Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мы - аквалангисты

Главные богатства океана - вдохновение и радость,
которые можно черпать из него бесконечно.

Жак-Ив Кусто

Море... Никого оно не оставляет равнодушным. Оно много­образно и многолико. То оно ласковое, с нежными пастель­ными красками, с закатами и восходами, очарование которых не передать словами, то суровое, с тяжелыми свинцовыми волнами, необузданно яростное. Южное море или северное, летнее или зимнее, с песчаными пляжами или скалистыми берегами, скованное льдами или манящее своим ласковым прикосновением - все это разные грани одной великой и за­гадочной сущности. Море таит в себе почти не тронутые пока богатства, в нем и разгадка многих тайн бытия. Надо ли удив­ляться тому, что столько людей постоянно стремятся встре­титься с ним.

В этой книге я рассказываю о том, как люди, далекие по специальности от наук о море, оказались причастными к ос­воению прибрежных морских территорий, о том, как они по­могали ученым в их трудной работе - познавании взаимо­связей жизни моря.

...Все началось со спортивного увлечения: мы решили овладеть искусством подводного плавания. Но это оказалось не так-то просто - море не сразу пустило нас в свои глуби­ны, оно устраивало экзамены, и порой очень суровые.

С первых дней мы в полной мере испытали на себе спра­ведливость закона Архимеда, по которому всякое погружен­ное в воду тело выталкивается из нее с силой, равной весу вытесненной воды. Но у моря было еще множество других законов и загадок, которые надо было изучить и отгадать.

Увлечение подводным плаванием началось после выхода на широкий экран фильмов «Голубой континент» и «В мире безмолвия», заснятых французскими аквалангистами. Но то были фильмы о таких морях, плавать в которых - одно удо­вольствие. А чем же нас, северян, привлекло море? Ответ на этот вопрос я пытаюсь дать в предложенной вниманию чита­телей книге.

Та группа, о которой я рассказываю, сформировалась в секцию подводного спорта при МВТУ имени Баумана. Начи­нать было не просто, ведь в продаже аквалангов не было и в помине. А тем более приборов, обеспечивающих любитель­ские легководолазные погружения. Приходилось все делать самим - обмозговать, проектировать, конструировать. Это мы умели - научились в вузе, труднее было с изготовлением оборудования, но смекалка и энтузиазм и здесь пришли на помощь.

Наша секция объединяла студентов, аспирантов, инжене­ров, рабочих и преподавателей. Мы учились нырять в бассей­нах, общались с подобными же группами из других организа­ций и готовились к серьезным делам. Немало нам помогли Спортивный клуб и комитет ДОСААФ МВТУ, хотя это и то­му, и другому добавляло немало забот и хлопот. И надо пря­мо сказать, что без упорства, без уверенности в перспектив­ности нашего дела, без взаимной поддержки и выручки наша увлеченность подводным спортом могла бы сойти на нет.

Мы создавали необычную технику, для нас она была нова и конструктивна, и технологически: на вид прямо-таки кос­мические дыхательные аппараты, облегченные гидрокостюмы, фото- и киноаппараты. Одновременно занимались компрес­сорными установками и навигационными приборами.

Летом 1959 года состоялась наша первая экспедиция, она была разведочной. Мы решили на Белом море проверить со­зданную технику, отработать методику, легководолазных погружений и наладить контакты с беломорскими гидробиоло­гами. Многие видели в экспедиции лишь увлекательную по­ездку, но более дальновидные - дело, могущее принести пользу.

Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, насколько была важна эта первая экспедиция: именно тогда были установ­лены прочные контакты между нами, любителями-акваланги­стами, и специалистами-гидробиологами. И еще: тот костяк спортсменов, который сформировался в экспедиции, не рас­пался и по сей день.

Большинство из нас почти все свободное время отдавали подводному спорту. Это позволило мне и моим товарищам внимательно вглядеться в подводный мир, научиться чувство­вать себя там как дома, проложить подводные тропы в Бе­ринговом, Баренцевом, Белом, Черном, Охотском, Японском морях, на Каспии и в Иссык-Куле. Мы видели следы затонув­ших городов и останки бригантин, нам встречались занесен­ные илом амфоры и осколки другой древней посуды, и тут же мы любовались игрой в водной толще рыбьих стай, или реактивным полетом осьминога, проплывали сквозь заросли придонной растительности и настоящие джунгли из водо­рослей.

И во все экспедиции брал я с собою подводный фотоаппа­рат. В кадр попадали осьминоги и акулы, детали разрушен­ных землетрясением причалов и стабилизаторы оставшейся со времен войны торпеды, шпангоуты затопленного фрегата «Паллада» и конструкции подводной части первой в стране приливной электростанции - ПЭС.

Аквалангистам морская стихия дарит неповторимое чувство невесомости. Ластоногий человек-рыба как бы парит в морской толще, у него нет ощущения, что он вторгся в чуж­дую для себя среду. Он забывает, что товарищи только что с трудом натянули на него непослушный и тесный гидрокос­тюм, что на плечах и поясе укреплено несколько десятков килограммов груза - полезного и балластного. Он не обра­щает внимания даже на холод, который пробирается к паль­цам рук и ног. Все внимание - на какой-нибудь, появляю­щийся в странном сине-зеленом освещении подводный утес, служащий пристанищем для множества обитателей - расте­ний и животных. Это мир необычных красок и форм. Руки сами наводят на них объектив фотокамеры. Вспыхивает яркий свет лампы-вспышки. А глубже все темнее и темнее. Трудно уже различить цвета. Иной раз аквалангист наводит объек­тив на какую-нибудь бурую кочку. А запечатленная на плен­ке, она оказывается настоящим морским «цветком».

В большинстве случаев о результатах подводной съемки узнаешь только в фотолаборатории. Снимать под водой - это не совсем то (вернее, совсем не то!), что на суше. Не говоря уже о необходимости герметизировать самым тщательным образом всю аппаратуру и в таком виде ее настраивать и ре­гулировать, вода - иная стихия, чем воздух, со своими зако­нами оптики и другими физическими свойствами. Все это мы, аквалангисты, постигали не только в теории, но и на прак­тике. Ну а что из этого получилось, пусть судит читатель по цветным фотографиям на вклейках этой книги.

Наш спортивный коллектив не ставил целью готовить спе­циалистов для исследований моря, многих из нас интересова­ли сами погружения в воду, многие увлеклись созданием тех­нического оснащения, но жизнь брала свое: зарождалась но­вая профессия - исследователь-аквалангист. Именно из сре­ды спортсменов-аквалангистов вышли первые специалисты, совмещающие спортивную подготовку и профессиональные знания. Но исследователей-легководолазов - океанологов, гид­робиологов, ученых других специальностей - остро не хва­тает и по сей день.

В последнее время интерес к подводному спорту у моло­дежи стал угасать. А жаль, ведь технические возможности у современных спортсменов намного выше, чем в свое время были у нас. А работа аквалангиста-исследователя не только захватывающе интересна, но и очень нужна. Все знают, что море кормит, дает сырье и энергию, но не все глубоко про­чувствовали и уяснили, что оно нуждается в защите. Нам, аквалангистам, очень хорошо видны следы общения человека с морем. И многое заставляет насторожиться или даже вызы­вает горячий протест. Мы замечаем, как оскудели или совсем исчезли рыбьи хороводы там, где раньше морские ерши ты­кались прямо в съемочные иллюминаторы подводных фото­аппаратов. Все чаще попадаются и безрадостные картины подводных свалок - возле портовых сооружений, прибрежных строек промышленных предприятий. Изучая море, акваланги­сты первыми дают сигналы о том, что нужны охранительные меры.

Наши маршруты пролегли в самые отдаленные уголки страны, даже к тем морям, которые ранее считались совер­шенно недоступными для легководолазов из-за суровых усло­вий. И в этом смысле мы стали первооткрывателями морских глубин многих северных районов. Хочется верить, что это оставило след в их изучении.

И с кормы корабля, и сквозь стекло легководолазной мас­ки мы очень хорошо видели, что нет двух одинаковых морей. В глубинах каждого свой цвет и свет, свое неповторимое убранство.

Слово «романтика» для многих имеет какой-то неопреде­ленный смысл, как тяга в неведомые дали к чему-то неизве­данному. Для нас, аквалангистов, это слово связано с совер­шенно точным адресом. Собираясь в очередную экспедицию, заказываем билеты до владений грозного морского бога - Нептуна.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://antarctic.su/ "Antarctic.su: Арктика и Антарктика"