НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Устремление со стороны Советского Правительства особого внимания на Арктику и уже достигнутые грандиозные результаты этого устремления как на море, так и на суше делают вопрос об изучении фауны Арктики и ее связей и происхождения весьма актуальным.

Изучение животного мира Арктики начато и производится уже издавна и во многих странах, в том числе и в Союзе, но оно еще далеко не сказало своего решающего слова и потребует еще многих усилий для своего завершения. Трудная доступность арктических стран и краткий срок активной в них жизни обусловили прежде всего односторонность фаунистических и зоогеографических исследований в Арктике: для этих последних были взяты лишь крупные или важные для человека животные, прежде всего, конечно, позвоночные, и несравненно меньшее внимание привлекли мелкие беспозвоночные. На основе наблюдений над позвоночными и составились современные представления об арктической фауне вообще. Но эти представления не полны.

Литература по общей фауне Арктики тем не менее нарастала и достигла уже некоторой полноты (отчасти заметной и по прилагаемому к настоящей статье списку источников), требующей объединения.

Но сводок ее еще не дано кроме общеизвестного германского издания "Fauna Arctica" (Roemer и Schaudinn 1898-1933), которое, к сожалению, имеет характер преимущественно статистический.

В настоящей статье под арктической фауной подразумевается лишь наземная и отчасти пресноводная фауна евразиатской Арктики. Фауна обширных водных бассейнов, в особенности океанов, не входит в план моего обсуждения: она требует совершенно особого материала и методов.

Фактическим материалом моего изучения и моих обобщений служат преимущественно насекомые и из них, главным образом, отряд чешуекрылых, изучением которого я лично занимаюсь уже многие годы, между тем как до сих пор для постановки и решения вопросов, подобных проблеме настоящей работы, служили преимущественно, если по почти исключительно, позвоночные и прежде всего птицы и млекопитающие. На первых двух классах основаны между прочим и последние интересные работы Тугаринова (1929, 1934), непосредственно касающиеся обсуждаемой в настоящей статье проблемы. Но наземные, позвоночные, как только что сказано, дают весьма бедный материал для обсуждения и решения вопросов о специфичности состава фауны Арктики и ее происхождении: голые гады и пресмыкающиеся в этой фауне практически отсутствуют, млекопитающие крайне малочисленны, а сравнительно многочисленные птицы, за немногими исключениями, являются лишь кратковременными посетителями Арктики, свободными от жестокой необходимости полного приспособления ко всем ее условиям.

Совершенно несравнимо богаче в Арктике наземная фауна беспозвоночных, и представлена эта фауна в ней, как и всюду, преимущественно насекомыми; в этом классе беспозвоночных она, главным образом, и исследована.*

* (По крайне неточным подсчетам насекомых в Арктике зарегистровано 8028 видов (причем это число, несомненно, значительно меньше действительно существующего в этих мало исследованных странах) против 426 видов всех позвоночных (причем это число заведомо преувеличено в несколько раз за счет видов птиц и рыб). Под другими широтами преобладание насекомых приблизительно такое же. Так, в островную фауну Корсики входят 19 видов млекопитающих, 17 рептилий и амфибий и 85 наземных моллюсков против более чем 10 000насекомых (Holdhaus 1929). Судя по массе мелких добавлений в литературе последних десятилетий, энтомофауна Арктики должна утроиться, если не учетверится, против только что указанного числа.)

Можно с полной уверенностью утверждать, что насекомые вообще представляют собою группу, может быть, наиболее изо всех наземных животных удобную для зоогеографических заключений: она богата всюду, она проникает во все биотопы и ландшафты, и изобилие ее форм умеряет возможность ошибок при выводах. Придавая столь выдающееся значение при зоогеографических исследованиях именно энтомофауне изучаемой страны, я основываюсь в этой статье преимущественно на личном знакомстве с арктической фауной чешуекрылых Евразии, всех же прочих групп животных касаюсь лишь на основании моих литературных сведений.

Высказав уже ранее (Кузнецов 1925, 1929, 1935, 1936) большинство из своих положений, я в настоящей статье намерен лишь свести, развить и документировать эти положения также и на основании литературного изучения арктической проблемы и в применении к другим группам животных.

Никак нельзя утверждать, чтобы исследование беспозвоночных было проведено хотя бы где-нибудь в Арктике с удовлетворительной полнотой: оно во всех отделах этой огромной группы и на всем пространстве Арктики находится лишь в первоначальной стадии регистрации и инвентаризации. Все сборы и наблюдения имеют отрывочный характер, и каждое сколько-нибудь усидчивое изучение дает до сих пор неожиданно богатые результаты; таковы, например, результаты лишь одного долговременного (с зимовкой) собирания Н. М. Вакуленко в 1925 г. на Новой Земле: оно одно дало почти удвоение числа чешуекрылых, бывших известными с этих островов, и принесло совершенно новые виды и даже роды.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru