Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Схватка

Для зарядки аквалангов катер ходил два раза в неделю на соседний с биостанцией остров Средний, так как двигатель расположенной близко к нам электростанции на мысе Картеш оказался для этого слишком маломощным. На Среднем же работал лесозавод, следовательно, проблем с электроэнергией не было.

Однажды мы добрались до острова ранним утром, быстро закачали воздух в аппараты, но обстоятельства сложились так, что пришлось задержаться здесь до полудня. Чтобы не терять времени даром, решили понырять вблизи Среднего.

Местные рыбаки рассказали, что у старого причала про­пасть зубатки, которая хорошо ловится на донки, оснащенные массивными коваными крючками-тройниками. Наживкой слу­жили раздробленные раковины мидий. Грех было не восполь­зоваться такой информацией. И в скором времени мы уже обследовали скалу у причала, отвесно уходившую в воду на 35-40 метров. У основания скалы начиналось пологое дно. Это место и облюбовали зубатки.

Конечно же, мы не пропустили мимо ушей предупреждение о том, что соваться к этой «милой рыбке» с голыми руками опасно. Свирепая хищница свои усаженные острыми зубами челюсти пускает в ход сразу же, как только почувствует какую-либо угрозу. Мы узнали, например, что, попав из сетей в лодку, она конвульсивно сжимает и разжимает пасть. И то­гда держись подальше! Не спасет и резина сапога, словом, настоящий капкан, а не пасть! Зная характер зубаток, рыбаки берут с собой в лодки деревянные колотушки только ими и можно усмирить свирепых рыбин.

Когда мы погружались, предвкушая встречу с зубаткой, я положился на свой фотоаппарат - увесистый металлический бокс, а Саша Гневко прихватил метровую острогу. Для бы­строты погружения мы запаслись массивными камнями.

Отвесная скала круто уходила вниз, граница приливной зоны четко выделялась на ней бахромой фукусов. Глубже на­чали попадаться ленты ламинарий и кустики бурых водорос­лей. Северный склон представлял собой унылый темно-бурый гранит. Утес был слабо освещен и, вероятно, плохо прогревал­ся лучами солнца. На глубине 10-15 метров появился первый уступ - карниз в несколько метров шириной. На его площад­ке мы заметили скопление звезд и светлый нарост, по форме напоминающий оленьи рожки, мягкие, упругие и бархатистые на ощупь. Судя по описаниям ученых, это была одна из раз­новидностей губок, огромное разнообразие которых встреча­ется на дне морей и океанов да и в пресных озерах.

Губки самых разнообразных форм 'позировали' мне на беломорском дне
Губки самых разнообразных форм 'позировали' мне на беломорском дне

Чем глубже, тем вода холоднее, но с глубиной растений и животных на малых и больших уступах скалы становились не меньше, а больше. Попадались губки самых разнообразных форм; то растопыренная пятерня, торчащая из каменной щели, то диковинный гриб на тонкой ножке. У губок все тело прони­зано множеством каналов, через которые они, как живые фильтры, процеживают воду. Входные отверстия каналов, по­хожие на темные кружки или овалы, ясно различались на причудливых наростах. Я попытался оторвать одну из губок от скалы, но, к моему удивлению, мягкая и податливая на ощупь, она держалась весьма прочно.

Как мы узнали позднее, высушенные губки Белого моря весьма хрупки и непрочны, так как скелет их состоит из из­вестковых и кремнеземных игл. Иглы эти, хотя и сохраняют первоначальную форму животного, рассыпаются в прах даже от легкого прикосновения. У так называемых роговых губок скелет состоит из достаточно прочных спонгиновых нитей, по­этому губка хорошо поддается обработке. Такие губки водят­ся, например, в Средиземном море и издавна служат объектом промысла.

Беломорские губки
Беломорские губки

Наконец мы миновали уступы, щели и выемки каменной стены и увидели площадку, образующую с ней прямой угол. В месте стыка стены и дна темнели провалы, очень похожие на норы. Дно было покрыто илом, но на каменистых россыпях темнели многочисленные поселения мидий. У одной из нор виднелась груда разбитых и исковерканных раковин. Осколки их поблескивали яркими пятнами, они, казалось, светились в зеленоватом сумраке, отражая те немногие лучи, которые достигали дна. Мы поняли, что достигли предельной для аквалангистов глубины и долго здесь находиться небезопасно. Однако, обменявшись сигналами, все-таки решили проплыть еще немного вдоль стыка стены и дна.

Подплывая к одной из расщелин, Саша ткнул в нее гарпу­ном. В тот же миг из темноты вылетел какой-то мутно-серый клубок, и огромная зубатка с треугольной головой, принятой мною вначале за камень, повисла на древке гарпуна, вцепив­шись зубами в алюминиевый стержень. На поверхности ме­талла от ее зубов остались глубокие борозды. Рыба, извива­ясь и крутясь вокруг стержня, все ближе подбиралась к руке моего спутника. Впоследствии я очень жалел, что не заснял эту сцену. Но в тот момент я просто забыл, что в руках у меня фотоаппарат, а не орудие защиты. Размахивая фотобоксом со вспышкой, кинулся на выручку, стараясь стукнуть зубатку по голове, но мешало сопротивление воды. В конце концов, мне все-таки удалось зацепить рыбину рефлектором.

Сначала зубатка, увлеченная борьбой с металлической острогой, не обращала внимания на наносимые ей удары, но вот она сменила объект нападения и повисла на рефлекторе. Теперь она терзала гладкую и блестящую поверхность нержавеющей стали. Сражаясь с метровой рыбиной фотобоксом, я чувствовал могучую ее силу. Наконец с немалым трудом зу­батку удалось прижать к каменистому дну. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Саша успел вонзить трезубец ей в бок. Но рыба, несмотря на это, не выпускала край рефлек­тора и мертвой хваткой держала его. Так мы и всплыли на поверхность втроем.

Тут рыба выпустила рефлектор и, разевая страшную пасть, принялась хватать нас за руки. Спотыкаясь и скользя ластами на камнях, расшибая колени и локти, вылезли мы кое-как на берег. Оказалось, что от места погружения находимся метров за сто. Выбрались на пологую прибрежную площадку. Поло­жив на ближние валуны фототехнику и успокоив рыбу, пова­лились на поросший мхом и ягодником берег.

Так состоялось знакомство с зубаткой в ее владениях. По­дошедшие товарищи восхищенно рассматривали свирепую хищницу, предвкушая отличный ужин. Мы же, припоминая все подробности схватки, еще раз подивились отваге и стре­мительности зубатки, оборонявшей себя и свой дом. Как раз к этому времени зубатки откладывают в подводные норы или расщелины икру. Вероятно, рыба приняла нас за тюленей и защищала от нас свою кладку. Мясо десятикилограммовой рыбины оказалось очень вкусным, а похвала друзей за пре­красный ужин щедро вознаградила нас за перенесенные тре­волнения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"