в длину и весят 200 килограммов. Самцы и самки растут с одинаковой быстротой до трех лет, то есть пока не достигнут 2 метров в длину и 340 килограммов веса. После этого самец, которого можно отличить по широкой морде, начинает расти быстрее48.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"