Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Когда закрыт затвор плотины

Наступил черед осматривать подводную часть агрегата Кислогубской ПЭС. В этот день затворы-ворота со стороны бассейна опустили, и поток воды, усмиренный ими, затих.

Ныряем с крутого берега вдвоем, перед маской проплывает каменный откос дамбы, обросший водорослями и покрытый, моллюсками, затем появляется подводная часть строения. Бе­тон покрыт белыми точками балянусов и обрывками водорос­лей. За стойкой темнеет проем, справа угадывается срединный бык, виден он плохо. Масштабы сооружения таковы, что в полумраке глубины теряется основная его часть.

Проплыв от левого проема к правому, зависаем в зоне дей­ствия затвора, 64 квадратных метра перекрывает его стальной щит. Но сейчас затвор снят и установлен на блоке в специаль­ных опорах; мы можем спокойно заплыть вглубь мрачного бетонного тоннеля. Течения в тоннеле нет. Кроме бассейнового, закрыт еще и центральный веерный затвор, который образуют лопатки направляющего аппарата. Можно обследовать кони­ческое горло проточной части.

Плыву вглубь рукотворной пещеры, тьма сгущается, Напарника уже не видно, хотя он рядом. Неожиданно маска ка­сается металла турбины. Глаза привыкают к темноте, начинаю различать четыре лопасти - «ладони» машины, поставленных поперек течения. Но сейчас массивный пропеллер недвижим, все замерло. Пытаюсь представить турбину в работе... Тогда здесь ревет водяной смерч, мчатся в неистовой круговерти ло­пасти, вращая вал генератора. А сейчас вокруг тишина, лишь пузыри выдыхаемого нами воздуха собираются на потолке тон­неля и по наклонной арке убегают в море.

Аквалангист фотографирует отверстие в проточной части блока ПЭС, через которое, при закрытых щитовых затворах, откачивается морская вода
Аквалангист фотографирует отверстие в проточной части блока ПЭС, через которое, при закрытых щитовых затворах, откачивается морская вода

Сзади голубеет квадрат окна. Надо отыскать приемную решетку трубопровода и сфотографировать ее. Опускаемся на дно тоннеля и плывем обратно. У самого порога находим от­верстие в бетоне водовода, забранное частоколом стальных прутьев. Решетка покрыта наростами моллюсков и мелкими ламинариями. Вспышка света, еще и еще. Сделав снимки, плывем дальше. Попутно обследовали мы и очистили порог затвора, взяли образцы моллюсков с поверхности водовода и, выйдя из воды, наградили ожидающих нас работников морски­ми звездами.

В следующий раз под воду шли втроем, третий аквалангист решил попробовать подводный телефон, который он, бывший моряк-связист, смонтировал в своем гидрокостюме. Проплы­вая у окна тоннеля, нашли кусок водопроводной трубы, кото­рый мешал затвору. Порог очистили и поплыли фотографировать внутреннюю поверхность водовода-тоннеля. В него прак­тически не проникают солнечные лучи, а стремительный поток воды должен срывать с бетонных стен все живое. Однако за время эксплуатации станции выяснилось: поверхность водово­да интенсивно заселяется морскими обитателями - мидиями, балянусами, водорослями, хотя последние и не достигают здесь значительных размеров.

Обследование проточной части блока ПЭС под водой сопряжено с трудностями: внутри бетонного туннеля сплошной мрак, и только лампа вспышка вскрыла его тайны. Рядом с аквалангистом - лопасти турбины
Обследование проточной части блока ПЭС под водой сопряжено с трудностями: внутри бетонного туннеля сплошной мрак, и только лампа вспышка вскрыла его тайны. Рядом с аквалангистом - лопасти турбины

Вдвоем вплываем в тоннель, поручая связисту подтягивать страховочный фал с телефонным кабелем. Вблизи турбины я обратил внимание на два ярких пятна, видневшихся среди ло­паток направляющего аппарата. Чуть дальше почувствовал, что меня тащит потоком воды вглубь конуса, и, только повиснув на лопастях турбины, я смог удержаться. Напарник последо­вал моему примеру, и наш изобретатель, который, ничего не подозревая, подплывал к нам, тоже почувствовал неладное. Теперь уже втроем сопротивлялись мы потоку, поддерживая друг друга. Но долго это продолжаться не могло - ведь у нас запас воздуха ограничен, а лопасти скользкие, и гладкие, трудно за них держаться. Как же выбраться наружу?

Световые пятна оказались сквозными окнами в направляю­щем аппарате, две лопатки не повернулись в общем веере за­твора, и в эти зазоры стал виден выход из раструба в бассейн. Прилив только начинался, течение было еще слабым, но без посторонней помощи выплыть из этой западни нам было уже не под силу. Выручил телефон, по которому мы и связались с теми, кто оставался на берегу. Всех троих, повиснувших гроздью на страховочном конце, нас выудили из стремнины, как рыб, пойманных крючком.

Проверка показала, что были повреждены две предохрани­тельные шпильки привода лопаток и они не встали на свое место при общем повороте затвора, а противоположные ворота в тот раз мы не опускали - понадеялись на исправность веера. Дальнейшую фотосъемку мы смогли провести уже после ремон­та лопаток.

Этот случай еще раз показал: надо учитывать малейшие детали при погружениях, проверять все еще и еще раз. Велика опасность недооценки морской стихии. И об этом всегда сле­дует помнить подводникам. Мы избежали серьезной опасности, потому что один из нас троих оказался все же предусмотритель­нее всех.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"