Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сегодня

На Севере открыты и разрабатываются месторождения нефти и газа, каменного угля, руд железа и цветных металлов. Особенно это относится к советскому Северу, значение которого для народного хозяйства страны неуклонно растет. Здесь выросли большие города с широкими проспектами и многоэтажными зданиями, как, например, Норильск, и их электрическое зарево виднеется в тундре за десятки километров; на сотни и тысячи километров протянулись от них шоссейные и железные дороги, трубы нефте- и газопроводов. В последние десятилетия на Севере усиленно развиваются не только новые, современные отрасли промышленности, энергетика, транспорт, но и традиционные отрасли хозяйства - оленеводство, охотничий промысел, рыболовство.

В эти же десятилетия стало особенно очевидным, что северная природа очень хрупка, что "нормальная" для более южных районов нагрузка, такие же формы и размах человеческой деятельности вызывают в ней глубокие, а часто нежелательные и необратимые изменения. При этом особенно страдает органический мир - животные и растительность. Не случайно поэтому усилилась тревога за судьбу белых медведей и розовых чаек, стерхов, водоплавающих и хищных птиц-обитателей высоких широт, тревога за судьбу оленьих пастбищ, за судьбу лесов на северном пределе их произрастания.

Как эхо докатываются до Крайнего Севера последствия человеческой деятельности в других краях, и прежде всего потому, что там проводит зиму большинство зверей, а тем более птиц-"северян". В мире повсеместно растет число охотников, и это, конечно, ощущают на себе тундровые утки и гуси во время своих миграций и зимовок. А такие пернатые, как кулики, вообще считаются дичью лишь за пределами их родины. Даже значительная часть песцовых шкурок, несмотря на то что песцы размножаются только в тундрах, добываются в лесотундре и лесной полосе.

Еще сильнее "северяне" ощущают косвенное воздействие человеческой деятельности. Изменение ландшафтов на местах зимовок арктических птиц - распашка земель, осушение болот или, наоборот, обводнение земель, неумеренное применение здесь химических средств борьбы с вредителями сельского и лесного хозяйства - нередко ведет к резкому уменьшению численности или даже к полному исчезновению пернатых. Так случилось, например, с эскимосскими кроншнепами. Эти кулики из канадских тундр - со своей родины - улетали зимовать в Южную Америку. По пути, особенно в Соединенных Штатах, их нещадно истребляли охотники. Жирные, отъевшиеся на тундровых ягодах, они пользовались среди гурманов славой "сдобных птичек". К тому же с каждым годом сокращались и площади целинных степей в Аргентине - их зимних местообитаний. Еще в середине прошлого столетия эту дичь привозили на американские рынки фургонами. В конце прошлого века они стали редкостью, а в 1932 году на Лабрадоре была убита последняя одиноко летевшая птица. (Много лет спустя опять видели одиночных эскимосских кроншнепов, но это уже не меняет сути дела.) Очень может быть, что по сходным причинам сто-сто пятьдесят лет назад в материковых тундрах Сибири исчезли громадные колонии белых гусей, проводивших зиму в прериях Дальнего Запада Северной Америки.

Ядохимикаты, особенно ДДТ, так же как и продукты их распада, подчас наносят большой урон дикой фауне. В высоких широтах они не применяются, но их заносят сюда речные воды, морские и воздушные течения. Яды накапливаются в организме арктических (и антарктических) животных, в наибольших количествах - у видов, занимающих последние, высшие ступени "пищевой пирамиды". В Арктике от них особенно страдают питающиеся рыбой тюлени и белые медведи. Накопив в организме определенное количество ядов, и те и другие перестают размножаться или даже погибают.

Ядохимикаты и продукты их распада "северяне" накапливают и в местах своих зимовок и миграций. Так случилось с хищными птицами, в том числе с тундровыми соколами-сапсанами. Вначале, еще в 40-х годах, зоологи стали отмечать падение их плодовитости; пернатые стали откладывать меньше яиц, выращивать меньше птенцов. Следующий симптом был еще более тревожным. Птицы перестали доводить до конца насиживание яиц, поскольку скорлупа их стала ненормально тонкой и не выдерживала давления лап наседки. Численность сапсанов продолжала сокращаться до середины 70-х годов (в тундрах Северной Америки и в Гренландии к этому времени оказывались занятыми лишь около трети известных гнезд этих птиц). В последующие годы в связи с запретом или ограничением использования в большинстве стран мира ДДТ и сходных с ним препаратов положение с хищными птицами в тундре, как и повсеместно, улучшилось.

Одно из последствий хозяйственной (по существу, конечно, бесхозяйственной) деятельности человека-гибель птиц от нефти, мазута и других загрязнений морских вод. Авария лишь одного танкера "Герд Мерск" в 1955 году, в устье Эльбы, привела к гибели примерно пятисот тысяч птиц, преимущественно тундровых уток. В 1957 году вблизи шведского острова Готланд, в Балтийском море, погибло, попав в нефтяное пятно (а сколько таких пятен плавает сейчас на поверхности морских вод!), более тридцати тысяч зимующих морянок. Неудивительно, что в последующие годы заметно уменьшилось число этих уток на их родине, в шведской Лапландии. Еще больше птиц гибнет в море не при авариях танкеров, а при "хроническом" загрязнении морских вод. Лишь в Северном море и в Северной Атлантике такая гибель пернатых ежегодно исчисляется сотнями тысяч.

Намного сильнее человек наносит урон животному и растительному миру непосредственно на Крайнем Севере. И не только потому, что здесь тоже растет число охотников (это обстоятельство, конечно, также следует принимать во внимание). Ведь невольный ущерб наносят местным животным люди, даже полные самых добрых чувств к "братьям меньшим", но незнакомые с их нравами. Здесь особенно сильно проявляются вредные последствия так называемого "фактора беспокойства": достаточно вспугнуть наседку, и гнездо пропало - в тундре оно всегда на виду у хищников! Часто находятся любители сфотографировать вблизи лежбище моржей, вообще подробнее рассмотреть этих гигантов, а то и потрогать их. Между тем не требуется больших усилий, чтобы вызвать панику на моржовом лежбище, а она нередко заканчивается тем, что животные давят друг друга, и на месте залежки остаются десятки их трупов. Панику на моржовом лежбище может вызвать также низко пролетевший самолет или гудок проходящего парохода.

Уже говорилось о том, какую "медвежью услугу" оказывают белым медведям (а также и себе) некоторые сердобольные полярники и моряки, когда те, подкармливая зверей, "развращают" их, способствуют появлению среди них вначале назойливых попрошаек, а затем нахальных, опасных для человека "громил".

Человек двинул в Арктику могучую технику и использует ее, подчас не учитывая особенностей местной природы. Ведь даже проехавший летом трактор или вездеход оставляет в тундре десятилетиями не заживающий шрам. Гусеницы сдирают с грунта моховую дернину, в колеях быстро протаивает мерзлота, в них зарождаются и отсюда растут овраги. С этого начинается эрозия почв. Подсчитано, что один вездеход или трактор, пройдя всего три километра, уничтожает гектар тундровой растительности - оленьих пастбищ. При одноразовом развороте вездехода в кустарниковой или мохово-лишайниковой тундре Таймыра растительность уничтожается на 95%. Такой же урон ей наносит вездеход при шестиразовом проезде по одному месту, а кроме того, он оставляет за собой колею полуметровой глубины (воздействие на тундру транспортных средств повышается с увеличением скорости их движения, в сырую погоду и на сырых заболоченных участках). Это всего один трактор или вездеход. А если их много?

Гораздо больший урон, чем в средних широтах или на юге, наносят здешней природе, животному и растительному миру загрязнения промышленными и бытовыми отходами. При низких температурах, продолжительном залегании снега и ледоставе их распад оказывается здесь очень медленным, а вредное воздействие на растительность и животных - продолжительным. Если, например, в средней полосе загрязненная бытовыми стоками река очищается на участке в двести - триста метров, то на Крайнем Севере для ее самоочищения недостаточно и полутора километров. Также наносят большой урон северной природе загрязнения нефтью и нефтепродуктами, ядовитыми веществами, входящими в состав буровых растворов.

Выбросы в атмосферу сернистого газа и окислов азота заводами, газовыми и нефтяными скважинами здесь, при повышенной влажности воздуха, оборачиваются выпадением "кислотных дождей" - растворов серной и азотной кислоты, наносят большой урон лишайникам, а тем самым вообще растительному покрову.

Даже если в том нет большой нужды, человек нередко сводит или изреживает северные леса. А ведь здесь, на пределе произрастания древесной растительности, эти леса не только украшают пейзаж, дают приют пернатым и четвероногим обитателям, но и смягчают климат. Срубить дерево - значит открыть доступ ветру и пурге.

На Севере, как и повсеместно, пожары чаще возникают по вине человека - от непогашенного костра, брошенного окурка, искры из неисправного двигателя - и охватывают подчас громадные площади. Не меньший урон, чем лесу, они наносят тундре. Больше того, в отличие от леса сожженные здесь ягельники часто уже не восстанавливаются, а на их месте образуются скудные пятнистые тундры.

С развитием промышленности и транспорта на Севере возникают и неожиданные проблемы. Так, газо- и нефтепроводы оказываются препятствием на пути мигрирующих оленьих стад. При их сооружении необходимо устраивать специальные проходы для животных, более тщательно изучать пути миграций оленей. Или совсем "свежий" факт. С каждым годом все более продолжительной становится навигация в арктических морях, ледокольные корабли все легче преодолевают льды и все чаще оставляют в них полосы открытой воды. Эти каналы в свою очередь привлекают морских зверей, особенно нерп; поскольку же каналы быстро закрываются, то они становятся ловушками для животных. Как предотвратить заходы сюда и гибель зверей, пока неясно.

Большую группу животных красноречиво называют "ископаемыми завтрашнего дня". Это они признаны исчезающими или редкими, это их судьбы вызывают особое беспокойство, это они внесены в международную Красную книгу, в Красные книги СССР и РСФСР. В первое издание Красной книги СССР (1978 г.) было включено 126 видов и подвидов млекопитающих и птиц, четырнадцать из которых составляют "северяне"-животные, обитающие исключительно или преимущественно на Крайнем Севере. Второе издание Красной книги СССР (1984 г.) включает уже 174 таких вида и подвида, в том числе восемнадцать видов "северян". Учитывая, что фауна Крайнего Севера вообще бедна видами, "северян" попало в Красные книги уже немало. Они, а тем более животные, признанные исчезающими (как, например, стерх или гренландский кит), конечно, требуют к себе особого внимания, а изменения их численности могут служить хорошим показателем общего состояния здешнего органического мира, показателем того, насколько правильно, разумно хозяйничает на Севере пришедший сюда человек.

Ресурсы животного мира Крайнего Севера СССР используются с каждым годом все шире, и охота, надо полагать, еще долгие годы будет занимать большое место в хозяйственном освоении обширных северных территорий. Промысловое направление остается ведущим в экономике местных совхозов и колхозов. Все большую роль начинает играть здесь спортивная охота, поскольку охотники составляют немалую часть жителей городов и поселков, приезжают сюда и из других мест как туристы. Растет спрос на северную пушнину, гагачий пух, рыбу и дичь, на многое другое, что дает северная природа.

Большие по площади, но скудные пастбища северного Таймыра непригодны для разведения домашних оленей: отсюда далеко и трудно перегонять стада на зимний выпас, здесь нет топлива, необходимого пастухам. Однако дикие олени в этих условиях могут прокормиться, здесь обитает, причем большую часть года, крупнейшее в мире их стадо, и промысел "дикарей" (как, в будущем, и акклиматизированных здесь овцебыков) представляет единственный путь вовлечения в хозяйственный оборот растительности таймырских тундр. Мало того что мясо и шкуры диких оленей обходятся гораздо дешевле, у них по сравнению с домашними сородичами, как мы видели, есть и другие важные преимущества.

Из-за бедности видового состава фауны и флоры охотничий промысел превращается здесь в своего рода "ниточку". Потянув за нее, можно получить доступ сразу к значительной части природных ресурсов, вовлекать в хозяйственное использование одни ресурсы при помощи других. Примеров такого рода достаточно. Разумный промысел моржей позволяет вовлечь в хозяйственный оборот запасы донных моллюсков арктических морей, а, добывая в прошлом гренландских китов, человек имел возможность особенно полно утилизировать планктон этих морей. Животный мир Крайнего Севера имеет, следовательно, большую практическую ценность, и не только прямую, но и косвенную. При выпадении из него каких-то видов (а ими в первую очередь могут оказаться исчезающие и редкие животные) он резко обедняется, и местные природные комплексы в таком случае становятся еще более неустойчивыми и уязвимыми.

В СССР многое делается для охраны природы, разумного, рационального использования ее богатств, в том числе растительного и животного мира. Совершенствуется природоохранное законодательство страны, приняты специальные законы и важные правительственные решения, предусматривающие порядок использования и охраны природных ресурсов. Как часть большой и важной государственной задачи рассматривает охрану природы, научно обоснованное, рациональное использование ее богатств Конституция СССР.

На сохранение фауны, в том числе Крайнего Севера, направлен специальный закон "Об охране и использовании животного мира СССР", принятый в 1980 году. Закон рассматривает животный мир как один из основных компонентов природной среды, важную составную часть природных богатств государства, как источник получения промышленного и лекарственного сырья, пищевых продуктов и других материальных ценностей. Согласно этому закону, животный мир СССР используется также в научных, культурно-просветительных и эстетических целях, а меры по его охране и научно обоснованному, рациональному использованию осуществляются в соответствии с государственными планами экономического и социального развития страны при активном участии государственных, общественных организаций, а также граждан. Советское законодательство, отмечает закон, призвано способствовать эффективной охране и рациональному использованию животного мира, воспитанию советских людей в духе хозяйского и гуманного отношения к животному миру.

Выше уже неоднократно упоминались Красные книги. Это списки и описания видов и подвидов животных и растений, которым по тем или иным причинам угрожает исчезновение. Здесь же даются рекомендации по осуществлению охраны каждого животного или растения. Свое название Красные книги получили не случайно: красный цвет-сигнал и символ опасности. Первая из них была составлена Международным союзом охраны природы и природных ресурсов (Советский Союз представлен в нем рядом организаций), охватывала весь земной шар и вышла в свет в 1963 году; затем она неоднократно переиздавалась. Необходимым дополнением к ней стали национальные Красные книги, содержащие более обширные списки и более подробные сведения об особо охраняемых животных и растениях отдельных государств.

Красные книги не имеют силы закона, и включение в них тех или иных животных и растений еще не означает начала охраны их самих или их местообитаний. Однако это основа для издания законодательных актов, это научно обоснованная программа практических действий по спасению редких видов и подвидов, это, наконец, одно из средств воспитания людей, пропаганды разумного, бережного их отношения не только к редким представителям фауны и флоры, но и вообще к природе.

Существенная роль в охране и рациональном использовании животных принадлежит, конечно, и правилам охоты, действующим в областях, краях и автономных республиках СССР. Правила определяют допустимые сроки, нормы и способы охоты, перечисляют виды животных, добыча которых в области запрещена (естественно, что в первую очередь это виды и подвиды, включенные в Красные книги, а также особо ценные животные или традиционно охраняемые птицы, как, например, журавли, лебеди, гаги). Правилами охоты повсеместно запрещаются истребительные способы добывания животных, в частности при помощи моторного транспорта или ядов, запрещаются разорение гнезд птиц и нор зверей (в том числе песцов), а также промысел линных птиц.

На сохранение "краснокнижных" видов и подвидов животных и растений направлены специальные конвенции и соглашения. В 1973-1976 годах восемьдесят стран мира, в том числе СССР, подписали Конвенцию о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (выше она уже упоминалась). Этот документ определяет списки таких животных и правила международной торговли ими. Виды, вошедшие в списки первой категории (например, стерх, кречет, сокол-сапсан), могут быть проданы или куплены только в исключительных случаях и лишь по согласованию со специальными научными учреждениями.

В списки животных второй категории, торговля которыми строго регламентируется, а экспорт и импорт их требуют специального заключения научных экспертов, из "северян" включены белый медведь, тундровый лебедь, краснозобая казарка. Конвенция предусматривает также составление списков животных и растений третьей категории, включающих виды, охрана которых определяется национальными интересами государств и регламентируется законами этих стран.

Советский Союз заключил и более частные соглашения, играющие немаловажную роль в сохранении северных животных: советско-японскую и советско-американскую конвенции об охране перелетных птиц, Соглашение (с Канадой, США, Данией и Норвегией) о международной охране белого медведя.

Как и во многих других государствах, в СССР была торжественно оглашена Всемирная стратегия охраны природы, подготовленная в 1978 году Международным союзом охраны природы и природных ресурсов. Цель этого документа - выявить экосистемы, а также виды животных и растений, требующие особого внимания, разработать требования по охране живой природы, обосновать и предложить меры по их осуществлению.

Давно уже признаны польза и необходимость заповедников, заказников, национальных парков. А всего можно насчитать больше двух десятков различных категорий охраняемых участков природы - в густонаселенных областях нашей планеты, в местностях с какими-то выдающимися природными условиями или там, где находят прибежище особенно ценные либо редкие представители животного и растительного мира. Кто не слышал, например, о красотах Кавказского, да и многих других наших заповедников, о тех работах по сохранению представителей фауны и флоры, которые здесь проводятся, о "земном рае" для крупных животных в национальных парках Африки или о чудесах природы Йеллоустонского национального парка - старейшего учреждения такого рода в США!

А нужны ли заповедники в Арктике? Ведь население здесь в общем-то невелико, и не является ли она большим "естественным заповедником"? Да и кого, собственно, здесь охранять? Еще относительно недавно такие вопросы возникали и казались обоснованными. Однако в наши дни они вряд ли могут появиться и уж во всяком случае вызовут недоумение. Стало ясно, что Арктика - это вовсе не "естественный заповедник", что здесь есть кого охранять, что охраняемые участки природы на Крайнем Севере особенно необходимы.

В СССР организация заповедников признана одной из наиболее важных и действенных мер охраны природы, особенно сохранения тех или иных ее участков с целью изучения естественного хода природных процессов. Они учреждаются без ограничения срока действия (навечно), причем никакие формы хозяйственной деятельности на их территории, как правило, не допускаются. Заказники обычно организуются на определенный срок, а охраняются в них лишь отдельные природные объекты, чаще всего виды животных или растений. Всего в СССР в начале 1985 года насчитывалось около 140 заповедников и заповедно-охотничьих хозяйств (их территория составляла свыше 10 млн. га, или около 0,6% общей площади страны), несколько национальных парков, многие сотни заказников, тысячи памятников природы, обширные запретные и защитные лесные зоны.

Сеть заповедников, заказников и других охраняемых участков природы на большей части территории СССР сложилась преимущественно в 30-х годах, и теперь она лишь совершенствуется. На Крайнем же Севере страны, где природные ресурсы стали осваиваться намного позже, чем в более южных районах, сеть охраняемых участков природы по существу только складывается: здесь пока организованы четыре заповедника, речь о которых уже шла, и около двадцати заказников.

Главным образом в последние десятилетия стала складываться сеть охраняемых участков природы и в зарубежной Арктике. Следует, однако, иметь в виду, что организация их была обусловлена не только соображениями охраны природы, но подчас и политическими мотивами, как, например, на Аляске, - стремлением правительства США зарезервировать для будущего использования те или иные природные ресурсы. В зарубежных природных резерватах, как и в наших заповедниках, в большинстве случаев запрещаются хозяйственная деятельность и неорганизованный туризм. Однако в национальных парках и заказниках нередко разрешаются не только массовый туризм, но и охота, рыбная ловля, даже разработка полезных ископаемых или заготовки леса.

На Аляске, поскольку о ней уже зашла речь, организованы тринадцать национальных парков, около тридцати заказников диких животных, несколько исторических парков и памятников. Старейший и один из самых больших по площади национальных парков Аляски - Мак-Кинли. Он организован в 1917 году, а его площадь составляет около полутора миллионов гектаров. Мак-Кинли - название расположенной здесь высочайшей горы Северной Америки. Другое название этого национального парка и горы - Денали, что на языке местных индейцев-атабасков означает "дом солнца". Мне довелось побывать здесь и с разрешения местных властей я сделал несколько снимков. Ледники и горные пики сменяются здесь обширными каменными россыпями, смешанные леса - горными тундрами и болотами. Разнообразен и животный мир национального парка, в нем обитает подавляющее большинство свойственных Аляске зверей и птиц. Мак-Кинли - один из самых популярных национальных парков в этом штате; количество посетителей достигает здесь в некоторые годы ста тысяч человек, и среди них немало альпинистов, пытающихся подняться на Мак-Кинли - одну из самых "престижных" горных вершин в мире. Среди альпинистов бывает немало иностранцев, а в 1977 году на вершину успешно поднялись и советские спортсмены.

В одном из национальных парков на Аляске
В одном из национальных парков на Аляске

Национальный парк Ледяной залив создан немного позже, чем Мак-Кинли, и тоже очень популярен. Он расположен на южном побережье Аляски. Приехавших сюда туристов ждут величественные картины сползающих к морю ледников; от ледяных стен то и дело отваливаются большие глыбы - так рождаются айсберги. Человека здесь поражает удивительная близость двух миров - на суше и в море. Сивучи - ближайшие родственники морских котиков - устраивают на лесных опушках лежбища; под берегами, в непосредственной близости от них, пасутся морские исполины - киты. В некоторых из здешних национальных парков представлены и арктические ландшафты. Таков, например, национальный парк Мыс Крузенштерна, история существования которого не превышает десятилетия. Здесь можно увидеть различные типы тундр, стада диких оленей и даже моржей и белых медведей.

Киты у побережья Аляски
Киты у побережья Аляски

Большинство заказников Аляски было организовано для охраны птичьих базаров, местообитаний морских выдр - каланов, мест гнездования и линьки водоплавающей дичи. Однако некоторые заказники, расположенные на севере Аляски, включают в себя различные типы тундр, места размножения или постоянного обитания тех или иных видов арктических животных.

Аляска - это еще не Арктика. Зато в Канаде большие площади занимают арктические пустыни, ледники и, конечно, тундры. Административно они входят в пределы территории Юкон и Северо-Западных территорий.

Еще относительно недавно север Канады оставался слабо населенным, слабо освоенным человеком, и необходимость в организации охраняемых территорий здесь по существу не возникала. Был лишь один национальный парк - старейший и один из самых больших в этой стране (он организован в 1922 году и занимает площадь свыше 4 миллионов гектаров), частично заходивший в Северо-Западные территории из южнее расположенной провинции Альберта. Это Вуд-Буффало ("парк лесных бизонов"). Название его не случайно. Именно лесные бизоны долгое время составляли главное богатство и гордость парка. Еще несколько тысяч лет назад они были широко распространены не только в Северной Америке, но и в Восточной Сибири. Однако до наших дней эти дикие быки (конечно, также и коровы) сохранились только в глухих заболоченных ельниках и лиственничниках парка - в бассейнах рек Пис, Буффало, Бёрч (эти реки несут свои воды в озера Атабаска и Большое Невольничье) и кое-где в его окрестностях.

В 1954 году отсюда же пришло сенсационное известие. В Вуд-Буффало, среди его бескрайних болот (болота здесь широко распространены, как и леса), зоологи обнаружили гнездовье редчайших птиц мира - американских белых журавлей. Это ближайшие родственники стерхов, сходны и их судьбы.

Когда-то американские журавли были широко распространены в Новом Свете от степной до тундровой зоны, хотя особенно многочисленны нигде не были. С наплывом в Америку европейских переселенцев, с распашкой степей и осушением болот журавли лишались привычных мест гнездования, к тому же с каждым годом все больше охотников поджидало пернатых на путях их перелетов. И птицы капитулировали перед "белым" человеком. Последнее гнездо американских белых журавлей в штате Айова нашли в 1883 году, в штате Миннесота - шестью годами позже, а еще через восемь лет птицы вообще перестали размножаться в Соединенных Штатах. На территории Канады последнее их гнездо было найдено в Саскачеване в 1922 году.

После этого многие годы никто уже не встречал их гнезд, хотя примерно тридцать птиц еще сохранились: их видели и во время пролета, и на зимовках. И вот такая счастливая находка! Не буду подробно останавливаться на дальнейшей судьбе американских журавлей, скажу только, что обнаруженное в Вуд-Буффало гнездовье зоологи использовали в работах по спасению этого вида. Уже в 1976 году в мире насчитывалось около восьмидесяти журавлей, и появилась надежда, что они все-таки выживут, уцелеют на нашей планете.

В парке обитают, конечно, не одни бизоны и белые журавли. Здесь увидишь и похожего на кролика местного зайца - небольшого, короткоухого, местную бурундуковую белку (внешне она похожа на нашу белку, поведением - на бурундука). Не редкость в парке скунсы и древесные дикобразы, бобры, черные медведи-барибалы, лоси и дикие северные олени. Здесь обычны воротничковые рябчики, американские кукши, канадские кедровки. Всего же пернатых обитает более двухсот видов.

Открытие на севере Канады в последние годы месторождений нефти и природного газа, развитие других отраслей промышленности и транспорта, рост населения, вообще наступление человека на природу потребовали принятия мер по ее охране, в том числе организации новых национальных парков и заказников. Такими национальными парками, учрежденными здесь в 1972 году, стали Клюан, Наханни и Баффинова Земля.

Первый из них площадью около двух миллионов гектаров - царство ледников и тундр, красочных альпийских лугов и угрюмой тайги. На его территории находятся высочайшие горные пики Канады - горы Св. Ильи, обитает большинство представителей канадской фауны - дикие северные олени, медведи-барибалы и лоси, волки и койоты, горные бараны и сурки, гнездятся около 170 видов птиц. Национальный парк Наханни включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО - настолько уникальны и величественны его ландшафты: один из глубочайших в мире каньонов, грандиозные водопады. Площадь его составляет около полумиллиона гектаров.

Национальный парк Баффинова Земля площадью около двух миллионов гектаров имеет и эскимосское название Ауюиттук ("место, где никогда не тает снег"). Здесь представлены ледники и снежники полуострова Камберленд Баффиновой Земли, ее горные тундры и фиорды. В нем обитают дикие северные олени и песцы, на этой суше устраивают береговые залежки моржи и залегают в берлоги белые медведи, регулярно размножаются около 40 видов птиц, и среди них белоголовые орлы и кречеты, обитатели птичьих базаров - кайры, гагарки, чистики. Археологов в этом национальном парке привлекают остатки эскимосских поселений двухтысячелетней давности.

В последние годы на севере Канады были организованы или организуются и другие национальные парки. Парк Северный Юкон известен как местообитание больших стад диких северных оленей, бурых и белых медведей, лосей, диких баранов. Широкую известность национальному парку Туктуяктук принесли уникальные формы рельефа, связанные с вечной мерзлотой, своеобразные холмы, за которыми закрепилось их эскимосское название "пинго". Самый большой из таких холмов - Ибиук - объявлен к тому же национальным памятником.

Достопримечательности национального парка Залив Батерст - места отёла овцебыков, обитания диких северных оленей, размножения водоплавающей дичи, соколов-сапсанов. Национальный парк Остров Бэнкс призван охранять стада овцебыков, диких северных оленей, места размножения песцов. Основная задача национального парка Залив Уэйджер - охрана стад дикого северного оленя, белого медведя и мест устройства медведями берлог, белухи, нарвала, нескольких видов тюленей. Наконец - о национальном парке Остров Элсмира. Этот парк - самый северный в Канаде, и природа его особенно сурова. Здесь обитают, уже на пределе своего распространения, овцебыки, дикие северные олени, песцы.

Гренландия из иллюминатора самолета предстает бескрайней ледяной глыбой. Поверхность ее искрится под лучами солнца, и кажется, что внизу, в холодной голубой пустыне, жизни нет, что она здесь невозможна. Но на самом деле это не так. Хотя гренландский ледник грандиозен и практически безжизнен, узкая прибрежная полоса острова свободна ото льда, и на ней, так же как и в прилежащих морских водах, жизнь оказывается не такой уж бедной, особенно на юго-западе острова, где в защищенных от сильных ветров долинах поднимаются даже рощицы берез и ольшаники, можно увидеть куртины рябин и можжевельника. Путешественника, попавшего в Гренландию коротким полярным летом, изумляет яркий ковер цветущих трав, нередко расцвечивающих склоны холмов.

Охота на морских и наземных зверей и птиц, рыболовство издавна были основным источником существования гренландцев, давали пищу людям, корм собакам, были источником тепла и света в человеческих жилищах. Однако давний, а нередко и хищнический промысел животных наряду с усиливающимся косвенным влиянием человеческой деятельности- разрушением и загрязнением природной среды - и здесь пагубно сказались на численности многих видов, здесь также стали необходимы определенные меры по охране природы.

Начало таких действий в Гренландии обычно связывают с именем известного датского ботаника М. Порсильда (не случайно его имя носит одно из редких местных растений - бескильница Порсильда). Именно по его инициативе в 1912 году на острове Диско вблизи западного побережья Гренландии был организован первый заповедник. И хотя его территория невелика, доступ в него людей и даже охота в нем не были запрещены, сама идея оказалась плодотворной, . получила признание, и заповедник на острове Диско послужил прообразом других созданных в последующие годы охраняемых территорий Гренландии. В 1947 году на западном побережье ее был организован заповедник Залив Мелвилл, располагающийся на берегах одноименного залива и находящихся в нем островах. Территория этого заповедника была уже практически изъята из хозяйственного использования, ограничивались вход сюда и пребывание здесь людей, запрещена охота (она разрешается лишь в специально отведенных местах местным жителям).

В 1977 году на острове был учрежден Северо-Восточногренландский национальный парк, крупнейший в мире: его площадь составляет около семи миллионов гектаров. Кроме небольших участков побережья вся эта территория занята ледниковым щитом (местами высота его над уровнем моря приближается к трем тысячам метров). Однако животный мир национального парка довольно богат. Здесь можно встретить стада диких северных оленей и овцебыков, обычны песцы и зайцы, нередки белые медведи, относительно разнообразен мир пернатых - гнездятся несколько видов гусей, белые куропатки и белые совы, кречеты, в прибрежных водах обитают моржи и практически все виды тюленей, характерные для Гренландии. В этом национальном парке полностью охраняются как сами животные, так и их местообитания, особенно пастбища оленей и овцебыков, места устройства берлог белыми медведями, места моржовых залежек и гнездования редких видов птиц. Режидо охраны национального парка предусматривает также особые правила поведения в нем туристов - а их поток сюда с каждым годом все возрастает.

Существующий опыт свидетельствует, что заповедники (а также заказники и национальные парки) именно в Арктике представляют наиболее действенную форму охраны природы. Это связано с тем, что в отличие от более южных районов, где сельское и лесное хозяйство ведется на больших и сплошных площадях, здесь и воздействие человека на природу, и распространение нуждающихся в особых мерах охраны объектов приурочены к отдельным очагам. Немаловажно также, что именно в Арктике сохранились, могут быть выявлены и заповеданы значительные по площади участки первичных, не измененных человеком природных комплексов.

Уже говорилось, что характерные для Арктики птицы и звери связаны преимущественно с морем, добывают корм в морских водах или на морских побережьях. Характерно также, что по мере движения к северу среди птичьего населения увеличивается доля видов, связанных с водной средой, - куликов, уток, чаек, чистиков. В высоких широтах Арктики доля сухопутных птиц сокращается до предела. И это естественно: суша здесь настолько бедна кормами, настолько скудна ее растительность, что она не в состоянии прокормить большое число животных.

Все это проявление общей закономерности, свойственной Арктике, а именно большой роли в местных экосистемах их водных компонентов. В экосистемах высоких широт "основа" жизни - море, особенно незамерзающие участки - полыньи. Это обстоятельство необходимо учитывать при организации в высоких широтах охраняемых участков природы, поскольку иначе не может быть обеспечена их экологическая автономия. Между тем автономия экосистемы придает заповеднику или национальному парку особую ценность, ибо, как уже говорилось, важнейшая их задача заключается в изучении природных процессов. Такая автономия - способность существовать и развиваться самостоятельно, без вмешательства человека, - присуща лишь экосистемам малонаселенных областей земного шара, в частности Арктики, и в этом тоже заключается особая ценность арктических заповедников.

Какими же должны быть охраняемые участки природы на Крайнем Севере и где располагаться здесь "идеальным" заповедникам и национальным паркам? (Это, конечно, не значит, что уже существующие заповедники нужно закрыть.) В Арктике прежде всего они должны учитывать экологические особенности зоны и включать в себя не только сушу, но и соседние участки моря, в первую очередь полыньи. Чем дальше к северу, тем в принципе большая часть площади заповедников должна приходиться на море.

При организации тундровых заповедников необходимо учитывать роль в здешних экосистемах северных оленей. Без них не могут нормально существовать и развиваться не только местная растительность, но в какой-то мере и животный мир. Ягельники, например, если их не скусывают олени, "перестаивают", деградируют (среди них накапливаются отмершие части лишайников - "белый торф") и постепенно заменяются другими растительными группировками. Значит, в заповедной тундре, если нет "дикарей", не только допустим, но и необходим (конечно, строго регламентированный) выпас домашних оленей.

Еще одно специфическое требование к охраняемым участкам природы Крайнего Севера - они должны быть достаточно большими по площади. И теоретические расчеты, и существующий практический опыт показывают, что миллион гектаров - это тот минимум, который им необходим.

Остальные требования - общие, относящиеся к охраняемым участкам природы любой части земного шара. Это типичность ландшафтов, характерность растительного и животного мира. Однако, если какие-то уникальные явления природы окажутся также представленными в заповеднике, ценность его от этого лишь возрастет. Важно, чтобы в состав заповедника или национального парка вошли первичные, еще не измененные человеком ландшафты, чтобы природе заповедника не угрожало (во всяком случае сильное) загрязнение или другое проявление человеческой деятельности, развивающейся за пределами охраняемой территории. Немаловажно и такое обстоятельство, как возможность обеспечения нормальных условий для жизни и работы людей: ведь заповедник- это в то же время коллектив сотрудников. В общем требований много, и их перечень можно было бы еще основательно пополнить.

Где же все-таки на Крайнем Севере СССР могут быть организованы "идеальные" заповедники и другие охраняемые участки природы?

Выше уже шла речь о проекте организации заповедников в "ключевых" участках советской Арктики - в районе Земли Франца-Иосифа и в море Лаптевых, в районе Сибирской полыньи. Несомненно, повысило бы экологическую ценность и заповедника "Остров Врангеля", и Семиостровского участка Кандалакшского заповедника включение в их состав значительных участков прилегающих морей. "Идеальный" тундровый заповедник, очевидно, может быть организован в Большеземельской тундре, принятой многими географами за эталон тундровой зоны Евразии (в этом-то заповеднике и будет необходим выпас домашних оленей).

Не перечесть на Крайнем Севере СССР живописных уголков, расположенных нередко вблизи больших городов, крупных воздушных, морских и речных портов и уже ставших популярными местами массового отдыха и туризма. Есть среди них и места, выдающиеся по своей красоте. Это и Полярный Урал с его горными кручами, водопадами и порожистыми реками. Это и озеро Лама, расположенное недалеко от Норильска, с кристально-чистой водой, с удивительной красоты берегами - где облесенными, где скалистыми, со множеством срывающихся к озеру водопадов. Это и удивительные горячие источники Чукотки. Вот где быть арктическим национальным паркам!

Выше рассказывалось об общегосударственных или международных мерах по охране природы, играющих ту или иную роль в сохранении и северных экосистем, животных и растений Крайнего Севера. Наряду с ними в СССР были приняты важные постановления правительства, направленные на охрану именно арктической природы.

Еще в 1921 году В. И. Ленин подписал декрет Совнаркома "Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море". Как уже следует из его названия, этот декрет был направлен на защиту интересов государства в рыбных и зверобойных промыслах Севера, на охрану здешней промысловой фауны.

В 1956 году Совет Министров РСФСР принял специальное постановление "О мерах охраны животных Арктики". Оно предусматривало полный запрет в СССР охоты на белых медведей, промысла моржей и диких северных оленей (добывание моржей и оленей разрешалось, в ограниченном количестве и по специальным лицензиям, только местному населению Крайнего Севера), а также другие меры по их охране, ограничивало и вводило в строгие рамки промысловое использование птичьих базаров и колоний гаг. Это постановление, как уже говорилось, сыграло очень важную роль в сохранении и восстановлении численности белых медведей, чукотского стада моржей, диких северных оленей, обитателей птичьих базаров.

В 1959 году в целях упорядочения использования лесных ресурсов в северной части притундровых лесов была установлена ширина защитных полос от 30 - до 150 км при общей ширине лесотундровой зоны 30-300 км. Специальные законодательные акты предусматривали также меры по сохранению оленьих пастбищ.

В 1984 году Верховным Советом СССР был принят Указ "Об усилении охраны природы в районах Крайнего Севера и морских районах, прилегающих к северному побережью СССР" (Ведомости Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик. 26 ноября 1984 г.), ставший основным нормативным актом, регулирующим проблемы охраны природы этого региона. В отличие от документов, принятых раньше, Указ направлен на охрану не отдельных компонентов природы Севера, а всего ее комплекса; он также впервые устанавливает ряд норм. Так, в Указе подчеркивается, что для сохранения и восстановления природных комплексов, разработки научных основ охраны природы здесь создается система заповедников и заказников, что в нее входят материковые и островные участки, а также участки морского дна и водного пространства. Указ, следовательно, открывает широкие перспективы в организации на Крайнем Севере сети заповедников и других охраняемых участков природы, нацеливает на создание здесь заповедников - экологически автономных и полноценных.

В соответствии с этим документом плавание судов в пределах районов заповедников и заказников может осуществляться только по специальным коридорам, а передвижение транспортных средств по ледовой поверхности в зоне заповедников и заказников возможно лишь по определенным трассам. Кроме того, Указ предусматривает установление особых требований при плавании в Арктике судов, полетах самолетов и вертолетов, при проектировании, строительстве и эксплуатации разного рода предприятий, сооружений и установок.

Указом вводятся также более строгие правила по охране здесь земель и растительности (например, запрещается использовать механизированный транспорт для передвижения за пределами дорог и других специальных трасс - как в тундре, так и в лесотундре), вод и воздуха (при очистке сточных вод и выбросов в атмосферу должна учитываться повышенная уязвимость природы этих районов), животного мира (устанавливаются особые ограничения на добывание здесь диких зверей, птиц и других животных), предусматривается необходимость восстановления на Крайнем Севере возобновимых природных ресурсов, которым причинен ущерб при строительных, геологоразведочных и иных работах, ограничивается посещение Арктики туристами. Указ предусматривает, что в случае нарушения его положений лица, виновные в этом, несут как административную, так и уголовную ответственность.

Хрупкость и повышенная уязвимость живой природы Арктики стали сегодня очевидными. Стало очевидным и другое: необходимость бережного к ней отношения. На то направлены нормы природопользования в Арктике, многие законы по ее охране, принятые в странах этого региона. Наконец, - и это, наверное, самое главное - в мире растут "экологическая сознательность" и число защитников природы, в том числе и Крайнего Севера. Все это особенно относится к Советскому Союзу, к советской Арктике, где природа стала достоянием всего народа. Вот всего лишь один факт, говорящий сам за себя. В начале января 1985 года в проливе Сенявина, вблизи того самого острова Итыгран, на котором древние охотники построили "Китовую аллею", попало в беду тысячеголовое стадо белух. Увлекшись погоней за сайкой, звери оказались на мелководье, в ледовой ловушке. Они скопились в двух небольших полыньях, задыхались, голодали.

Однако люди не позарились на легкую добычу. Рыбаки, охотники, механизаторы местного совхоза день за днем, неделю за неделей, не страшась морозов и пурги, боролись за спасение пленников - скалывали по краям полыней лед, вывозили его тракторами на берег, даже подкармливали белух рыбой. Гибель зверей удалось предотвратить. А в начале февраля, оставив свою вахту по проводке судов, к проливу Сенявина подошел ледокол "Москва". Он пробил во льдах канал и помог выйти белухам из ловушки...

предыдущая главасодержаниеследующая глава


ортомол, arthro immun vital orthomol

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"