НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гетерогенность палеарктической фауны

В заключение настоящей статьи нельзя не высказать следующего проспективного вывода. Методы зоогеографического анализа за последние годы существенно видоизменились, и, в общем, вслед за прежними статическими установлениями "областей" и "провинций" разных категорий и "границ между ними" успешно вошли в работу методы геолого-исторического и, наконец и главным образом, эколого-биологического обсуждения фактов. Добытые этим методами заключения и выводы далеко выступили из рамок издавна укоренившихся представлений об областях и их взаимных субординациях с их привычной терминологией. Все более выясняется, что эти представления обычно заключают в себе лишь очень малое или часто только гипотетическое содержание и поэтому должны быть заменены другими. К таким старым и недостаточным представлениям относятся, по моему мнению, также и общеизвестные области Wallace'a (1876) и Sclatera (1876), сослужившие большую службу, но ныне ставшие слишком тесными.*

* (Зоогеографические области Wallace'a и Sclater'a, вместе с добавлениями к ним еще двух областей со стороны Arldt'a (1907) и Holdhaus'a (1929), широко используемые до сих пор, стали, как основанные на одностороннем материале, слишком формальными (Кузнецов 1929, 1935, Мартынов 1981).

Нередкое, зачастую почти безотчетное признание их между собой эквивалентными недопустимо (Кузнецов 1936), а попытки разобраться в их реальности и исторических взаимоотношениях крайне немногочисленны (в области чешуекрылых Elwes 1894, Hampson 1898, насекомых - Holdhaus 1929). Сомнения в реальности общепризнанных границ и делений традиционной палеарктической области выразились, между прочим, в советской энтомогеографической литературе, кроме только что указанных работ последних лет, также в ряде содержательных работ Бартенева (1932-1934), лотом Парамонова (1985), а также и моих (Кузнецов 1929, 1935). Со стороны орнитологов на русской почве анализа палеарктической фауны и ее историю в Азии дал Сушкин: (1918-1922,1926), На гетерогенности этой фауны и необходимости новых принципов для ее деления особенно настаивает в последнее время Штегман (1936).)

Их содержание (а в них оно все же есть) требует коренного пересмотра; вместе с этим пересмотром должна быть ревизована и связанная с представлениями об областях терминология: удобные слова, вроде выражения "палеарктический" и ему подобных, потеряли значение.

Удачную, но, к сожалению, мало оцененную, вероятно, вследствие ее большой революционности попытку указанного пересмотра сделал на советской почве Мартынов (1922, 1924, 1929), размежевавший земную поверхность по обитанию на ней ручейников (Trichoptera) на основе биоэкологического деления этого отряда насекомых на реофильную и лимнадофильную группы и получивший в результате этого размежевания области и ареалы распространения, вполне рационально обоснованные, но совершенно не совпавшие с прежними формальными областями статистико-фаунистического характера.* Аналогичную попытку группировки стрекоз на основании биологических и экологических фактов дает Бартенев (1930, 1932); эта группировка позволяет ему дать "одонатологическое" деление Палеарктики на подобласти.

* (Между прочим, деление суши на особые зоографические области, предложенные Мартыновым для ручейников, сильно способствует пониманию происхождения арктической фауны чешуекрылых Евразии: как деривата фауны ангарской.)

Второй удачной попыткой рационального анализа формальной области Голарктики можно счесть приведенное выше расчленение этой области в работе Reinig'a (1937) на основе геолого-исторических фактов и био-экологических соображений.

В качестве окончательного вывода из всего изложенного вытекает, что "официальная" палеарктическая, а вместе с нею и голарктическая фауна, в общем, должна быть признана сложенной из весьма гетерогенных по происхождению элементов и что, в частности, ее арктический отдел в Европе и Азии, а, вероятно, и в Америке является дериватом древнего средне-сибирского населения, развившегося на месте древнего Ангарского континента, который, наверное, простирался значительно дальше к югу в сторону Централь ной Азии с захватом, по крайней мере, Монголии и северной части Китая.*

* (Далее, ее "манчжуро-китайско-японский отдел должен быть признан "аркто-третичным" и может "отойти" к ориентальной фауне (Кузнецов 1929). Наконец, более тщательный филогенетический анализ некоторых форм, например, родов чешуекрылых Papilio из Papilionidae, Leptosia из Asciidae и Aglia из Syssphingidae, указывает, что они по своему происхождению совершенно чужды всей северной половине Азии, а последние два - даже и всем странам Старого Света и с их современным населением (Кузнецов 1915, 1929, 1936).)

Вообще представление о зоогеографических "областях", создавшееся уже более полувека тому назад, получило ныне формалистический характер, носит признаки обветшалости и требует рациональной переработки.

В заключение статьи вполне уместно указать на необходимость стационарного исследования арктической фауны, преимущественно беспозвоночных, путем учреждения непрерывно работающих в Арктике биологических станций или пунктов.

Арктический Институт, по существующим сведениям, в принципе уже озабочен этим. Остается ему вместе с Институтом Зоологическим Академии Наук выработать совместно реальную программу действий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru