Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска




разработка сайтов на битрикс


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ОБЩИЙ ОБЗОР (вместо введения)

Ум человеческий открыл много диковинного в 
природе и откроет еще больше, увеличивая тем 
самым свою власть над ней.

В. И. ЛЕНИН

Велика заинтересованность многих стран в изучении и освоении океанских просторов. Особенно повышенный интерес к изучению и освоению Мирового океана проявился в последнее десятилетие. Это обусловлено интенсивным развитием водного и воздушного транспорта, расширением районов рыбного и китобойного промыслов, добычей химического сырья из вод океана и полезных ископаемых с его дна. Богатство морей и океанов благодаря прогрессу науки и техники с каждым годом все больше и больше используется человеком. В настоящее время мировая добыча рыбы составляет примерно 40 млн. тонн в год, а через 25 лет будет вылавливаться около 100 млн. тонн рыбы в год.

Энергия морских приливов издавна привлекала ученых. Но только теперь человек научился ее использовать. Так, французские энергетики, приступившие ранее других к использованию энергии приливов, рассчитывают, например, что в скором времени страна будет получать 50% всей потребляемой энергии за счет приливных станций.

В последние годы в целом ряде районов земного шара, в том числе и на юго-востоке нашей страны, все сильнее ощущается недостаток в пресной воде. Решить эту проблему можно с помощью опреснения морской воды. Сейчас на земном шаре ежесуточно из соленой морской воды получают около 100 тыс. м3 пресной воды. С каждым годом ежесуточный объем дистилляции морской воды будет, безусловно, возрастать. Это позволит в значительной степени удовлетворить потребность в пресной воде: напоить ею людей, снабдить промышленные предприятия и оросить бескрайние засушливые площади.

Океан оказывает решающее влияние на формирование климата Земли. Не случайно поэтому взаимодействие океана и атмосферы является одной из важнейших проблем, которую пытаются разрешить совместными усилиями исследователи в области океанографии, физики океана и атмосферы.

Здесь перечислено несколько проблем, которые стоят перед учеными, и решить их можно, только изучив сложный комплекс процессов, происходящих в океане. Поэтому среди всех современных наук, пожалуй, нет науки более комплексной, чем океанология - наука об океане, которая охватывает физику морят химию моря, гидробиологию, геологию моря и океанографию (географию моря).

Чтобы изучить многообразие процессов, происходящих в Мировом океане, покрывающем более 2/3 площади нашей планеты, а также исследовать его дно, занимающее 360 млн. км2, необходим крупный экспедиционный океанографический флот, научно-исследовательские морские институты и обсерватории, а также широко разветвленная сеть морских гидрометеорологических станций.

До Великой Октябрьской социалистической революции в царской России не было условий, необходимых для развития науки о морях и океанах. Все русские кругосветные плавания и экспедиции, которые были совершены в конце XVIII - начале XIX веков, были экспедициями или отдельных частных лиц, или экспедициями военных моряков, которые во время походов попутно проводили научные исследования. Русские моряки и выдающиеся ученые того времени сумели заложить основы современной океанографии и метеорологии. Результаты плаваний Беринга и Чирикова, Крузенштерна, Лисянского, Головкина, Коцебу, Беллинсгаузена, Лазарева, Литке, Невельского, Макарова, Шпинд-лера, Шокальского и многих других, во время которых велись обширные метеорологические наблюдения и океанографические исследования вод морей и океанов, стали широко известными за пределами России.

В конце XVIII века Адмиралтейский, а затем Гидрографический департамент впервые регулярно стали публиковать в своих «Записках» сведения о гидрометеорологических условиях различных плаваний, результаты гидрометеорологических наблюдений в портах, а также многочисленные отдельные работы по метеорологии и особенно по океанографии. В 1843 году Гидрографический департамент издает «Наставление для делания метеорологических наблюдений в военных портах и об исправлении погрешности корабельных компасов». Это было первое печатное руководство для морских гидрометеорологических станций, число которых к тому времени достигало уже 45.

Почетный академик Ю. М. Шокальский
Почетный академик Ю. М. Шокальский

В первой половине XIX века в России начинается организация морских обсерваторий - в Николаеве, Кронштадте, Архангельске, Николаевске-на-Амуре. Создается обсерватория Гидрографического департамента в Петербурге. Сформированное в 1874 году Морское отделение при Главной физической обсерватории постепенно на всех морях России начинает создавать службу штормовых, предостережений. В 1885 году в состав Главного гидрографического управления была введена метеорологическая часть, которая с 1907 года стала называться гидрометеорологической. Ее возглавляли крупнейшие ученые - с 1885 по 1907 год И. Б. Шпиндлер и с 1907 по 1912 год Ю.М.Шокальский. Гидрометеорологическая часть осуществляла руководство сетью гидрометеорологических станций, издавала данные наблюдений, необходимые при составлении физико-географических обзоров для морских лоций.

В конце XIX века, раньше, чем в других странах, в России была начата организация морских научных биологических станций. Одновременно с биологическими исследованиями эти станции издавна вели и океанографические работы. В 1871 году по инициативе Н. Н. Миклухо-Маклая в Севастополе была организована Морская биологическая станция Академии наук, впоследствии превратившаяся в Институт биологии южных морей Академии наук УССР. Деятельность этой станции связана с именами таких крупных ученых, как А. О. Ковалевский, Н. В. Насонов, М. И. Андрусов, С. А. Зернов, В. А. Водяницкий,

В 1881 году на Соловецких островах в Белом море открылась еще одна биологическая морская станция, которая спустя несколько лет была перенесена на побережье Кольского залива, в г. Александровск, называемый ныне Полярным.

Почетный академик Н. М. Книпович
Почетный академик Н. М. Книпович

Почти до конца XIX века все океанографические экспедиции в различные моря и океаны проводились Россией, так же как и другими странами, самостоятельно. Первая серьезная попытка совместных экспедиций была предпринята в 1879 году, когда лейтенант австрийского флота Вейпрехт, открывший Землю Франца-Иосифа*, представил на обсуждение Международной метеорологической комиссии в Риме программу Международной полярной экспедиции. Комиссия одобрила план Вейпрехта и поручила подготовку этой экспедиции Международной полярной конференции, проводившей работы в 1879 году в Гамбурге, в 1880 году в Берне и в 1881 году в Петербурге. Осуществить Международную полярную экспедицию удалось только в 1882 - 1883 годах. Возглавлял Международную полярную конференцию директор Главной физической обсерватории Г. И. Вильд. Русские геофизики приняли самое деятельное участие в работе Первого международного полярного года.

* (Существование Земли было предсказано еще М. В. Ломоносовым, а позднее - П. А. Кропоткиным.)

В работах Первого международного полярного года, проходившего в 1882 - 1883 годах, приняло участие 12 стран: Россия, Франция, Англия, Германия, США, Канада, Голландия, Дания, Швеция, Норвегия, Финляндия и Австрия. Странами-участницами было организовано 13 геофизических станций в Арктике и две в Антарктике. России принадлежали две станции: одна геофизическая станция (Сагастырь) располагалась в устье реки Лены, другая - в Малых Кармакулах (о. Новая Земля).

Развитие морских промыслов, особенно на Баренцевом море, привело в 1898 году к организации Мурманской научнопромысловой экспедиции на судне «Андрей Первозванный» под руководством Н. М. Книповича. В 1899 году адмирал С. О. Макаров в малоисследованных районах Северного Ледовитого океана, возле архипелага Шпицберген, совершил плавание на ледоколе «Ермак» и произвел большие гидрологические работы.

Незадолго перед первой мировой войной по инициативе А. А. Каминского и И. Б. Шпиндлера Отдел торговых портов Министерства торговли и промышленности создал собственную гидрометеорологическую службу, которая в 1911 -1913 годах организовала центральные станции в городах Махачкале, Феодосии и Архангельске. Но, несмотря на усилия отдельных организаций и ученых, создать широкую сеть морских гидрометеорологических станций и метеорологических центров к началу первой мировой войны не удалось - число станций на всех морях едва достигло 90.

Декрет
Декрет

В этот период в России, находившейся в полосе затяжного экономического и политического кризиса, не было условий, необходимых для развития морской гидрометеорологии как науки. Первая мировая война сразу же убедительно показала реальную потребность в специальном гидрометеорологическом обеспечении не только боевых действий флота и отдельных видов оружия, но и при проведении многих боевых операций. Существовашие зачаточные морские гидрометеорологические и метеорологические службы оказались неподготовленными к войне. Поэтому уже в 1915 году было создано Главное военно-метеорологическое управление, которое заново организовало на морях аэрологические наблюдения и наладило настоящую службу погоды.

В 1916 году Главная физическая обсерватория, Главное гидрографическое управление и Отдел торговых портов совместными усилиями организовали Центр службы погоды во Владивостоке.

Война и последовавшая за ней интервенция прервали и нарушили работу морских станций, поэтому молодой Советской республике пришлось почти заново начинать освоение и изучение морей, омывающих ее берега.

Новая эра в изучении морей и океанов открылась после победы Великой Октябрьской социалистической революции, когда океанографические исследования в нашей стране получили поистине государственный размах. Океанография, как и все другие науки, на новой социальной основе нашла почву для быстрого развития и роста.

Сразу же после победы Великого Октября, в первые же месяцы существования рабоче-крестьянской власти, идея освоения морей и океанов встретила горячую поддержку у Коммунистической партии и Советского правительства.

В апреле 1918 года В. И. Ленин составил «Набросок плана научно-технических работ», в котором наметил главные пути развития экономики молодой Советской республики на основе систематического изучения и затем освоения ее природных богатств. Особое внимание В. И. Ленин обратил на вопросы развития народного хозяйства, в частности морского транспорта на Севере.

2 июля 1918 года В. И. Ленин подписал постановление о создании Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, положившей начало планомерным исследованиям арктического сектора нашей страны в советское время. Несмотря на огромные экономические трудности, в распоряжение экспедиции было выделено 22 судна. Необходимость создания экспедиции определялась не только транспортной ролью Северного морского пути, но и природными богатствами этих морей, а также их политическим и оборонным значением. Но из-за начавшейся гражданской войны первая советская морская экспедиция не смогла развернуть работу.

10 марта 1921 года В. И. Ленин подписал декрет Совнаркома о создании в стране первого Плавучего морского научного института (Плавморнина). В Ленинском декрете, направленном, на организацию всестороннего и планомерного исследования северный морей, островов, побережий, отразилась прежде всего исключительная забота Коммунистической партии и Советского, правительства о развитии морской гидрометеорологии, использовании природных морских ресурсов на строго научных началах. В декрете содержались принципы научных исследований, которые впоследствии стали обязательными для всех советских научно-исследовательских работ. Кроме того, в декрете отмечалась необходимость неразрывной связи научных исследований в Арктике с практическими мероприятиями по освоению Севера и с практическими задачами первого в Советском Союзе морского научного учреждения.

Таким образом, Ленинский декрет от 10 марта 1921 года, опубликованный 16 марта 1921 года, явился историческим в развитии советской гидрометеорологии и океанографии, так как он положил начало всесторонним и планомерным гидрометеорологическим и океанографическим исследованиям в первую очередь северных морей и Северного Ледовитого океана в целом, а затем уже всех морей, омывающих нашу страну, и отдельных районов Мирового океана.

21 июня 1921 года В. И. Ленин подписал декрет «Об организации метеорологической службы РСФСР», который имел огромное значение как для развития метеорологической сети в целом, так и для развития морских гидрометеорологических станций.

Сразу же после опубликования Ленинских декретов о создании Плавморнина и об организации метеорологической службы РСФСР к гидрометеорологическим и гидробиологическим исследованиям на морях приступили многие учреждения и ведомства страны, которые еще до гражданской войны занимались морской гидрометеорологией и гидробиологией. Почти одновременно с Плавморнином создается Институт рыбного хозяйства. Плавморнин и Институт рыбного хозяйства впоследствии были объединены во Всесоюзный институт рыбного хозяйства и океанографии.

В 1922 году в Государственном гидрологическом институте (ГГИ), организованном в 1919 году в системе Академии наук СССР для централизации изучения водных ресурсов страны, возник Морской отдел, который совместно с Гидрографическим управлением и созданной в 1920 году Северной научно-промысловой экспедицией сразу же приступил к широким комплексным исследованиям северных и дальневосточных морей.

Плавморнин и Морской отдел ГГИ явились прекрасной школой, воспитавшей целую плеяду крупных советских ученых-океанографов, гидробиологов, гидрофизиков, гидрохимиков и геологов моря. Благодаря научно-исследовательским работам Плавморнина и Морского отдела Гидрологического института были заложены основы советской океанографии. Советские ученые, создавшие многие фундаментальные труды по океанографии, гидробиологии, гидрохимии, геологии моря, такие, как, например, И. И. Месяцев, Н. Н. Зубов, К. М. Дерюгин, Л. А. Зенкевич, С. В. Бруевич, В. В. Шулейкин, В. А. Яшнов, М. В. Кленова и многие другие, неоднократно участвовали в экспедиционных работах Плавморнина и Морского отдела Гидрологического института.

Академик В. В. Шулейкин
Академик В. В. Шулейкин

Член-корреспондент АН СССР Л. А. Зенкевич
Член-корреспондент АН СССР Л. А. Зенкевич

Профессор Н. Н. Зубов
Профессор Н. Н. Зубов

Профессор К. М. Дерюгин
Профессор К. М. Дерюгин

Профессор В. Ю. Визе
Профессор В. Ю. Визе

Неотложные задачи освоения промысловых богатств морей требовали значительного расширения океанографических и гидробиологических исследований. В 1923 году отдельный отряд Северной гидрографической экспедиции под руководством Н. Н. Матусевича производит гидрографические наблюдения в проливе Маточкин Шар. На побережье восточной части пролива создается постоянная метеорологическая станция. Интересно отметить, что первая постоянная метеорологическая станция в Арктике была основана на Новой Земле, в Малых Кармакулах, в 1896 году экспедицией Российской Академии наук.

В 1924 году отдельный отряд был преобразован в Северную Гидрографическую экспедицию. А первая советская постоянная метеорологическая станция, организованная Матусевичем, была превращена в постоянную полярную геофизическую обсерваторию, в программу работ которой вошли метеорологические, актинометрические, гидрологические, геомагнитные и другие наблюдения. В 1931 году на берегу мыса Желания создается еще одна метеорологическая станция, имеющая большое значение для обслуживания Карских экспедиций. В 1932 году вступает в строй метеорологическая станция в Русской Гавани, на северозападном побережье Новой Земли. В последующие годы на Новой Земле было оборудовано еще несколько станций, большая часть из которых существует и в настоящее время.

В 1923 году на Белом море начал проводить исследования отряд гидрометеорологического отдела Гидрографического управления на ледокольном пароходе «А. Сибиряков». В этом же году развернулись океанографические работы на Балтийском море, к изучению Черного моря приступила Севастопольская морская обсерватория совместно с Биологической станцией Академии наук СССР.

Ледокольный пароход «А. Сибиряков»
Ледокольный пароход «А. Сибиряков»

С 1924 года океанографические работы носят систематический характер. На Баренцевом, Белом, Балтийском, Черном, Каспийском и Японском морях регулярно выполняются исследования на стандартных (вековых) гидрологических разрезах.

На Черном море с 1923 по 1927 год под руководством Ю. М. Шокальского выполняется по широкой программе Черноморская океанографическая экспедиция. С 1928 года эти исследования продолжает Севастопольская морская обсерватория под руководством В. А. Снежинского. В экспедиции для производства работ по геологии моря впервые применяется грунтовая трубка, позволяющая добывать колонки грунта до 5 м длиной. Это был своеобразный мировой рекорд. По грунтовым колонкам ученые - геологи моря впервые восстановили геологическую историю Черного моря. В 1928 году на Черном море впервые в СССР были произведены шаропилотные наблюдения с корабля.

Обширные океанографические работы развернулись и на дальневосточных морях. В 1924 году Гидрографическая экспедиция Восточного океана под руководством Б. В. Давыдова выполняет первые работы на о. Врангеля и в Чукотском море. С 1925 по 1929 год проводится океанографическая съемка Японского моря. С 1924 по 1939 год большие гидрографические и океанографические работы на дальневосточных морях осуществляются под руководством Л. А. Демина на сторожевом корабле «Красный вымпел». В 1931 году Гидрографическая экспедиция Восточного океана производит первые гидрологические разрезы через Берингов пролив.

Карские грузовые операции, организованные в 1920 году, значительно расширили гидрометеорологические работы. Они стали носить характер исследовательских экспедиций. В Карских экспедициях впервые была применена самолетная разведка льдов и создана походная Служба погоды и льдов.

Северная научно-промысловая экспедиция, начавшая в 1920 году работы по изучению и освоению побережий морей Советской Арктики, в 1925 году была преобразована в Институт по изучению Севера, а в 1930 году - во Всесоюзный арктический институт. В 1932 году по решению правительства было организовано Главное управление Северного морского пути при СНК СССР. Всесоюзный арктический институт, перейдя в ведение этого управления, еще активнее развернул планомерное освоение арктических морей.

В 1923 - 1926 годах на Азовском и отчасти на Черном морях научно-промысловые работы выполняла экспедиция, руководимая Н. М. Книповичем. Эти исследования способствовали созданию Азово-Черноморского института рыбного хозяйства и океанографии.

В 1925 году во Владивостоке К. М. Дерюгиным была основана научно-промысловая станция, которая впоследствии была реорганизована в Тихоокеанский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии.

Таким образом, к концу 20-х годов морская гидрометеорологическая служба СССР, основой которой было Гидрографическое управление Военно-Морского Флота, учреждения и ведомства, занимающиеся исследованиями морей - океанографией, морским рыбным хозяйством и морскими промыслами, - приобрели общегосударственный характер и сложились в некоторые системы. Была перестроена морская гидрометеорологическая сеть и. расширилась программа гидрометеорологических исследований на морях.

Учрежденное 30 июня 1922 года Центральное гидрометеорологическое бюро проводило работы по изучению гидрометеорологического режима прибрежной зоны морей и придавало целенаправленность работе широкой сети морских гидрометеорологических станций. Рассредоточение сети гидрометеорологических станций как морских, так и расположенных внутри страны, хотя и способствовало быстрому развитию гидрометеорологических исследований, но в то же время затрудняло решение многих задач, связанных с все возрастающим развитием народного хозяйства и обороноспособности страны, так как станции принадлежали различным учреждениям и ведомствам - Гидрографическому управлению ВМФ, рыбной промышленности и Главному управлению Северного морского пути. Нужна была единая стабильная организация, единый руководящий орган, который мог бы способствовать быстрому развитию гидрометеорологии и смог бы нацелить ее на решение важных в данных условиях задач. И вскоре такая организация была создана.

7 августа 1929 года ЦИК СССР постановил создать единую гидрометеорологическую службу СССР. Руководящим органом ее стал Гидрометеорологический комитет при СНК СССР. В этом же 1929 году 28 августа Положением о Гидрометеорологическом комитете была утверждена руководящая роль комитета в организации всех гидрометеорологических исследований в нашей стране.

Единая гидрометеорологическая служба СССР объединила не только всю сеть метеорологических и морских гидрометеорологических станций, но она также объединила все крупные научные учреждения, работающие в области метеорологии и гидрологии. Позднее, 26 февраля 1930 года, СНК СССР опубликовал специальное постановление, по которому Главная геофизическая обсерватория и Государственный гидрологический институт были переданы Единой гидрометеорологической службе. В состав Гидрометслужбы вошли также Бюро погоды и Государственный океанографический институт, который в 1929 году был преобразован в Плавморнин.

Сохраняя общую внутреннюю структуру, Единая гидрометеорологическая служба в последующие годы прошла еще некоторые преобразования. В 1932 году в связи с организацией Главного управления Северного морского пути от Единой гидро-метслужбы отделилась сеть полярных станций. Изучением арктических морей стало заниматься вновь организованное Главное управление Северного морского пути. На объем исследований в Арктике значительное влияние оказал Второй международный полярный год, проходивший в 1932-1933 годах. В этот период на территории СССР, в районах Арктики - на Земле Франца-Иосифа, Новой Земле, па островах - Белый, Котельный и других - были созданы новые полярные станции, а также выполнены по единой программе обширные для того времени исследовательские работы в арктических морях, особенно наблюдения над ледовым покровом.

В период Второго международного полярного года, так же как и в период Первого международного полярного года, подробно изучалась геофизика арктических районов. Академия наук СССР руководила всеми работами, выполнявшимися учеными страны по принятой программе. Председателем Национального комитета был академик А. П. Карпинский. В период проведения Второго международного полярного года по размаху и качеству морских исследований Советский Союз занял первое место.

Как известно, в 1932 - 1933 годах капиталистические страны были охвачены тяжелым кризисом. Особенно пострадали США, которые даже не прислали своего представителя в Ленинград, где в это время при участии таких видных иностранных исследователей, как Г. Свердруп, Ш. Морэн, Дж. Симпсон, обсуждались мероприятия по изучению морей и океанов. Чтобы найти предлог для уклонения от участия в дорогостоящих морских научных экспедициях, в капиталистических странах некоторые исследователи пытались привести для этого «теоретическое обоснование». Например, немецкий метеоролог Э. Хергезель заявил, что на Западе еще не выяснено, влияет ли океан заметным образом на климат материков.

После окончания Второго международного полярного года в нашей стране продолжалось формирование общегосударственной Гидрометеорологической службы, определяющей дальнейшее развитие морской гидрометеорологии, темпы изучения и освоения морей. 10 марта 1933 года центральным органом Гидрометслужбы стало Центральное управление Единой гидромет-службы СССР при Наркомземе СССР. Государственный океанографический институт, входящий до этого времени в состав Единой гидрометслужбы, вышел из нее и слился со Всесоюзным научно-исследовательским институтом морского рыбного хозяйства, который теперь стал называться Всесоюзным научно-исследовательским институтом морского рыбного хозяйства и океанографии. С 1933 года морскими исследованиями полностью стал заниматься Морской отдел ГГИ.

В связи с подчинением Гидрометслужбы СССР Наркомзему СССР в ее деятельности проявился специфический ведомственный характер, что тормозило дальнейшее развитие гидрометеорологических исследований. Поэтому 14 ноября 1936 года ЦИК и СНК СССР подписали Постановление об организации Главного управления гидрометеорологической службы Союза ССР при Совете Народных Комиссаров СССР.

Постановление от 14 ноября 1936 года способствовало всестороннему улучшению организации Гидрометслужбы, а следовательно, и улучшению организации обеспечения гидрометеорологическими данными народного хозяйства и обороны страны. Развитие гидрометеорологических исследований получило определенную целенаправленность. Для изучения режима морей в системе Гидрометслужбы были созданы новые научные отделы и учреждения. Значительно расширилась программа морских гидрометеорологических исследований Морского отдела ГГИ.

В 1943 году Морской отдел ГГИ был вновь реорганизован в Государственный океанографический институт (ГОИН). Сразу же после окончания Великой Отечественной войны в Ленинграде создается филиал ГОИНа, который вскоре соединяется с Балтийской научно-исследовательской морской обсерваторией и становится Ленинградским отделением ГОИНа.

Для изучения морей Дальнего Востока и Тихого океана в 1950 году во Владивостоке создается научно-методическое учреждение - Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт.

Таким образом, декреты В. И. Ленина от 10 марта и 21 марта 1921 года определили на целые десятилетия вперед успешное развитие отечественной гидрометеорологической науки, ее тесную связь с неуклонно растущими практическими запросами народного хозяйства нашей страны - разработкой и добычей природных ресурсов, строительством портов, освоением богатств морей и океанов, развитием торгового мореплавания.

В настоящее время широкими стационарными и экспедиционными исследованиями охвачены все моря, омывающие нашу Родину. Исследования повторяются от сезона к сезону и от года к году. В стране вырос флот научно-исследовательских судов. Оснащенные новейшими приборами и оборудованием, советские суда ведут регулярные комплексные исследования в Атлантическом, Тихом, Индийском океанах, в Арктике и Антарктике.

Кроме Советского Союза, интенсивное изучение вод Мирового океана в течение нескольких последних десятилетий проводят многие другие страны. И все же, несмотря на это, океанография до сих пор считается молодой наукой. Развитие океанографии по сравнению с развитием других смежных наук - географией, геологией, геофизикой и биологией - значительно отстало. Только последнее десятилетие принесло ясное представление о том, что многие важнейшие проблемы не могут быть решены без глубокого познания тех явлений, которые скрыты под поверхностью океана.

Потребность в использовании сырьевых ресурсов открытых и удаленных от берега частей океана колоссально возросла и поставила перед наукой и промышленностью совершенно новые задачи. Воздушные пространства над океанами стали трассой самолетов и космических ракет. Бурное развитие авиации как средства сообщения, радио и телевидения как средства связи предъявляет новые серьезные требования к изучению физических условий, оказывающих влияние на климат, прохождение радиоволн и т. д.

Недостаточное знание физических процессов не позволяет улучшить работу службы прогнозов. Чтобы изучить эти процессы, необходимо в одно и то же время исследовать большой комплекс геофизических явлений, протекающих в разных частях земного шара, Идея осуществления единовременных геофизических исследований по широкой программе принадлежит Международному совету научных союзов, являющемуся одним из органов ЮНЕСКО.

Для обеспечения централизации руководства и координации действий стран - участниц геофизических исследований в период Международного года (МГГ) был образован Специальный комитет, в который вошли представители ряда Международных союзов и ассоциаций (Международного геодезического и географического союза Всемирной метеорологической ассоциации и др.).

В 1953 году Специальный комитет, впервые собравшийся в полном составе в Брюсселе, определил основные принципы проведения исследований в период Международного геофизического года и заслушал сообщения ряда Национальных комитетов. Для окончательного утверждения принципов, определяющих программу работ МГГ, Специальный комитет в 1954 году собрался в Риме.

В СССР для подготовки и проведения МГГ был создан Междуведомственный комитет при Президиуме АН СССР.

В 1955 году в Брюсселе заседала Третья ассамблея Специального комитета по проведению МГГ. В ассамблее приняли участие 35 стран. Советская делегация состояла из 16 научных работников. Целью заседания Третьей ассамблеи Специального комитета было окончательное согласование программ наблюдений и размещения геофизических станций.

Международный геофизический год - огромное научное мероприятие XX века - начался в июле 1957 года. Он впервые в истории исследования физических процессов, происходящих на Земле, позволил ученым всего мира одновременно провести всесторонние исследования этих процессов.

Экспедиционное судно «Михаил Ломоносов»
Экспедиционное судно «Михаил Ломоносов»

Экспедиционное океанографическое судно «Седов»
Экспедиционное океанографическое судно «Седов»

Сотрудничество ученых 17 стран, приступивших к работе по единому плану и программе Международного геофизического года (МГГ), вначале было рассчитано на полтора года-с 1 июля 1957 года по 31 декабря 1958 года. Однако в дальнейшем по решению исследователей всех стран совместная работа была продолжена еще на один год, получивший название «Год международного геофизического сотрудничества» (МГС). За длительный период исследований Мирового океана, проводившихся по программе МГГ и МГС более чем 70 судами различных стран, были получены ценнейшие многочисленные материалы о морях и океанах, в частности по физике моря, истории Земли, о явлениях, воздействующих на погоду и климат, о жизни в Мировом океане. Результаты научно-исследовательских работ, проведенных экспедиционными судами различных стран, направлены в Международные центры - в Москву и Нью-Йорк.

Для обеспечения координации работы экспедиционных судов отдельных министерств и ведомств в СССР были организованы междуведомственные океанографические экспедиции, возглавляемые В. В. Фроловым (Арктическая), В. Г. Кортом (Морская антарктическая), В. В. Шулейкиным (Атлантическая), Г.П.Зайцевым (Норвежско-Гренландская), Ю. В. Преображенским (Балтийская), А. И. Баталиным (Дальневосточных морей) и А. Д. Добровольским (Тихоокеанская).

Экспедиционное океанографическое судно «Экватор»
Экспедиционное океанографическое судно «Экватор»

В Советском Союзе океанографическими исследованиями в период МГГ и МГС было занято много судов различного водоизмещения и снаряжено свыше 30 океанографических экспедиций. Экспедиционные суда прошли около 300 тыс. миль и выполнили более 2500 станций. Это почти вдвое больше того, что сделано океанографами США, работы которых по объему стоят на втором месте после СССР. По программе МГГ и МГС были проведены исследования по циркуляции вод Мирового океана, изменчивости теплового и химического состояния вод. Получены интересные материалы наблюдений за уровнем и волнением Мирового океана, данные о рельефе дна и его структуры. Изучением Атлантического океана в период МГГ и МГС занимались экспедиции на судах «Михаил Ломоносов», «Седов» и «Экватор».

Экспедиционное судно «Витязь» по программе МГГ и МГС выполнило четыре рейса в северную, центральную и западную части Тихого океана. Во время рейсов советские ученые ознакомили иностранных ученых, принимавших участие в экспедициях, с достижениями советской океанологии.

В индийском и тихоокеанском секторах Антарктики большие работы провело советское судно д/э «Обь».

Проводя исследования по программе МГГ и МГС, советские суда побывали в 22 иностранных портах и на островах, причем на островах Кергелен и Пасхи, в портах Рабаул и Морсби-впервые. Были установлены контакты с учеными США, Канады, ФРГ, Японии, Новой Зеландии, Австралии и других стран.

По программе исследований МГГ и МГС в Советском Союзе были заняты 503 станции и обсерватории. Кроме того, было открыто 56 радиоветровых и 42 аэропилотные станции. Примерно на 70 метеорологических станциях велись наблюдения за перемещением радиозондов с помощью радиотеодолитов, действующих по принципу радиолокационных установок, на 34 станциях производились инструментальные наблюдения за полярным сиянием, на 6 станциях - инструментальные наблюдения за метеорами.

Экспедиционное судно «Витязь»
Экспедиционное судно «Витязь»

На берегах нашей страны в 10 пунктах работали станции по наблюдению за колебанием уровня Мирового океана. В результате получены записи колебания уровня за весь период МГГ и МГС.

В труднодоступной части Восточной Якутии, в зоне вечной мерзлоты, для изучения жизни ледников впервые открылась специальная станция Сунтар-Хаята. Следует отметить, что подобные станции в нашей стране уже много лет работают на Памире, Эльбрусе и в других районах.

В Арктике и Антарктике в период МГГ и МГС советские ученые, кроме комплексных исследований, провели работы по изучению сейсмичности - частоты возникновения землетрясений в этих районах. Были произведены специальные наблюдения за ураганами и тайфунами в Атлантическом и Тихом океанах. С помощью искусственных спутников Земли и ракет как в период МГГ и МГС, так и в настоящее время изучаются высокие слои атмосферы.

Большой интерес представляют работы по изучению явлений магнитного поля в океанах, которые ведутся на единственной в мире советской немагнитной шхуне «Заря», построенной из немагнитной стали, бронзы и дерева. Это судно за период МГГ прошло 50 тыс. миль в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах.

Дизель-электроход «Обь»
Дизель-электроход «Обь»

Таким образом, подводя итоги научно-исследовательским работам, осуществленным советскими океанографическими судами в период международного сотрудничества, можно сказать, что Советский Союз с честью выполнил свои обязательства по программе этого сотрудничества.

Проведение МГГ и МГС показало важность и необходимость подобного рода комплексных международных исследований, существенно расширив за относительно короткий срок знания об океанах.

В последние годы в развитии советской океанологии наблюдается новый подъем. В настоящее время в Советском Союзе целым рядом ведомств объединены многочисленные морские, научно-исследовательские институты, имеющие большой флот первоклассно оборудованных океанографических судов, которые повседневно, из года в год, увеличивают масштабы планомерных гидрометеорологических работ на морях и океанах.

По задачам и целям исследования Мирового океана и профилю экспедиционных работ морские научно-исследовательские институты Советского Союза можно разделить на три группы.

К первой группе относятся учреждения, проводящие комплексные исследования и изучающие физические, химические, биологические и геологические явления, происходящие в морях и океанах. Одним из ведущих научных институтов океанических исследований в нашей стране является Институт океанологии АН СССР. Он организован на базе небольшой Лаборатории океанологии, которая в январе 1941 года была создана в системе Академии наук СССР по инициативе академика П. П. Ширшова и профессора В. Г. Богорова

Немагнитная шхуна «Заря»
Немагнитная шхуна «Заря»

После окончания Великой Отечественной войны в соответствии с Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 24 декабря 1945 года Академия наук СССР в январе 1946 года реорганизовала Лабораторию океанологии АН СССР в Институт океанологии АН СССР (ИОАН). Президиум Академии наук СССР определил основные задачи Института океанологии - разработка теоретических проблем океанологии, проведение исследований океанов и морей на базе представления о единстве происходящих в морях и океанах физических, химических, биологических и геологических процессов и проведение специальных исследований по проблеме колебаний уровня Каспийского моря.

Институт океанологии располагает двумя крупными экспериментальными научно-исследовательскими станциями, расположенными на Черном море, в районе Геленджика, и на Каспийском море, на о. Артема (Артем-Остров). Кроме того, институт имеет два филиала -во Владивостоке и в Калининграде.

До 1966 года Институту океанологии принадлежало четыре экспедиционных судна: первоклассное, вступившее в строй еще в 1948 году, судно «Витязь» (приписанное к порту Владивосток) и -три небольших экспедиционных судна - «Академик Вавилов», «Академик Ширшов» и «Академик Обручев» (базирующиеся на Черном море, в Голубой бухте, расположенной недалеко от Геленджика). На последних трех судах океанографические работы в основном выполняет Черноморская экспериментальная научно-исследовательская станция. В марте 1966 года ИОАН получил еще одно научно-исследовательское судно. Этот крупнейший корабль назван именем выдающегося советского физика академика И. В. Курчатова.

Экспедиционное судно «Академик С. Вавилов»
Экспедиционное судно «Академик С. Вавилов»

Во вторую группу морских учреждений входят такие учреждения, организации и институты, которые специализируются в каком-либо одном направлении исследований. К этой группе учреждений следует отнести в первую очередь Морской гидрофизический институт Академии наук Украинской ССР, расположенный в Севастополе с экспериментальной базой в Кацивели.

Еще за 12 лет до создания Океанологической лаборатории АН СССР академиком В. В. Шулейкиным была основана первая в мире гидрофизическая морская станция на берегу Черного моря, в поселке Кацивели. С 1929 года Черноморская гидрофизическая станция стала проводить круглогодичные исследования по термике моря, динамике волн и течениям. По инициативе академика Шулейкина проводились специализированные морские экспедиции, которые выполнялись совместно с другими исследовательскими морскими учреждениями. В этих экспедициях, а также на основе стационарных исследований были заложены основы теории взаимодействия океанов, морей и материков. В частности, были произведены расчеты тепловых потоков, поступающих с Атлантического океана и Черного моря на территорию нашей страны в зимнее время. Методика и аппаратура, созданные на Черноморской гидрофизической станции, широко использовались в советских экспедициях, на морских обсерваториях нашей страны и за ее пределами.

Научно-исследовательское судно «Академик Курчатов»
Научно-исследовательское судно «Академик Курчатов»

В 1948 году по распоряжению Совета Министров СССР Черноморская гидрофизическая станция и неразрывно связанная с ней Морская гидрофизическая лаборатория АН СССР, находившаяся в пригороде Москвы, были преобразованы в Морской гидрофизический институт АН СССР с основной экспериментальной базой на Черном море, в Кацивели, и административно-лабораторным центром под Москвой.

Начиная с 1957 года Морской гидрофизический институт проводит работы в Атлантическом океане на большом экспедиционном судне «Михаил Ломоносов». Круглогодичная исследовательская работа ведется на малом экспедиционном судне «Юлий Шокальский». До Великой Отечественной войны такие работы проводились на экспедиционном судне, также называвшемся «Юлий Шокальский». Это судно погибло во время войны, выполняя задания Военно-Морского Флота по обороне Севастополя.

В 1965 году Морской гидрофизический институт АН СССР был переведен в Севастополь и вместе с отделением в Кацивели передан в систему Академии наук Украинской ССР.

Научно-исследовательское судно «Профессор Визе»
Научно-исследовательское судно «Профессор Визе»

Жизнь выдвинула необходимость специализированных работ и в других областях морской науки: широко развернулись исследования по биологии моря в Зоологическом институте АН СССР, находящемся в Ленинграде. Этот институт имеет биологическую станцию, расположенную в Кандалакшском заливе, в губе Чупа. Беломорская биологическая станция Зоологического института АН СССР на двух небольших судах «Месяцев» и «Диана» проводит систематические исследования животного мира в Белом море.

Большой вклад в изучение животного мира северных морей вносит Мурманский биологический институт Кольского филиала Академии наук СССР.

В 1965 году сотрудники Института биологии южных морей совместно с кубинскими гидробиологами на экспедиционном судне «Академик А. Ковалевский» провели весьма интересные биологические исследования в Мексиканском заливе и Карибском море.

Третью группу морских учреждений составляет большая сеть специализированных институтов, выполняющих задачи, стоящие перед определенными ведомствами. В эту группу входит Всесоюзный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО).

До 1957 года этот институт подчинялся Министерству рыбной промышленности СССР. В состав ВНИРО входили: центральный институт, располагавшийся в Москве, и 16 филиалов, размещавшихся на периферии: ПИНРО - в Мурманске, ТИНРО-во Владивостоке, АтлантНИРО - в Калининграде и другие бассейновые институты на различных морях. В 1957 году ВНИРО был передан в ведение Госплана СССР. Он стал ведущим институтом морской рыбной промышленности. Институт решает задачи развития рыбной промышленности и проводит комплексные исследования в области морского рыбного хозяйства. Ученые занимаются биологией рыб, морских млекопитающих и промысловых беспозвоночных, определяют запасы их в морях СССР и прилегающих районах Атлантического и Тихого океанов, изучают условия их обитания.

В последние годы десятки научно-исследовательских судов ВНИРО, его бассейновых институтов и филиалов бороздят самые отдаленные районы Мирового океана. Благодаря их исследованиям открыты новые районы активного рыболовства. Советские корабли морской биологической науки первыми провели траления на глубинах до 1000 м и получили обнадеживающие результаты - на этих глубинах часто находятся большие скопления промысловых рыб.

В третью группу морских учреждений страны, кроме перечисленных институтов, входит еще несколько институтов, имеющих большую сеть научно-исследовательских обсерваторий и широкоразветвленную сеть устьевых и морских станций, обеспечивающих данными Гидрометслужбу. Все эти крупные учреждения подчиняются Главному управлению гидрометеорологической службы при Совете Министров СССР (ГУГМС). Такими учреждениями являются Государственный океанографический институт (ГОИН), Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ) и Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт (ДВНИГМИ).

Государственный океанографический институт является одним из ведущих морских институтов Главного управления Гидрометслужбы СССР. Институт занимается изучением общих закономерностей физических процессов, протекающих в океанах, морях и в устьях рек, разработкой и усовершенствованием методов расчета и прогноза гидрологических элементов для обеспечения морского флота, рыбной промышленности, морского гидротехнического строительства и судостроения справочными, расчетными и прогностическими данными и материалами по гидрологическому режиму Мирового океана. Кроме того, ГОИН осуществляет научно-методическое руководство сетью морских гидрометеорологических станций и научно-исследовательских морских обсерваторий.

Ленинградское отделение Государственного океанографического института (ЛО ГОИН) совместно с Северо-Западным управлением гидрометеорологической службы уже много лет на небольшом экспедиционном судне «Океанограф» систематически проводит исследовательские работы в северной части Атлантического океана. В конце 1966 года Ленинградское отделение ГОИНа получило крупное исследовательское судно «Профессор Визе», однотипное с судном «Академик Курчатов», принадлежащим Институту океанологии АН СССР.

Экспедиционное судно «Океанограф»
Экспедиционное судно «Океанограф»

Научно-исследовательское судно «Ю. М. Шокальский»
Научно-исследовательское судно «Ю. М. Шокальский»

Изучением полярных областей земного шара в нашей стране занимается один из 'ведущих научно-исследовательских институтов - Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, в прошлом Всесоюзный арктический институт.

В систему Главсевморпути, кроме Всесоюзного арктического института, входили Карские экспедиции, Управление безопасности кораблевождения в устье сибирских рек (Убекосибирь), а также широкая сеть полярных гидрометеорологических станций, расположенных на Новой Земле, на побережье Карского моря, в устьях Оби и Енисея, принадлежавших ранее Гидрографическому управлению.

Уже к 1938 году Всесоюзный арктический институт в секторе Советской Арктики развернул большие исследовательские работы и стал называться Арктическим научно-исследовательским институтом (АНИИ). В 1956 году АНИИ приступил к научно-исследовательским работам в Южной полярной области - в Антарктиде и омывающих ее водах - и был переименован в Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ). В 1964 году ААНИИ был передан из системы Главсевморпути ММФ Главному управлению Гидрометслужбы при Совете Министров СССР.

Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт имеет несколько крупных полярных морских обсерваторий и широкоразветвленную сеть полярных морских гидрометеорологических станций, проводящих систематическое изучение режима арктических морей и устьевых участков больших северных рек, впадающих в эти моря.

Во Владивостоке находится еще один научно-исследовательский институт, который так же, как ГОИН и ААНИИ, относится к морским учреждениям третьей группы. Это - Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт.

Благодаря созданию крупного научно-исследовательского гидрометеорологического института на Дальнем Востоке изучение дальневосточных морей приняло широкие масштабы. До 1960 года ДВНИГМИ совместно с Приморским управлением Гидрометслужбы проводил океанографические работы в основном на небольших судах типа «Дальневосточник», «Гидролог» и др. Кроме Приморского УГМС, совместно с ДВНИГМИ в исследовательских океанографических работах участвовали многие местные морские управления Гидрометслужбы и научно-исследовательские морские обсерватории, расположенные на Сахалине и Камчатке.

В 1960 году Приморское управление Гидрометслужбы получило два крупных научно-исследовательских судна - «Ю. М. Шокальский» и «А. М. Воейков». Это позволило ДВНИГМИ приступить к проведению планомерных океанографических работ уже в открытых районах Тихого океана.

Исследованиями морей и океанов в нашей стране также занимаются морские научные учреждения, входящие в состав Гидрографической службы Военно-Морского Флота.

Большую работу с целью получения новых методов морских прогнозов проводит Гидрометеорологический центр СССР, в котором имеется отдел морских гидрометеорологических прогнозов, занимающийся не только составлением краткосрочных и долгосрочных прогнозов по основным и наиболее важным элементам режима моря, но и улучшением существующих методов, разработкой новых, более совершенных и точных методов морских гидрологических прогнозов.

Широкий размах стационарных и экспедиционных гидрометеорологических исследований, проводимых Советским Союзом, естественно, повлек за собой развитие методов наблюдений и приборов. В связи с этим в системе Гидрометслужбы был создан Научно-исследовательский институт гидрометеорологического приборостроения, а в центральных научно-исследовательских морских институтах оборудованы специальные экспериментальные лаборатории приборостроения.

Система многочисленных учреждений и разнообразных ведомств, занимающихся в Советском Союзе различными проблемами изучения морей и океанов, требует при проведении исследовательских работ на огромных водных территориях четкого планирования и единого руководства. Еще до Великой Отечественной войны при Академии наук СССР была создана специальная Океанографическая комиссия под председательством академика П. П. Ширшова, которая осуществляла планирование и руководство всеми исследовательскими работами на морях.

В 1951 году, когда советские океанографические исследования распространились далеко за пределы морей, омывающих нашу страну, и приняли широкий размах, для планирования и руководства ими при Президиуме Академии наук СССР была организована Постоянная междуведомственная океанографическая комиссия во главе с чл.-корр. АН СССР Л. А. Зенкевичем. В комиссии имеется бюро из представителей различных ведомств, заинтересованных в проведении исследований па морях и океанах, а также пленум и 14 секций, в состав которых входит около 300 крупнейших специалистов в области океанологии.

Советские океанографические суда, выполняя по широкой программе планируемые Океанографической комиссией исследования морей и открытых районов Мирового океана, собрали огромный материал гидрометеорологических, геофизических, гидробиологических и других наблюдений. Накопление такого огромного материала определило широкое применение методов их механизированной обработки с помощью электронной вычислительной техники.

Результаты экспедиционных и стационарных океанографических исследований систематически публикуются в трудах и монографиях таких крупных морских научно-исследовательских институтов и учреждений, как Государственный океанографический институт, Институт океанологии АН СССР, Морской гидрофизический институт АН УССР, Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, Гидрографическая служба ВМФ, Океанографическая комиссия АН СССР, Всесоюзный институт рыбного хозяйства и океанографии и др. Кроме того, важнейшие проблемы, связанные в той или иной мере с изучением морей и океанов, периодически публикуются в научных журналах: «Доклады АН СССР», «Известия АН СССР» (серия геофизическая, физики атмосферы и океана, географическая), «Геомагнетизм и астрономия», «Океанология», «Метеорология и гидрология», «Гидротехническое строительство».

Уже в первые годы существования молодой Советской республики Морской отдел ГГИ, выполнив большие экспедиционные исследования советских морей и многочисленные стандартные наблюдения на их побережье, составил «Кадастр морей СССР», а затем издал целую серию трудов «Исследования морей СССР», насчитывающую 25 выпусков.

Первые плавания в океанах после победы Великого Октября проводились различными исследователями на попутных судах торгового флота и Гидрографического управления ВМФ СССР.

Так, в 1927 году В. В. Шулейкин провел серию работ по исследованию испарения и теплообмена в океане, радиации прямых солнечных лучей, по измерению элементов океанских волн и изучению поведения корабля на волне. Эти работы выполнялись во время перехода транспорта «Трансбалт» водоизмещением 21 500 тонн из Черного моря во Владивосток. В последующие годы на том же транспорте и на том же пути продолжили исследования В. С. Самойленко, К. Р. Олевинский, Г. Е. Ратманов и С. Н. Верпов. Совершая переходы на ледоколе «Красин» Ленинград - Панамский канал - Владивосток и на пароходе «Свирьстрой» Владивосток - Одесса в 1934 - 1935 годах, Вл. А. Березкин выполнил обширные актинометрические исследования.

Известно, что период планомерных исследований открытых районов Мирового океана, произведенных Советским Союзом, по сравнению с периодом изучения морей, омывающих побережья нашей страны, значительно короче. Только в 1947 году Государственный океанографический институт приступил к регулярным исследованиям в Антарктике. Одновременно начались работы в Северной Атлантике. Спустя несколько лет советские океанографические экспедиции охватили почти все районы Мирового океана.

Таким образом, период изучения Мирового океана насчитывает всего два десятилетия. За это время собран огромный материал о природе Мирового океана. На его основе составлены многочисленные монографии, где рассматриваются проблемы, вскрывающие закономерности физических процессов, происходящих в океане. Разработка таких проблем в ряде случаев позволяет подойти к практическому расчету и прогнозу отдельных гидрометеорологических характеристик в целом.

Данные многочисленных советских океанографических исследований легли в основу создания морских атласов.

Идея создания Морского атласа принадлежит советскому ученому Ю. М. Шокальскому, предложившему составить и издать такой Атлас, в котором можно было бы подвести итоги всех исследований по важнейшим разделам физической географии, океанологии, морской метеорологии.

Идея Шокальского воплотилась в жизнь в 1950 году, когда вышел первый том Морского атласа с отдельным приложением - Указателем географических названий. Немного позднее, в 1953 году, был создан второй том Морского атласа - физико-географический. В основу второго тома был положен один из важнейших принципов советской географической науки - изучение в неразрывном диалектическом единстве явлений, происходящих на суше, в море, атмосфере и биосфере, как взаимосвязанных общим процессом развития географической среды. Третий том Морского атласа - военно-исторический.

В работе над Атласом принимали участие выдающиеся советские ученые крупнейших научно-исследовательских институтов Академии паук СССР, Главного управления Гидромет-службы, Министерства морского флота, военных и военно-морских академий, Гидрографической службы ВМФ, а также и других ведомств и учреждений. Редакционную коллегию по созданию Морского атласа возглавили адмирал флота Советского Союза И. С. Исаков, адмирал флота С. Г. Горшков и инженер-контр-адмирал Л. А. Демин, который был главным редактором Атласа. Этот капитальный труд получил высокую оценку и признание не только в Советском Союзе, но и за рубежом.

Президент американского конгресса геодезии и картографии Р. Э. Харрисои отметил, что «западный мир был изумлен общим высоким качеством двух русских изданий - Атласа мира и Морского атласа. Эти атласы оставили позади самые лучшие атласы нашего столетия, и мы не имеем ничего, что могло бы приблизительно сравниться с ними по качеству».

Большой интерес представляет уникальная карта рельефа дна Тихого океана, выполненная геологами, геоморфологами и картографами Института океанологии АН СССР под руководством доктора географических наук Г. Б. Удинцева.

Для составления карты рельефа дна Тихого океана был обработан и использован материал океанографических экспедиций советских и иностранных судов, полученный не только за последние десятилетия, но и за прошлое столетие. Кроме того, было использовано свыше 800 морских навигационных карт, учтено более 20 млн. отметок глубин океана. Уникальная карта рельефа дна Тихого океана издана Главным управлением геодезии и картографии Министерства геологии СССР и Междуведомственным геофизическим комитетом Академии наук СССР.

В ближайшее время в нашей стране будет опубликована монография «Тихий океан» в 7 томах. Она также создается большим коллективом научных работников Института океанологии АН СССР. В этом капитальном труде будут собраны современные сведения о гидрологии, геологии, химии, физике и биологии Тихого океана, накопленные во время экспедиций, как советских, так и иностранных.

Советские ученые-океанографы во многих исследованиях продвинулись значительно дальше ученых других стран. В области изучения Мирового океана советские исследователи стоят за широкий международный научный обмен, безусловно, способствующий развитию науки об океане. В настоящее время установлены тесные научные контакты между советским Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом, английским Полярным институтом в Кембридже, Арктическим институтом в Сорбонне и многими другими морскими научными зарубежными организациями.

Доказательством укрепляющегося международного сотрудничества ученых СССР, США, Англии, Франции, Австралии и многих других стран является решение специальной комиссии Международного геологического конгресса создать первую международную геологическую карту мира, которая позволит увидеть всю сложность геологического строения Земли. Огромная ценность этой карты будет заключаться в том, что, кроме геологического строения суши, на ней впервые отразится строение дна Тихого, Атлантического и Индийского океанов. Карта будет иметь большое практическое значение, так как поможет решить некоторые крупные геологические проблемы.

Например, с ее помощью станет возможным проверить гипотезу советского ученого С. С. Смирнова о том, что Тихоокеанский рудный пояс, окаймляющий впадину Тихого океана гигантским кольцом, чрезвычайно богат месторождениями олова, вольфрама, золота, серебра, свинца, цинка, сурьмы, ртути и меди.

Таким образом, на первой международной геологической карте мира будут отражены общие закономерности размещения рудных месторождений не только на суше, но и на дне океанов. Бесспорно, карта поможет решить многие важные вопросы в изучении строения и мощности земной коры на материках и находящейся под многокилометровой толщей океанских вод. Предполагается, что карта в какой-то степени ответит на спорный вопрос движутся материки или нет.

По решению Международного геологического конгресса карта создается в нашей стране, в Москве, потому что в Московском государственном университете находится самая большая в мире коллекция иностранных геологических карт, насчитывающая несколько тысяч листов. В Москву для составления карты со всех концов земного шара непрерывно поступают различные материалы. Черновой вариант карты намечено подготовить к очередному Международному конгрессу геологов.

Необычные океанографические работы на далеких просторах Мирового океана проводит советское исследовательское судно «Заря». Это специальное, единственное в мире немагнитное судно. Принадлежит оно Институту земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн АН СССР.

«Заря» представляет собой однопалубную шхуну с гафельным парусным вооружением. Водоизмещение ее 580 тонн, длина 52,25 м, ширина 8,95 м, скорость хода около 8 узлов. Экипаж судна, включая 9 человек научного персонала, состоит из 34 человек.

Несмотря на малые размеры и небольшой коллектив научных работников, судно в течение уже многих лет проводит ценные исследования на далеких просторах Мирового океана. После нескольких пробных рейсов и опытных работ в северной части Атлантического океана «Заря» в 1957-1958 годах выполнила обширный комплекс магнитных наблюдений в Атлантическом и Индийском океанах по программе Международного геофизического года. В последующие годы судно уже неоднократно проводило магнитные наблюдения в Атлантическом, Тихом и Индийском океанах.

В результате плаваний советского немагнитного судна собран огромный материал, который позволяет судить о степени аномальности магнитного поля в океанах, о характере этих аномалий и об основных закономерностях их распределения, составить магнитные карты, навигационные пособия, имеющие разнообразное важное практическое значение. Таким образом, в результате исследований на немагнитном судне «Заря», которое за период многочисленных рейсов прошло в Мировом океане уже более 200 тыс. миль, значительно пополнились знания о гигантском магните, каким является наша планета Земля. Руководили экспедициями на «Заре» - М. М. Иванов, В. И. Почтарев, Б. М. Матвеев, А. Н. Пушков и др.

Подводная научно-исследовательская лаборатория «Северянка»
Подводная научно-исследовательская лаборатория «Северянка»

Бурное развитие науки и техники, наблюдающееся за последние десятилетия в Советском Союзе, дало возможность выйти за пределы обычных океанографических исследований. Примером этого могут служить плавания первой советской подводной научно-исследовательской лаборатории «Северянка», которая до 1957 года была подводной боевой лодкой - военным кораблем, вооруженным современным оружием. В 1957 году по решению Советского правительства она была передана Всесоюзному научно-исследовательскому институту океанографии и рыбного хозяйства. Впервые в мире советская подводная лодка встала в один ряд с научно-исследовательскими кораблями. Исполнилась давняя мечта ученых о возможности изучать жизнь подводного мира непосредственно в водной толще. Применение подводной лодки - новое направление, новая ступень развития отечественной науки. Уникальная субмарина совершила более 10 экспедиций в Северную Атлантику и Баренцево море, прошла около 25 тыс. миль, находясь в океане почти целый год.

Опыт использования «Северянки» показал, что при помощи специальных подводных лодок возможно решение ряда научных проблем рыбного хозяйства и океанографии. Многие из них не могут быть полностью решены с помощью лишь надводных исследовательских кораблей, даже оборудованных новейшими средствами подводных наблюдений. Поэтому в последние годы все больший и больший размах как в нашей стране, так и за рубежом получают подводные исследования.

В настоящее время в морские недра посылаются фотоустановки с автоматическим управлением, используется подводное телевидение, различные подводные аппараты, подводная лодка и даже подводные дома. Изобретение специальных дыхательных аппаратов позволило человеку непосредственно проникнуть в морские глубины. С каждым годом глубина его погружения увеличивается все больше и больше. Еще в 50-х годах советские водолазы, применяя созданную в нашей стране гелио-кислородную смесь в гибких автономных скафандрах, достигли рекордных глубин погружения в море - 300 м.

Интенсивное развитие советские подводные исследования получили начиная с 1956 года, когда на смену громоздкому и сложному водолазному снаряжению пришел сравнительно легкий акваланг - прибор, автоматически подающий воздух под давлением, соответствующим давлению воды на тело на глубине. Применение легкого дыхательного аппарата позволяет решать многие важные научные и практические проблемы, связанные с изучением природы водной среды и подводного мира.

В ряде научных институтов и учреждений, занимающихся исследованием водных объектов - рек, озер, водохранилищ, морей и океанов, много ученых - энтузиастов подводного дела. Особенно широко развернулась исследовательская деятельность по изучению в прибрежной зоне биологических процессов и жизненных циклов массовых видов промысловых рыб, беспозвоночных и многих других организмов и их кормовой базы.

Кроме исследования пищевых и кормовых ресурсов водоемов, советские ученые, используя подводную аппаратуру, также занимаются изучением вопросов динамики и морфологии берегов морей и океанов, непосредственно связанных с навигацией, портостроением, берегоукреплением, заносимостью портовых акваторий и морских каналов, проектированием береговых сооружений. Эти проблемы, в частности, разрешает Лаборатория берегов Института океанологии АН СССР, возглавляемая известным ученым, профессором В. П. Зенкевичем, научно-исследовательская деятельность которого началась еще в 1932 году в экспедиции на первенце советского океанографического флота «Персее» в Баренцевом море.

В. П. Зенкович первый в истории исследования моря много лет назад начал изучать морское дно не только с поверхности моря при помощи аппаратуры, но и находясь под водой с аквалангом. Особенный интерес представляют подводные работы, выполненные Зенковичем недавно в советско-кубинской морской экспедиции по изучению Карибского моря.

Известно, что в водолазных аппаратах - гибких и жестких скафандрах, как и с аквалангом, нельзя погружаться на большие глубины из-за огромного давления воды. Лишь в исключительных случаях удается опуститься до 300 м. Проникнуть на большую глубину можно только в специальных аппаратах - батисферах, гидростатах, батискафах, подводных лодках и подводных домах.

Первый советский подводный аппарат -гидростат был построен в 1923 году организацией ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения). Гидростат успешно использовался для подводных работ на глубинах до 150 м. В 1944 - 1945 годах советские инженеры под руководством А. Каплановского создали еще один гидростат, выдерживающий давление воды на глубине 400 м. Советские ученые много раз опускались на этом гидростате в глубины Баренцева моря и проводили разведку рыб и морских животных.

В 1953 году в СССР был сконструирован гидростат «ГКС-6» - аппарат, подобный гидростату, созданному еще в 1944 - 1945 годах. Новый аппарат предназначался для изучения подводного мира уже на глубинах до 600 - 700 м. В настоящее время в нашей стране построено несколько гидростатов, которые теперь получили название батистатов. Опускаясь на батистатах «Север-1» и «Север-2» в воды Баренцева моря и Северной Атлантики, ученые ПИНРО в последние годы получили возможность изучать жизнь морских животных на глубинах до 600 м.

Профессор В. П. Зенкович
Профессор В. П. Зенкович

В 1963 году ученые и инженеры АтлантНИРО создали подводный аппарат «Атлант-1», внешне похожий на планер, способный опускаться на глубину более 100 м. Подводный корабль - батиплан - отличный помощник рыбаков. Уникальная подводная лаборатория буксируется кораблем на километровом тросе-кабеле. Кроме того, сам пилот-наблюдатель может маневрировать в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Вес подводного аппарата «Атлант-1» 1,8 тонны, длина 4,5 м, размах крыльев 4,3 м. В течение нескольких лет в этом аппарате советские ученые успешно ведут подводные исследования в различных районах Мирового океана. Советский подводный аппарат «Атлант-1», точнее сказать, модель его, уменьшенную наполовину на комбинате декоративно-прикладного искусства и скульптуры, видели посетители выставки «Экспо-67». Он был одним из 6 тыс. экспонатов Всемирной выставки в Монреале.

В ближайшее время в нашей стране за батистатами и батипланами в морские глубины уйдут новые подводные аппараты - «ТИНРО-I», «ТИНРО-П» и «Бентос-300». Спроектированы они группой специалистов Института «Гипрорыбфлот» по заказу Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии (ТИНРО).

Подводный аппарат «ТИНРО-I» представляет собой небольшую подводную лодку длиной 11 м, шириной 2,7 м, водоизмещением около 40 тонн. Лодка в подводном положении сможет развивать скорость до 6 узлов. В ней разместятся пять ученых-наблюдателей. Подводная лодка «ТИНРО-П» будет меньше. Аппарат «Бентос-300» - это целая подводная лаборатория. В наблюдательном отсеке расположатся телевизионные камеры, фото- и киноаппаратура. В течение двух недель 10 ученых смогут вести исследования в морских глубинах. Шлюзовая камера, установленная на «Бентосе-300», позволит гидронавтам выходить в воду.

Важные исследования в нашей стране, связанные с разработкой новых методов наблюдений под водой, проводит Лаборатория подводных исследований Ленинградского гидрометеорологического института (ЛПИ ЛГМИ). Эта лаборатория уже несколько лет занимается непосредственно изучением гидрофизических процессов, происходящих в водной толще, исследует изменение освещенности с глубиной, определяет турбулентную диффузию на различных глубинах. Совершая спуски под воду с аквалангами, сотрудники лаборатории наблюдают за поведением океанографических приборов на глубине. Используя материалы этих наблюдений, они решают многочисленные вопросы в области гидродинамики.

В лаборатории создана целая серия экспериментальных установок для производства фотосъемок в малопрозрачной воде, а также фото- и киноаппаратура для подводных съемок. За период с 1958 по 1966 год ЛПИ ЛГМИ под руководством А. В. Майера совершила девять экспедиций в Черное, Каспийское и Баренцево моря. В 1966 году лаборатория получила научно-исследовательское судно «Нерей», предназначенное для проведения подводных работ. На нем установлена поточная декомпрессионная камера «ПДК-2» и различная специальная аппаратура.

Научно-исследовательское судно «Нерей»
Научно-исследовательское судно «Нерей»

Подводный дом «Садко-2»
Подводный дом «Садко-2»

Летом 1966 года, находясь в экспедиции на Черном море на судне «Нерей», сотрудники ЛПИ совместно с коллективом Акустического института АН СССР спроектировали и построили подводный дом «Садко» диаметром 3 м, водоизмещением 13,5 тонны. При помощи блоковой системы дом был спущен и прикреплен к монолиту весом в 5 тонн, находящемуся на дне моря на глубине 25 м. В подводную лабораторию электроэнергия и воздух поступали как с судна «Нерей», так и с берега. Телефонная связь позволяла следить за состоянием акванавтов в периоды работы и отдыха и получать от них научную информацию. Пища акванавтам доставлялась в специальных контейнерах.

В 1967 году в летне-осенний период эксперимент погружения дома-лаборатории был продолжен в том же районе Черноморского побережья. Сотрудники ЛПИ ЛГМИ и Акустического института АН СССР создали более совершенный подводный дом, получивший название «Садко-2». Этот дом, в отличие от первого, состоит из двух сфер, соединенных трапом. Войдя в дом через «жидкую дверь» - шахту-люк, расположенную в нижней сфере, акванавты по трапу поднимаются в верхнюю сферу. Она представляет собой не только научную лабораторию со всеми необходимыми приборами и оборудованием, с пультом управления осветительной аппаратурой, установкой для конденционирования влаги, электропечью, при помощи которой поддерживается нормальная температура воздуха, но и является одновременно комнатной, где для акванавтов созданы условия для работы и отдыха. Нижняя сфера «Садко-2» используется как подсобное помещение. Здесь размещены умывальник, душ, вешалка для одежды и т. п.

Первое погружение нового дома «Садко-2» было на 11 м, затем на 25-метровую глубину. Два первых обитателя подводного дома за 10 суток пребывания в нем выполнили обширную программу научно-исследовательских работ, выходя из дома и погружаясь в аквалангах до глубины 50 м. Акванавты занимались изучением «слоя скачка», производили измерения скорости и направления течения. Успешное использование подводного дома-лаборатории «Садко-2» положило начало новому этапу в развитии работ ЛПИ ЛГМИ.

Таким образом, приступив к изучению моря на глубине советские ученые вышли за пределы обычных океанографических исследований на поверхности.

В последние годы расширилась научная кооперация океанографов мира, развернулся широкий фронт международных исследований Мирового океана. Возникли и приступили к обширной деятельности многие международные организации. Так, например, при ЮНЕСКО создана Межправительственная океанографическая комиссия, при Международном совете научных союзов организован Научный комитет океанических исследований.

Международные организации в области исследования проблем Мирового океана на много лет вперед наметили целый ряд крупных международных экспедиций в отдельные, наиболее важные районы Мирового океана. Некоторые из них уже выполнены. Например, Международная индоокеанская экспедиция провела работы в 1961 - 1964 годах. Состоялась экспедиция по изучению Гвинейского залива. Экспедиция по исследованию мощных и постоянных течений - Гольфстрим и Куросио продолжает работать и в настоящее время. Во многих из перечисленных экспедиций океанографические исследовательские корабли Советского Союза принимали активное участие. В крупнейшей Международной экспедиции по изучению вод Тихого океана, в частности течения Куросио, советские исследовательские корабли занимают ведущее место.

Каждые 5 лет ученые, изучающие Тихий океан, собираются па Тихоокеанский научный конгресс. В августе 1966 года в Японии, в Токио, состоялся очередной XI Тихоокеанский научный конгресс. В нем приняли участие 2166 делегатов из 82 стран и 3740 японских ученых - всего 5906 человек. Делегация СССР насчитывала 170 ученых. Многие из них прибыли в Японию на конгресс в составе морских экспедиций на судах «Михаил Ломоносов», «Геннадий Невельской» и «Орлик». Участники конгресса заслушали 2200 докладов, тезисы которых составили 12 томов.

На XI Тихоокеанском конгрессе ученые Советского Союза сделали 85 докладов, осветивших достижения советской науки в изучении вод Тихого океана. В первую очередь это относится к исследованиям в области океанографии, геофизики, гидробиологии, морской геологии. На этом конгрессе секция «Океанография» объединила 440 ученых из многих стран.

Ученые отметили огромный прогресс в развитии морских исследований за последние годы. У многих стран - Японии, СССР, Канады, США значительно возрос интерес к познанию природы вод Тихого океана. В некоторых из этих стран созданы новые институты океанических исследований, океанографические факультеты при университетах, специализированные морские лаборатории, построены и создаются новые экспедиционные суда и подводные аппараты.

XI Тихоокеанский научный конгресс наметил огромные по масштабам исследования вод открытых частей Тихого океана. Конгресс имел большое значение для укрепления мирных отношений между народами и содействовал развитию дружеских связей между учеными стран, выходящих к Тихому океану.

Насколько важно и необходимо международное сотрудничество в области океанографии, показали Первый и Второй международные океанографические конгрессы. Первый конгресс состоялся в сентябре 1959 года в Нью-Йорке, второй - в мае-июне 1966 года в Москве. Второй международный океанографический конгресс был организован Академией наук СССР по соглашению между ЮНЕСКО и Правительством СССР при поддержке Научного комитета по океанографическим исследованиям, Организации по вопросам продовольствия и сельского хозяйства, созданной при Организации Объединенных Наций, Всемирной метеорологической организации и Международного агентства по атомной энергии.

Конгресс проходил в Москве с 30 мая по 9 июня 1966 года. Подготовку к конгрессу провел Программный комитет, который был организован в Париже на третьей сессии Межправительственной океанографической комиссии.

В Москву на Второй международный океанографический конгресс почти из 60 стран прибыло 1800 ученых. На конгрессе в Москве советские ученые по количественному составу и по числу докладов заняли первое место. Они представили 185 докладов.

Ученые США представили 162 доклада. Конгресс проходил в актовом зале и в аудиториях центрального здания Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Президентом конгресса был видный советский ученый, академик А. П. Виноградов. Открывая конгресс, он сказал: «В Москве собрались ученые мира, объединенные одними идеями и знаниями, ученые, занимающиеся исследованиями и работами, в той или иной степени принадлежащими к океанографии, осуществляющей контакт всех наук. И если бы даже не было этого контакта, то все равно усилия и знания океанографов мира должны быть объединены хотя бы только потому, - подчеркнул президент конгресса, - что моря и океаны всегда объединяли людей».

предыдущая главасодержаниеследующая глава


натуральные парики фото цена

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"