НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Русские открывают Антарктиду

Русские открывают Антарктиду
Русские открывают Антарктиду

В этом путешествии русские мореплаватели открыли первую настоящую южнополярную землю и двадцать девять островов, расположенных к югу от экватора... Заложен фундамент научных исследований Антарктики.

Г. Вилле

Уходили в историю бурные, насыщенные событиями годы первой четверти девятнадцатого века. Отгремели наполеоновские войны, и бывший французский император, с позором изгнанный из России и окончательно разгромленный под Ватерлоо, доживал свои последние годы в изгнании на уединенном острове Святой Елены, затерявшемся в просторах Южной Атлантики. Парусный флот достиг своего расцвета. В начале столетия успешно завершилась первая русская кругосветная экспедиция, которую возглавил И. Крузенштерн. Корабли с паровыми двигателями были уже изобретены, но делали еще только первые робкие шаги. Однако уже в 1819 г. парусно-паровое судно "Саванна" совершило первый рейс через Атлантику. Радиосвязи не было и в помине. О судьбе кораблей, уходивших на годы в дальние плавания, узнавали из редких сообщений, которые доставляли встретившиеся им на пути другие корабли, возвращающиеся на родину.

Прошло уже двести лет, как был открыт последний обитаемый континент на нашей планете - Австралия. Почти полвека прошло с тех пор, как знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук (1728 - 1770), совершив плавание в полярных широтах южного полушария, окончательно развеял миф о существовании обширного и богатого загадочного Южного материка, нанесенного на карту еще древними греками.

"Я обошел океан южного полушария на высоких широтах,- писал он в 1775 г.,- и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь вблизи полюса, в местах, недоступных для плавания... Положен конец дальнейшим поискам Южного материка... Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдом морях в поисках Южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы".

Но самоуверенное заявление знаменитого английского мореплавателя не удержало русских моряков от поисков земель за южным полярным кругом, о существовании которых еще в сороковых годах XVIII в. говорил великий русский ученый М. В. Ломоносов.

Наступил 1819 год, и русские моряки, незадолго до этого вышедшие на просторы Мирового океана, отправились на поиски этих земель. Экспедиция была организована по инициативе передовых офицеров русского морского флота И. Ф. Крузенштерна, Г. А. Сарычева, О. Е. Коцебу и др. Они добились от Александра I разрешения на экспедицию Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева и приняли участие в разработке ее плана. "Сия экспедиция,- писал И. Ф. Крузенштерн в своей докладной записке морскому министру,- кроме главной ее цели - изведать страны Южного полюса... должна особенно иметь в предмете поверить все неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки..."

Весной 1819 года в Кронштадте наступило необычное оживление. Шла подготовка судов, предназначенных для экспедиции в южные воды,- шлюпов "Восток" и "Мирный". Стояла прекрасная погода. На плотах, где работали плотники и конопатчики, группками толпились морские офицеры. Они напоминали о "каждом гвозде, который, с намерением или без намерения, мог быть оставлен не вбитым".

Такую картину застал капитан 2-го ранга Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, который срочно был вызван в Петербург из Севастополя, где он командовал фрегатом "Флора". Ему, участнику первой русской кругосветной экспедиции И. Крузенштерна, предстояло стать начальником готовящейся экспедиции и командиром шлюпа "Восток". На "Мирный" командиром был назначен лейтенант Михаил Петрович Лазарев (Лазарев 2-й, как его называли, чтобы отличить от братьев, которые тоже служили во флоте). Он также уже успел до этого совершить кругосветное плавание, командуя кораблем Российско-Американской компании "Суворов".

Начальник Первой русской антарктической экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузен
Начальник Первой русской антарктической экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузен

Командир шлюпа 'Мирный' М. П. Лазарев
Командир шлюпа 'Мирный' М. П. Лазарев

К концу июня приготовления были закончены. На суда погрузили приборы, книги, одежду и продовольствие. Не забыты были и подарки для туземцев, которых предполагалось встретить при посещении еще не открытых тропических островов: различные инструменты, яркие ткани, украшения, бисер, рыболовные принадлежности, зеркала, посуда и даже десять гусарских курток.

4 июля "Восток" и "Мирный" снялись с якоря при огромном стечении зрителей, собравшихся в гавани. Судам предстояло длительное и опасное плавание. Инструкция, полученная от морского министра, предлагала "употребить всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не оставить сего предприятия иначе, как при непреодолимых препятствиях".

Оба шлюпа были построены в 1818 г. "Восток", водоизмещением 800 т, длиной 39,5 м и шириной 10 м, строился на Охтинской верфи (сейчас Петрозавод) английским корабельным инженером Стоке, находившимся на русской службе. Он был построен недостаточно добросовестно: корпус сделан из сырого соснового леса, рангоут шлюпа - излишне высок. Поэтому перед самым плаванием пришлось провести дополнительные работы: мастер Амосов укрепил подводную часть судна, обшил ее медью снаружи. Шлюп "Мирный" был переоборудован из транспортного судна "Ладога" под руководством русского мастера, Колодкина на верфи в Лодейном поле (водоизмещение шлюпа составило 530 т, длина 36,5 м, ширина 9,1 м). Ф. Ф. Беллинсгаузен писал: "Шлюпы наши... были непрерывно среди льдов. Люди переносили великие трудности, от жестокости ветров, в сих морях господствующих, а более от густой мрачности, мокрых и густых снегов, падающих весьма часто и изобильно в сих морях".

В плавание отправились 189 человек, 117 - на шлюпе "Восток" и 72 - на "Мирном". Вместе с военными моряками на шлюпе "Восток" отправились в плавание астроном, профессор Казанского университета И. Симонов и живописец П. Михайлов. Фотографии в то время еще не было, поэтому все, что путешественники встречали интересного,- неизвестных ранее животных, открытые острова, их обитателей и прочее, приходилось зарисовывать.

Во время однообразного плавания по Атлантике на шлюпах шла размеренная вахтами жизнь. Сразу же начались научные наблюдения за морскими животными, птицами, отмечались всевозможные редкие явления. При безветрии, когда суда стояли, проводились гидрологические наблюдения: определялись температура и плотность морской воды до глубины 220 сажен, прозрачность воды, изучались морские течения и т. д. Плавание в водах Атлантики длилось почти полгода.

15 декабря "Восток" и "Мирный" подошли к острову Южная Георгия, который был открыт и бегло осмотрен Дж. Куком, и направились вдоль его южного берега. Производя морскую опись и нанося более подробно на карту этот берег, русские мореплаватели открыли ряд географических объектов и дали им свои названия. Так, на карте появились мысы Порядина (в честь штурмана с "Востока" Якова Порядина), Демидова (в честь мичмана с "Востока" Дмитрия Алексеевича Демидова), Куприянова (в честь мичмана с "Мирного" Ивана Антоновича Куприянова), залив Новосильского (в честь мичмана с "Мирного" Павла Михайловича Новосильского), а вблизи берега - остров Анненкова (в честь лейтенанта с "Мирного" Михаила Дмитриевича Анненкова).

Маршрут плавания судов Первой русской антарктической экспедиции в водах Антарктики
Маршрут плавания судов Первой русской антарктической экспедиции в водах Антарктики

От острова Южная Георгия Беллинсгаузен двинулся на юго-восток. По мере продвижения по этому курсу становилось все холоднее, все чаще стали попадаться айсберги, а затем и поля дрейфующего морского льда. Погода была пасмурная, дули сильные ветры, шел снег. 22 декабря русские мореплаватели увидели землю. Это была еще неизвестная группа Южных Сандвичевых островов, расположенная в северной части этого архипелага. Так были открыты острова Лескова (назван в честь лейтенанта с "Востока" Аркадия Сергеевича Лескова), Завадовского (назван в честь капитан-лейтенанта с "Востока" Ивана Ивановича Завадовского) и Торсона (назван в честь лейтенанта с "Востока" Константина Петровича Торсона). Всю эту группу островов Беллинсгаузен назвал островами Траверсе, дав им имя русского морского министра, адмирала Ивана Ивановича (Жан-Франсуа) де-Траверсе.

И. И. Завадовский, впоследствии контр-адмирал, командующий Дунайской флотилией, был ближайшим помощником Ф. Ф. Беллинсгаузена.

Остров Торсона впоследствии Беллинсгаузен был вынужден переименовать. Он назвал его Высоким. Дело в том, что К. П. Торсон был участником тайного общества декабристов и разделил с ними все тяготы каторги и ссылки в Сибири. Он окончил Морской кадетский корпус, из которого вышло около 20 непосредственных участников событий 14 декабря. Ближайшим другом Торсона был его однокашник Николай Бестужев. Остаток жизни Торсон прожил в Забайкалье, в маленьком городке Селенгинске, куда к нему из Петербурга приехали мать и красавица сестра Екатерина. Могилы Н. Бестужева и К. Торсона - два небольших холмика, огороженных решеткой,- находятся в Якутии, на левом берегу реки Селенги.

Далее путь русской экспедиции лежал к южной части Южных Сандвичевых островов, открытых Дж. Куком и названных им в честь первого лорда Адмиралтейства Землей Сандвича. Из-за шторма и тумана Кук не смог подойти к ее берегам; острова и льды между ними показались ему единой землей. Отдельные острова Кук принял за мысы этой земли. Русские шлюпы, лавируя между айсбергами, обследовали "Землю Сандвича" и убедились, что никакой обширной земли здесь нет, а есть архипелаг из трех небольших островов. В знак уважения к отважному английскому мореплавателю Беллинсгаузен, несмотря на явную ошибку Кука, назвал этот архипелаг Южными Сандвичевыми островами. По этому поводу Беллинсгаузен писал: "Капитан Кук первый увидел сии берега, и потому имена, им данные, должны оставаться неизгладимы, дабы память о столь смелом мореплавателе могла достигнуть До позднейших потомков". Самой южной точкой, которой достиг Кук, была небольшая группка островов, названная им Саутерн-Туле. В древности считали, что Исландия является самой северной землей на земном шаре, и называли ее Туле, поэтому Кук, считая открытую им группу островов самой южной из известных в то время, и назвал ее Южная Туле. Беллинсгаузен так описывает эту группу островов: "Берег Туле состоит из одного камня и трех небольших островов". Средний, самый большой остров этой группы, русские мореплаватели назвали именем Кука. Более столетия спустя англичане - сотрудники научного комитета "Дисковери" - посетили эту группу островов и назвали один из них в честь Ф. Ф. Беллинсгаузена.

От Южных Сандвичевых островов русские мореплаватели двинулись на восток, используя все возможности ледовой обстановки, чтобы проникнуть как можно дальше к югу. Впереди лежал неизведанный, покрытый льдами океан. Кругом был только лед: то мелкий битый, то в виде больших ледяных островов или сплоченных ледяных полей. Иногда с судов спускали шлюпки, нарубали полные мешки льда и привозили его на судно, складывая во все свободные бочки и котлы. Талую воду использовали потом для питья и приготовления пищи.

Условия плавания были тяжелыми. Лед намерзал на снастях, с такелажа сыпались вниз ледяные сосульки, "обмерзшие веревки казались продернутыми сквозь стеклярус". Матросы каждый час сколачивали с вант лед. Иногда хлопьями падал снег, облепляя паруса, толстым слоем покрывая палубу, так что матросы едва успевали его убирать. Часто суда плыли среди густого тумана под шум разбивающихся о льдины волн. Трудности лавирования между льдами усугубляла вечная опасность, грозившая шлюпам,- потерять друг друга.

28 января 1820 г. "Восток" и "Мирный", удалившись к югу от полярного круга почти на три градуса, достигли покрытого "бугристыми льдами" берега Антарктиды. Вот как описывается это событие в книге Ф. Ф. Беллинсгаузена1: "Продолжая путь на юг, в полдень в широте 69°12'28", долготе 2°14'50" (западной) мы встретили льды, которые представились нам сквозь шедший тогда снег в виде белых облаков. Ветр был от NО умеренный, при большой зыби от NW, по причине снега, зрение наше не далеко простиралось; я привел в бейдевинд на SO, и, пройдя сим направлением две мили, мы увидели, что сплошные льды простираются от Востока через Юг и Запад; путь наш вел прямо в сие ледяное поле, усеянное буграми".

1 (Беллинсгаузен Ф. Ф. Двукратные изыскания в Южном ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 21 годов на шлюпах "Восток" и "Мирный".- СПб, 1831. С. 172.)

М. П. Лазарев в письме к своему другу А. А. Шестакову писал: "16 генваря достигли мы широты 69°23'S, где встретили матерый лед, чрезвычайной высоты, и в прекрасный тогда вечер, смотря с саленгу, простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение; но удивительным сим зрелищем наслаждались мы недолго, ибо вскоре опять запасмурило и пошел по обыкновению снег. Это было в долготе 2°35' W-ой от Гринвича. Отсюда продолжали мы путь свой к осту, покушаясь при всякой возможности к зюйду, но всегда встречали ледяной материк не доходя до 70°1".

1 (Письмо М. П. Лазарева А. А. Шестакову, описание плавания шлюпов "Восток" и "Мирный" в 1819 - 1821 годах.- В кн.: Русские открытия в Антарктике в 1819 - 1820 - 1821 годах,- М" Географгиз, 1951. С. 19 - 28.)

Так 28 января 1820 года русские мореплаватели открыли последний континент на нашей планете, окончательно завершив, таким образом, эпоху Великих географических открытий. Разумеется, ни Беллинсгаузен, ни Лазарев, увидев берег ледяного континента на втором градусе западной долготы, а затем и на других участках побережья, не могли представить размеры и очертания открытого ими материка, но это нисколько не умаляет их приоритета в открытии Антарктиды. X. Колумб, считающийся открывателем Америки, и голландцы, впервые увидевшие берега Австралии, не имели никакого представления об истинных размерах и очертаниях открытых континентов.

В последующие десятилетия XIX в. исследователи Антарктики обнаружили за полярным кругом обширные участки суши, но очертания ледяного континента в целом долго оставались неясными. Местами на протяжении тысяч километров его берега еще никто не видел. Однако на географических картах уже стал появляться Антарктический материк. Впервые он был изображен в "Морском атласе" немецкого издателя Л. Равенштейна в 1867 г. Показан он был также и в русском "Новом атласе всех частей света", изданном в 1877 г.

Своим названием этот материк обязан известному английскому биологу и океанографу, научному руководителю экспедиции на судне "Челленджер" Джону Меррею. В 1886 г. в докладе Шотландскому Королевскому географическому обществу в Эдинбурге он сообщил, что в образцах грунта, поднятых со дна Южного океана, содержится много терригенного материала, вынесенного в море айсбергами. На основании этого он сделал вывод, что "у Южного полюса находится большая масса земли" площадью приблизительно 3565550 квадратных миль (около 12000000 кв. км). В центре составленной в том же году "Южной полярной карты" Дж. Меррей оставил большое белое пятно с надписью: "Предполагаемый Антарктический континент". На этой карте он показал место подхода в январе 1820 г. к Антарктическому континенту судов экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева. В 1893 г. Меррей издал вторую, более точную карту Южной полярной области и снова поместил на ней Антарктиду. Так таинственная обширная обитаемая

Южная земля, которую наносили на карту древние греки, обрела свои реальные границы. Однако еще долгое время о природе этого необитаемого и исключительно сурового ледяного материка было очень мало известно, и только в период Международного геофизического года (1957/58 г.) исследователи сняли с него покров таинственности.

Название "Антарктида" относится только к материку. Он находится в центре Южной полярной области, которая в противоположность Арктике называется Антарктикой. Граница ее проходит в океане по зоне антарктической конвергенции (в 50-х широтах). Таким образом, Антарктика включает в себя часть океанического пространства (до антарктической конвергенции) и Антарктиду. Она занимает площадь около 50 млн. кв. км, т. е. примерно одну десятую всей поверхности нашей планеты.

Следуя дальше на восток, русская экспедиция еще не раз приближалась к берегам Антарктиды. Ближе всего к берегу ей удалось подойти 17 и 18 февраля, примерно в 300 милях восточнее первого подхода, на 15 - 16° в. д., у шельфового ледника, который впоследствии советские исследователи назвали именем Лазарева. Близко подошли к Антарктиде "Восток" и "Мирный" и 25 - 26 февраля в районе Земли Эндерби, не дойдя до берега примерно 70 миль. Здесь русские мореплаватели увидели множество птиц, которые обычно не встречаются в открытом океане. Беллинсгаузен отмечал по этому поводу, что "непременно по близости сего места должен быть берег".

Даже сейчас, на современных судах с мощными двигателями и радиолокаторами, плавание в этих широтах небезопасно. Поэтому трудно переоценить мужество и мастерство русских мореплавателей, совершавших здесь плавание на крошечных, по нашим понятиям, парусных кораблях. При малейшем улучшении погоды и ледовой обстановки они устремлялись на юг. Иногда суда забирались в такую чащу айсбергов, что в пределах видимости насчитывали до полутора тысяч "плавучих ледяных островов".

В конце февраля - начале марта ночи стали длинными и темными. Участились и усилились штормовые ветры. Началось обледенение судов. Обмерзали паруса, лед нарастал на палубе, такелаже и бортах. На поверхности океана стал появляться молодой лед. Дальше в этих широтах оставаться было нельзя, и корабли направились к берегам Австралии, в Порт-Джексон (Сидней).

Зимой русские мореплаватели совершили плавание в тропические широты Тихого океана и ремонтировали свои корабли в Порт-Джексоне.

С наступлением весны, 12 ноября 1820 года они снова устремились на юг, продолжая свое кругосветное плавание теперь уже в тихоокеанских водах Антарктики.

Идя вдоль сплоченных льдов, русские суда пересекли всю тихоокеанскую часть Антарктики и 22 января 1821 г. среди тумана увидели чернеющее пятно. Офицеры, по очереди глядя в подзорную трубу, не могли прийти к единому мнению. Вскоре вышедшее из-за облаков солнце осветило берег, покрытый снегом, с чернеющими местами осыпями и скалами. Множество пеструшек, дымчатых альбатросов и морских ласточек носились в воздухе. Лед, окружавший остров, не позволил морякам совершить высадку. Это был первый остров, открытый южнее полярного круга. Беллинсгаузен назвал его островом Петра I.

Через некоторое время в ясный солнечный день, какой редкость в этих широтах, моряки увидели высокий гористый берег, покрытый снегом. Художник Михайлов зарисовал его в альбом. Берег был назван именем русского императора Александра I (на современных советских картах это Земля Александра I).

Плавание в антарктических водах близилось к концу. Состояние шлюпа "Восток" оставляло желать лучшего, экипажу приходилось все время откачивать воду помпами, сырость пробиралась во внутренние помещения.

Завершая плавание в антарктических водах, по пути на Родину русские моряки обследовали Южные Шетландские острова, незадолго до этого открытые английским тюленепромышленником В. Смитом. Русские мореплаватели впервые произвели морскую опись, все острова были точно положены на карту. Одни из них были названы, как уже говорилось, в память о событиях Отечественной войны 1812 г., другие - в честь представителей дипломатической службы и морского флота. Так, остров Тейля был назван в честь русского посланника при португальском дворе, сообщившего Беллинсгаузену об открытии этих островов Смитом. 8 февраля были описаны острова, получившие название Три Брата, к западу от них был открыт ровный, покрытый снегом и льдом остров, названный в честь вице-адмирала П. М. Рожнова. Три самых северных острова получили имена известных русских мореплавателей: адмирала Н. С. Мордвинова, капитан-командора В. М. Ми-хайлова, вице-адмирала А. С. Шишкова. Позднее англичане дали этим островам свои названия. Поэтому все острова архипелага носят двойные названия: первое - английское, второе (в скобках) - русское.

24 июля 1821 года шлюпы "Восток" и "Мирный" вернулись в Кронштадт. Так завершилось замечательное плавание кораблей Первой русской антарктической экспедиции, продолжавшееся 751 день. Русские мореплаватели совершили выдающийся подвиг, который вызвал восхищение не только у соотечественников, но и У иностранцев. Известный немецкий географ Петерман, высоко оценивая достижения Первой русской антарктической экспедиции и роль Ф. ф. Беллинсгаузена, писал: "...Важнее всего то, что он бесстрашно пошел против вышеуказанного решения Кука, царившего во всей силе в продолжение 50 лет и успевшего прочно укорениться. За эту заслугу имя Беллинсгаузена можно прямо поставить наряду с именами Колумба, Магеллана и Джемса Росса, с именами тех людей, которые не отступали перед трудностями и воображаемыми невозможностями, которые шли своим самостоятельным путем и потому были разрушителями преград, которыми обозначаются эпохи".

Ф. Ф. Беллинсгаузен прожил долгую жизнь. Он участвовал во многих сражениях во время Турецкой компании, стал контр-адмиралом, а затем, в один день с М. П. Лазаревым, адмиралом. Последние годы жизни Беллинсгаузен был главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором, командовал Балтийским флотом. Он внимательно относился к нуждам матросов, добился увеличения мясного пайка для них, постройки новых казарм, госпиталей и т. д. После смерти Беллинсгаузена на столе в его кабинете была найдена запись: "Кронштадт надо обсадить такими деревьями, которые цвели бы прежде, чем флот пойдет в море, дабы на долю матроса досталась частица летнего древесного запаха".

М. П. Лазарев, став адмиралом, командовал Черноморским флотом. Он является единственным русским моряком, командиром корабля, который трижды совершил кругосветное плавание. Сначала на корабле "Суворов", затем на шлюпе "Мирный", после антарктической экспедиции - на фрегате "Крейсер".

Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев, называя именами участников экспедиции открытые ими острова, мысы и заливы, своими именами не назвали ни одного географического объекта. Не пришло в голову увековечить их имена на карте Южной полярной области и чиновникам морского министерства, не говоря уже о правительстве Александра I. Это сделали иностранные исследователи, высоко оценившие заслуги русских мореплавателей, открывших последний континент на нашей планете и много сделавших в деле изучения природы антарктических вод. Так, в честь Беллинсгаузена была названа гора на Земле Виктории, открытая Британской антарктической экспедицией Р. Скотта. Известный немецкий океанограф Г. Шотт в 1935 г. назвал именем Беллинсгаузена обширную котловину в южной части Тихого океана (62° ю. ш., 110° з. д.), а французский полярный исследователь Ж. Шарко - окраинное море, омывающее берега Западной Антарктиды. Кроме того, имя Беллинсгаузена носят восточный берег острова Петра I (название дано норвежской экспедицией, посетившей остров в 1929 г.), мыс на северном берегу острова Южная Георгия (название дано американским натуралистом Р. К. Мерфи в 1912 г.) и остров в архипелаге Саутерн-Туле, который назван в честь Ф. Ф. Беллинсгаузена в 1930 г. английским Комитетом Дисковери.

Советскими полярниками в честь Ф. Ф. Беллинсгаузена назван крупный шельфовый ледник на Берегу Принцессы Марты, который был обследован и точно нанесен на карту Советской антарктической экспедицией в 1961 г. С 1968 г. на острове Кинг-Джорж (Ватерлоо) работает советская научная станция Беллинсгаузен.

Юбилейная медаль, выпущенная к 150-летию открытия Антарктики
Юбилейная медаль, выпущенная к 150-летию открытия Антарктики

Именем второго руководителя Первой русской антарктической экспедиции в 1929 г. норвежцы назвали западный берег острова Петра I, а в 1960 г. англичане дали это имя заливу на северо-западном побережье Земли Александра I. Советские исследователи в честь М. П. Лазарева назвали горы на северном побережье Земли Александра I, нанесенные на карту в 1958 г., желоб, который тянется вдоль побережья Восточной Антарктиды в индоокеанских водах Антарктики, обнаруженный в том же 1958 г., окраинное море Южного океана, омывающее побережье Земли Королевы Мод (1964 г.), и обширный шельфовый ледник на Берегу Принцессы Астрид, который был обследован и нанесен на карту участниками Советской антарктической экспедиции в 1959 - 1960 гг.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Реконструкция зданий http://www.remins-group.ru/.









© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://antarctic.su/ 'Antarctic.su: Арктика и Антарктика'

Рейтинг@Mail.ru