Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






05.10.2011

Английский историк: полярника Роберта Скотта погубила спесь

Роберт Фалкон Скотт (1868–1912) был больным на всю голову романтиком, жертвой традиции, прославлявшей мёртвых героев, утверждает английский историк Роланд Хантфорд, автор серии книг о полярных исследователях.

Свою позицию биограф прояснил в интервью журналу New Scientist.

Группа Роберта Скотта отправляется в путь. Снимок сделан 15 сентября 1911 года
Группа Роберта Скотта отправляется в путь. Снимок сделан 15 сентября 1911 года

Эксперт отмечает, что в Великобритании принято восхищаться мучениками, которые обрели смерть в миг величайшего триумфа — как, скажем, адмирал Нельсон. К тому же смерть флотоводца можно назвать романтической, а это тоже привлекает. Короче говоря, Скотт по всем параметрам подходит на роль национального героя, хотя в действительности, по мнению специалиста, восхищаться там нечем.

Г-на Хантфорда раздражает сам дневник Скотта. По его словам, он наполнен жалобами на судьбу и самолюбованием: вот какой я герой. Напротив, записи его соперника Руаля Амундсена (1872–1928) расцвечены юмором, иронией, самокритикой.

Далее исследователь спорит с историками и обывателями, утверждающими, что если бы не погода, то Скотт добрался бы до Южного полюса первым. Мол, именно он настоящий первооткрыватель, а не Амундсен. По этому поводу г-н Хантфорд вспоминает скандинавскую поговорку о том, что плохой погоды не бывает, бывают плохо одетые люди. Скотт, по словам учёного, принадлежал к тому кругу людей, которые считали, что мех носят только дикари. В отличие от него, Амундсен многому научился у эскимосов и не стал пренебрегать защитой от холодов.

Г-н Хантфорд, по сути, считает Скотта идиотом, который пустился в путь, не продумав его как следует: например, не обратил внимания на собак. Вдобавок специалист приходит к выводу, что Скотт фактически покончил с собой, позволив себе замёрзнуть, ведь он так и не стал первым: Амундсен опередил его. Судя по его дневнику, говорит исследователь, участники экспедиции Эдвард Уилсон и Генри Бауэрс были готовы отправиться в путь к следующему складу (до него оставалось всего 17 км), но что-то их задержало. Скотт описывает нескончаемый буран — г-н Хантфорд не нашёл подтверждения этому в метеорологической истории. Но даже если он был, то ветер дул в спину первопроходцам. Тот же Амундсен только приветствовал подобные условия, Скотт же решил переждать, погубив не только себя, но и спутников. Если бы Уилсон и Бауэрс оставили его, они пошли бы в Великобритании под суд. Письмо Уилсона матери уже погибшего участника экспедиции Лоуренса Оутса содержит намёки на то, какое давление на них оказывал Скотт, и на желание самого Уилсона двигаться дальше, а не ждать, когда распогодится.

По всей видимости, репутация для Скотта была важнее жизни.

Роберт Скотт привёз в Антарктиду не только тракторы, но и лошадей. Они ему тоже не помогли
Роберт Скотт привёз в Антарктиду не только тракторы, но и лошадей. Они ему тоже не помогли

В санях Скотта нашли 15 кг образцов биологических видов, но г-н Хантфорд считает, что никакая наука не стоит того, чтобы жертвовать жизнью, особенно жизнью других людей. Кроме того, наука в данном случае — всего лишь прикрытие, считает учёный. Скотт просто хотел быть первым. Он находился в каком-то шизоидном состоянии, отмечает специалист. Амундсен, напротив, понимал, что надо сконцентрироваться, что нельзя разбрасываться, когда идёшь к цели.

Ещё одна непростительная ошибка Скотта — он взял с собой тракторы, не испытав их на морозе, и в итоге они его подвели. Однажды Скотт выразился в том духе, что джентльмены не нуждаются в проверках. По-хорошему, следовало бы отказаться от экспедиции, но бравый капитан решил тащить сани на себе.

Г-н Хантфорд заключает, что Скотта по-настоящему интересовала только слава первооткрывателя: готовиться он считал излишним. Когда картограф Артур Хинкс из Королевского географического общества узнал о планируемой экспедиции, он провёл семинар и написал статью о том, что долгота не оказывает значительного влияния на курс в высоких широтах. Скотт проигнорировал эти выкладки, а Амундсен принял к сведению, почувствовав, что в экстремальных условиях надо беречь энергию, и не тратил силы на измерение долготы.

К тому же участники партии Амундсена имели за плечами в общей сложности 100 лет ходьбы на лыжах, а у группы Скотта было от силы пять лет. Амундсена сопровождал лыжный чемпион Олаф Бьяланд. Прибыв на Южный полюс, он сказал: «Он плоский, как озеро Мордегал (родина норвежского лыжного спорта), и кататься здесь очень удобно». Амундсен и компания рассматривали свой поход как очень длинную лыжную прогулку, тогда как Скотту хотелось романтики и героизма. В конечном итоге спесь его и погубила. И ничего романтического в этом нет.

Дмитрий Целиков


Источники:

  1. КОМПЬЮЛЕНТА



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"